Накал страстей вокруг Евромайдана, как и во времена Оранжевой революции, разбередил противоречия по линии восток — запад, а в экспертной среде заговорили об угрозе раскола страны. Горячие споры о внешнеполитическом курсе между жителями Западной и Восточной Украины все чаще заканчиваются фразами вроде «Ну и идите вы в ЕС (Россию), но без нас». Новый импульс сепаратистским настроениям придали решения о создании своих «правительств» в западноукраинских областях. Тернопольский, Ивано-Франковский, Львовский облсоветы приняли решение о ликвидации облгосадминистраций и подчинении с 1 января 2014 года всех госструктур в регионах исполкомам облсоветов, которые, как известно, на Галичине контролируются оппозицией

Похожие процессы уже, кстати, происходили в 2004 году, когда западные регионы отказались признавать Януковича президентом и платить налоги в центр. Нынешний западноукраинский административный переворот, по мнению части аналитиков, может стать фундаментом для отделения региона, в случае если страна пойдет на союз с Россией.

Облсоветы vs ОГА

Инициаторы ликвидации облгосадминистраций отметают сепаратистскую подоплеку и настаивают на других причинах — бойкоте центральной власти и попытке спасти регион от экономического кризиса. «Государство задолжало миллиарды гривен по платежам, облсоветы же берут на себя ответственность за выведение области из кризиса, — объясняет «Репортеру» нардеп-«свободовец», бывший председатель Ивано-Франковского облсовета Александр Сыч. — Обладминистрации мало того что не справляются со своими обязанностями, так еще и живут за счет облсоветов — арендуют здание на льготных условиях, содержат автопарк. Если с них брать за аренду по рыночным расценкам, то они быстро обанкротятся».

В обладминистрациях решения областных депутатов считают филькиной грамотой и готовятся оспорить их в суде как незаконные. «Есть Конституция и закон Украины, по которым исполнительная власть на местах принадлежит госадминистрациям. Такие действия облсоветов грозят разрушением нашего государства, ведь не может полстраны жить по одним законам, а остальная часть — по другим», — бьет тревогу губернатор Ивано-Франковской области Василий Чуднов. Его львовский коллега Олег Сало добавляет, что ликвидация ОГА не выведет область из кризиса, а, наоборот, приведет к коллапсу. «Казначейство перекроет платежи, и люди не получат ни пенсий, ни зарплат», — предупредил Сало. Тем более что в бюджетном плане западноукраинские регионы являются дотационными и держатся на финансировании из центра.

Депутаты бунтарских облсоветов настаивают, что их решение законно и соответствует Европейской хартии местного самоуправления: мол, они просто вернули полномочия, которые местные советы делегировали администрациям еще в середине 1990-х. В этом их поддерживают и многие западноукраинские интеллектуалы.

«Речь идет не об автономии Галичины, а о давно назревшем укреплении местного самоуправления, — объясняет в разговоре с «Репортером» известный львовский политолог, редактор культурологического журнала «Ї» Тарас Возняк. — За последние три года президент чрезмерно централизовал власть в своих руках, создал очень жесткие властные вертикали и полностью взял под контроль финансовые потоки в стране. Ряд облсоветов решил разрушить примитивную постсоветскую вертикаль и создать европейскую модель управления. Например, в соседней Польше хозяйством воеводства (области) управляет маршалок сеймика (это как наш председатель облсовета). А за представителем центральной власти — воеводой — остаются функции надзора над силовыми ведомствами и законностью».

«У нас не будет второго Приднестровья»

Вместе с тем из-за последних событий в Киеве и в связи с отказом от подписания Соглашения с ЕС на Галичине, пожалуй, впервые стали слышны сепаратистские нотки. При этом возможное отделение вызывает неоднозначные чувства среди западноукраинских обывателей.

С одной стороны, они любят скандировать «Схід і Захід разом», а рассуждения об отсоединении считают крамолой, инспирированной извне. В то же время на кухнях, базарах и в такси все чаще звучат фразы вроде: «Если донецкие не хотят идти в Европу, пойдем туда сами».

Тарас Возняк сравнивает такую противоречивость чувств с историей о чемодане без ручки: и нести тяжело, и выбросить жалко. «Правда, не известно, кто чемодан, а кто его несет», — иронизирует политолог. По его словам, во многих странах есть свои проблемные регионы, где происходят автономные брожения (в Румынии — венгерская Трансильвания, в Испании — Каталония). Однако в Европе после Второй мировой войны установился статус-кво: границы не меняются. Только распад СССР немного встряхнул эту систему. «При вхождении в ЕС противоречия снимутся: регионы получат столько прав, что ни у кого не будет оснований бороться за культурную или экономическую самостоятельность, — убежден Возняк. — Это только в тоталитарных посткоммунистических странах напряжения в регионах имели реальные основания. Другой вопрос, что Украина пока не живет по европейским стандартам и эти напряжения у нас еще живы».

Впрочем, Возняк не видит реальных предпосылок для сепаратизма. «Раскол как элемент устрашения или политическая технология в украинском обществе не сработает, — уверен он. — Все понимают: отделение части страны может привести к гражданской войне. Разница между регионами не настолько большая, чтобы кто-то был готов проливать за это свою и чужую кровь. Олигархи и средний класс с обеих сторон противостояния не заинтересованы в эскалации, у них одни цели: стабильность и сильное единое государство. Только в случае неимоверного катаклизма можно ждать интервенции российских войск в Крым, но это не означает, что Галичина должна отсоединиться от Полтавы или Чернигова. Наоборот, надо ждать тенденции к еще большей консолидации общества. Никто не заинтересован, чтобы Крым стал новой Приднестровской Республикой. А Галичина и подавно не имеет никаких шансов превратиться в Приднестровье — она останется вместе с Киевом».

А если бы Галичина таки попыталась получить автономию, то, по мнению Возняка, ее ждала бы незавидная судьба Западноукраинской Народной Республики, которая просуществовала меньше года (с 1918-го по 1919-й) и была разделена между Польшей, Румынией и Чехословакией.

«Отменить пакт Молотова-Риббентропа»

Между тем, пока что на уровне шуток и обсуждений на интернет-фору-мах, тема отделения Галичины для быстрого вступления в ЕС нет-нет да и проскальзывает. Например, после провального для сторонников евроинтеграции Вильнюсского саммита много шума наделало решение городских властей Рава-Русской (город на границе с Польшей), которые попросились в ЕС отдельно от всей страны. В интернете даже появилась шутка, что надо отменить пакт Молотова-Риббентропа (по которому Сталин присоединил Галичину к остальной Украине), вернуть Львов, Тернополь и Ивано-Франковск в состав Польши — и они автоматом попадают в ЕС.

«Все-таки мы со схидняками — разные. Хоть как мы их ни принимаем во Львове на Рождество, угощаем кофе с пончиками, водим на экскурсии, но мыслят они по-другому, и их не переубедить, — рассуждает львовский таксист Олег. — Вез я однажды пассажиров, приехавших по делам во Львов из Днепропетровска. Они со мной начали спорить, мол, зачем вы устроили этот бардак с Майданом. Да еще и стали агитировать за Россию. Я еле сдержал эмоции и отрезал: если мы такие плохие, то отдайте нас Польше, а сами, если хотите, идите в новый СССР. Как ни крути, схидняки ближе к России, а западенцы — к Европе. Основатель Львова, король Данило Галицкий, принял корону из рук Папы Римского, Галичина много веков была под властью Польши и Австро-Венгрии (прабабушка рассказывала, что лучше всего жилось „за Австрії“), и все это отра-зилось на нашей ментальности. У нас, как и у европейцев, ухоженные домики, дворы, мы открываем уютные кафешки, хостелы. В Восточной Украине быт убогий, людям чужды украинский язык и культура, они не хотят смотреть фильмы с украинским дубляжом. Там живут украинцы по паспорту, но не по духу».

Своя мини-Европа

Средний класс Галичины рассуждает об автономии гораздо реже, чем простой народ.

«Украина — едина. Наш путь — в ЕС, но только вместе с остальной страной. Ну, а если пока не суждено… Соборность государства важнее изменения его курса. Нельзя отдать России ни кусочка украинской земли, а жителей Восточной Украины нужно переубеждать, им просто не хватает информации. Разговоры о расколе выгодны тем, кто против евроинтеграции», — возбужденно доказывает владелец львовского продуктового магазинчика Игорь Стасюк.

Бунт облсоветов западных областей Украины против центральной власти одними воспринимается как попытка укрепления местного самоуправления, другими — как проявление сепаратизма

Правда, некоторые представители среднего класса все же видят будущее для автономной Галичины.

«Мы бы создали тут свою мини-Европу, такую себе обновленную Западно-украинскую Республику, — мечтает львовский программист Роман Шевцив. — Почему-то считается, что Донбасс кормит Западную Украину, а я уверен, что мы бы сами „дали собі раду“. У нас, конечно, нет заводов, но есть плодородные земли и трудолюбивые люди. Можно развивать туризм во Львове, Карпатах, Трускавце. Помогли бы на первых порах денежные переводы заробитчан (большинство ведь родом из Западной Украины). Они присылают в Украину по несколько миллиардов долларов в год. А еще у нас есть свой газ, уголь и, говорят, даже нефть в Карпатах. Президентом мог бы стать, например, мэр Львова Андрей Садовой — он себя очень хорошо проявил во время всех этих революционных событий. Но так как у него непростые отношения со „Свободой“, которая контролирует местные советы, ему было бы непросто. Еще один кандидат — бывший глава УГКЦ Любомир Гузар, хотя он уже пожилой».

Кстати, сам Гузар себя в такой роли не рассматривает и подчеркивает, что грекокатолическая церковь выступает за единство Украины (не зря УГКЦ, которая всегда считалась «западенской» церковью, перенесла свою администрацию в Киев).

«Нужно воспитывать народ в том духе, что мы должны быть эффективно одним целым», — заявил Любомир Гузар.

«Станем прислугой»

Оптимизма по поводу автономной Галичины не разделяет львовский предприниматель Андрей Стасив: «Экономическая независимость Галичины — это миф. Регион быстро ослабнет без остальной Украины, ведь у нас нет ресурсов и промышленности. Туризм тоже не вытянет экономику: чтобы туристы поехали в Карпаты, нужны крупные инвестиции. Отдых в горах соседней Польши дешевле и комфортнее. Также мы бы столкнулись с кадровой проблемой. Специалистов, эффективных управленцев во Львове не хватает. Среди наших «щирих» патриотов немало воров и популистов, та же «банда», что и в столице, только в вышиванках. Вон как земельку дерибанят в горсовете. Так как сама по себе Западная Украина не выживет, ее быстро подомнет под себя Польша. Многие сразу рванут в Европу, но там их ждет низкооплачиваемый труд — прислуги и чернорабочих».

Эстетствующие сепаратисты

Тема «независимой Галичины» всегда будоражила местную интеллигенцию. Тарас Возняк даже называет «галицкий сепаратизм» выдумкой нескольких эстетствующих львовян. Идеологом автономии выступает львовский публицист Владимир Павлив.

«Изменение административно-территориального формата государства — это только вопрос времени. И можно предположить, что времени этого не так уж и много», — пишет он в своем блоге.

Известный писатель, уроженец Ивано-Франковска Юрий Андрухович рьяно ратовал за отделение Донбасса и Крыма, которые, как он считает, политически являются частью российской нации.

«Мы утешаем себя иллюзией территориальной целостности, которой на самом деле нет», — заявил он как-то в интервью УНИАН.

Его коллега, писатель Тарас Прохасько вообще назвал Донбасс и Крым «гангреной для украинского государства» и прямо призвал к федерализации страны. За отделение Галичины выступает Влодко Костырко — авторитетный среди львовской интеллигенции художник и дизайнер.

«На самом деле Галичине чужд сепаратизм, — парирует на своей страничке в соцсети львовская журналистка Татьяна Вергелес. — Эти идеи навязываются извне, и играется в них отдельная кучка, секточка».

Гиперсоборники

«По всем соцопросам, галичане — гиперсоборники», — добавляет Возняк. Социологи в этом вопросе традиционно единодушны: около 80% львовян — за соборность и против отделения, автономии хотят около 5–7%. При этом ситуация кардинально меняется, если поставить вопрос по-другому: согласны ли вы оставаться в составе Украины в случае союза с Россией? Вот тогда отделение Галичины поддерживает 45% львовян.

«Аналогичны цифры в масштабах всей Украины: 85–90% выступают против любых отделений», — сказал нам руководитель социологической группы «Рейтинг» Алексей Антипович.

Отделение Галичины, по его данным, поддерживают только 5% украинцев (на западе страны — менее 1%, а вот на юго-востоке от Галичины хотят избавиться более 10%). За отсоединение Донбасса выступают лишь два процента жителей страны (на западе — 2% и в то же время 8% — в самом Донбассе). Кстати, почти половина опрошенных (46%) готовы в случае угрозы бороться за целостность Украины с оружием в руках.

«За последние три года это самый высокий показатель», — отмечает Антипович.

Эксперты сходятся во мнении: сепаратистские тенденции на Галичине появляются каждый раз, как только нарастает напряжение между востоком и западом страны. Противоречия между проевропейским западом и пророссийским юго-востоком усиливаются в моменты острого политического кризиса, как сейчас и в Оранжевую революцию. А также когда всплывают спорные темы вроде признания героями Бандеры и вояк ОУН-УПА (что очень раздражает восток Украины) или придания статуса государственного русскому языку (двуязычие принимают в штыки на западе страны). Впрочем, самым сильным раздражителем, способным окончательно рассорить запад и восток, может стать мощный дрейф в сторону России. Если жители юго-востока выскажутся за присоединение к Евразийскому союзу, на западе Украины с этим категорически не согласятся, и вот тогда можно ждать всплеска сепаратистского движения. Не факт, что он приведет к отделению Галичины (хотя и этого исключать нельзя), но в стране появится новый и очень мощный источник напряжения.