ОХРАННИК-АФГАНЕЦ

Валентин Лихолит, 47 лет, Новоукраинка, ветеран Афгана, руководитель Клуба военно-патриотического воспитания

Внутри большой палатки из зеленого брезента тепло: в центре установлена начищенная до стального блеска буржуйка, которую топят дровами. По бокам — столик с рациями и стеллаж, уставленный банками с тушенкой и солениями. И как будто между прочим зацепленные за угол стеллажа висят респираторы. А вокруг, сидя на стульях и топчанах, устланных войлочными одеялами, греются два командира, дневной и ночной, и несколько их товарищей.

Это штаб ветеранов-афганцев. Всем им уже за 45, они съехались в Киев из разных уголков страны: запада, востока, юга и центра, потому что были возмущены расправой «Беркута» со студентами. В противостоянии в ночь с 10 на 11 ноября именно они были в первых рядах и не дали зачистить Майдан.

Кажется, разомлели бойцы от жара буржуйки и разговоров о политике. Но вот зашел замкомандира по военной подготовке Валентин Лихолит, и все встрепенулись. Он ходил в подземный переход, где мужчина, озлобленный тем, что Майдан уже который день занимают митингующие, пытался натравить свою собаку на прохожих.

— Разобрались, все в порядке, — сдержанно отвечает Валентин на расспросы товарищей.

Лихолит из села Новоукраинка Кировоградской области. В Киев он приехал еще 24 ноября по работе: в те дни в столице проходил финал конкурса на лучшего руководителя кружка 2013 года. А он уже 25 лет руководит Клубом военно-патриотического воспитания в своем городе.

— Там у нас рукопашная, огневая, строевая подготовка, летние сборы в лагерях. Ребята еще до армии могут пройти все основные азы, чтобы знать, как защищать Родину. Считаю, что мужчина должен отдать стране такой долг. На соревнования выезжаем по военному двоеборью — рукопашный бой и стрельба. И среди наших ребят есть чемпионы Европы. У меня черный пояс по карате, тренирую парней и девочек в восточных единоборствах. За 25 лет наш Клуб подготовил около 3 тысяч ребят, хотя Новоукраинка маленькая, тысяч 28 населения всего, но все же…

Он даже свою жену воспитал, прежде чем жениться.

— Да, Лариса Петровна когда-то была моей ученицей, — посмеивается он. — Встречались с ней аж пять лет, а потом поженились, и 20 лет живем. Дочка взрослая, 18 лет, учится в Одессе. А жена всю жизнь акушером в районной поликлинике проработала. Народ ее любит. Вот за что Лариса на меня сердится — что я и на гражданке мирно жить не могу: если вижу, где хулиганы нападают на безоружного человека, обязательно приду на помощь. Ну а как же? Я ведь и ребят учу именно этому.

На столичные митинги Лихолит попал по приглашению бывших учеников, которые сегодня уже студенты киевских вузов.

— Захотел посмотреть, что такое Евромайдан. И это было как раз вечером 29 ноября, которое плавно перешло в 30-е. Во время разгона мне тоже дубинками по спине досталось. А после этого афганцы мне позвонили и предложили — мы поднимаем палаточный городок на Майдане, присоединяйся.

И я присоединился.

— Ваши ученики и близкие разделяют ваш порыв?

— Да. Но жена боится, что все это боком выйдет. Потому что уже ко мне домой какие-то люди приходили и спрашивали, где я. А со сцены звучат призывы: если последуют репрессии — вы не бойтесь. Ну что это такое? Сдаем революцию?

Валентин задумчиво смотрит на своих коллег, которые как раз тихонечко говорят о том же между собой — что оппозиция, похоже, сливает Майдан и о том, что со дня на день они встретятся с «этим трехголовым горынычем» (Яценюком, Кличко и Тягнибоком. — «Репортер»), чтобы вытрясти план дальнейших действий. Кивая на них, Лихолит говорит с ностальгией и гордостью:

— Мои друзья-россияне пишут мне и удивляются — как вам удалось снова поднять Майдан? Да, народ у нас такой, боевой. Вы посмотрите, 25 лет прошло, как я вернулся из Афгана, а сейчас сижу в палатке и та же картина, что и в то время: буржуйка, рации. Ностальгия по тем временам вернулась. Мы с ребятами готовы к активным действиям, потому что, если сейчас шанс упустить — это будет последний Майдан, на который люди вышли. И думаю, что Новый год мы будем встречать в этой палатке, вот в этом же составе.

Другие лица протеста

Священник: «Мы живем в период воскресения страны»

Строитель баррикад: «У меня теперь друзья по всей Украине»

Врач: «Мне спасибо в долг говорят. На времена после Майдана»

Шеф-повар: «Варю евроборщ, а люди хвалят»

Волонтер: «У меня не будет разочарования, потому что я здесь не ради политиков»