Главное мировое трейд-шоу Pitti Uomo показывает не только, что и как мужчины будут носить, но и что за этим всем стоит и куда все это движется. «Репортер» отправился на шоу мужской моды и выяснил, какие тренды ожидаются в этом году

За столом в зале флорентийского Палаццо Веккьо сидят молодой симпатичный и очень энергичный мэр Флоренции Маттео Ренци, президент региона Тоскана Энрико Росси, CЕО UniCredit Федерико Гиццони и вице-министр экономического развития Италии Карло Календа. Ну и еще несколько столь же влиятельных мужчин. В этом году церемония открытия выставки Pitti Uomo была довольно пафосной — конечно, по меркам Pitti, профессионального трейд-шоу, где вообще нет никакого пафоса в отличие от недель моды. Эта Pitti Uomo — 85-я, да и вообще весь год будет юбилейный: исполняется 60 лет главной флорентийской модной институции Firenze Città della Moda (то есть «Флоренция — город моды»), а значит и 60 лет итальянской моде вообще, потому что именно Флоренция — старейший ее центр. И на летней, 86-й, Pitti Uomo в связи с этим будет много всего интересного.

Перемена участи

«Внутренний рынок люкса упал за последние пять лет на 20%», — с такого заявления началась пресс-конференция. Зато, разумеется, вырос азиатский — на чем сегодня и держится весь сегмент luxury goods. Однако эти процессы отчасти меняют сам рынок: маленькие люксовые марки, производители трикотажа, обуви, рубашек, костюмов и курток, портфелей, браслетов, галстуков и запонок, которые образуют хребет европейского и особенно итальянского люкса, становятся популярным форматом на этом рынке.

Ретейлеры все больше обращают на них внимание, диверсифицируя свой бизнес и понимая, что в условиях рецессии нужно постоянно искать что-то новое и думать о тех потребительских нишах, с которыми в условиях роста они бы и возиться не стали. Если раньше можно было продать сто условных «дольче-габбан», другими словами, мейнстримовский люкс больших брендов, и больше ни о чем не думать, то теперь, когда можно продать в лучшем случае половину от той сотни, нужно крутиться и придумывать, чем бы заманить еще дюжину-другую клиентов, для которых «дольче-габбана» не представляет никакого интереса. Оттого-то все и заговорили о «новом люксе» — немассовом, с ярко выраженным персональным подходом и к продуктам, и к клиентам, который и есть люкс в самом первом и основном смысле этого слова. И все приехавшие на Pitti Uomo байеры именно поиском такого люкса и занимаются.

С байерами, кстати, в этот раз сложилась любопытная интрига. Дело в том, что даты Лондонской мужской недели моды и традиционные даты Pitti Uomo в нынешнем январе наложились друг на друга, и после долгих и безуспешных переговоров с Британским советом моды Раффаэлло Наполеоне, генеральный директор Pitti Immagine, сделал эффектный жест. Он зафрахтовал самолет, заплатив около 30 тысяч евро, — и на выходе с лондонского показа Burberry стояли молодые люди с табличками «Следуйте сюда, чтобы попасть на шоу Diesel во Флоренции». Уже через три часа, буквально на следующий день после открытия Pitti, вся пресса и байеры были на показе Diesel Black Gold в здании Stazione Leopolda, где регулярно устраиваются специальные события Pitti. Там, кстати, был и флорентийский мэр со своей красавицей женой, и Ренцо Россо, владелец Diesel и большой босс итальянской моды, и вообще весь местный истеблишмент и цвет интернациональной модной мужской публики.

Картинки с выставки

То, что сегодня происходит с формальным костюмом, пять лет назад еще невозможно было представить — все изменилось во многом благодаря стритстайлу, который начало проповедовать трейд-шоу Pitti Uomo

Pitti Uomo открывает фешн-сезон, который продлится потом чередой недель моды вплоть до начала марта, и в этом качестве выставка тоже очень важна — все 25 тысяч байеров приезжают сюда не только для того, чтобы пробежать по всем павильонам, сделать заказы или найти что-то новое. Но и для того, чтобы пройтись по гравиевой площадке в центре Фортецца да Бассо, где проходит Pitti, постоять утром на вымощенном булыжником пятачке у входа, где тусуются все стритстайл-фотографы со своими камерами, увидеть и отметить все тренды, то есть изменения цвета, длины, формы, пропорций всего, что надето на людях с Pitti, то, из чего складываются общий образ и настроение сезона. Отсюда, что называется, начинается мода — на ботинки челси, на двубортные блейзеры, на перчатки в нагрудном кармане, на оксфорды без носков и даже на бороды, которые впервые сочетать друг с другом стали именно парни с Pitti. Потому все последние лет семь Pitti была первой точкой, куда приезжали стритстайл-бло-геры, чтобы поймать всех этих прекрасно одетых мужчин у входа, на той самой мощеной площадке. Более того, там стритстайл в его нынешнем виде фактически и зародился. Когда все те же семь лет назад сюда приезжали сначала Скотт Шуман (создатель блога The Sartorialist), а потом и Томми Тон (основатель блога Jak & Jil, который сейчас делает стритстайл для style.com и американского GQ) и выкладывали в своих блогах фото всех этих головокружительно одетых парней самого разного возраста, стало понятно, сколько всего можно сделать, оставаясь в рамках традиционного мужского костюма. И это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Их блоги стали учебниками стиля для миллионов мужчин по всему миру, изменили мужскую моду, сделали ее свободнее, живее и интереснее. То, что сегодня происходит, например, с формальным костюмом, пять лет назад еще невозможно было представить — все изменилось во многом благодаря стритстайлу с Pitti Uomo.

Но если раньше героями стритстайла становились люди, одевавшиеся так, потому что в этом выражался их собственный вкус, их личность, то сейчас большинство этих персонажей выглядят нанятыми статистами, замирающими у входа или на парапете у главного павильона Pitti и поджидающими, когда же мимо пройдет Скотт или Томми. А Скотт и Томми в первый день перед самым открытием выставки, стоя с опущенными камерами, оживленно болтают друг с другом. Это им явно интереснее, чем окружающая живая и неживая природа. Мода на стритстайл сходит — и это новый тренд, который нам тоже демонстрирует Pitti. Все устали и от идеальных итальянских мужчин с их идеально неухоженными бородами, и от стритстайла вообще, и даже отчасти от самого классического ремесленного люкса, в котором эти мужчины позируют для фотографов. Налицо кризис жанра — но это не значит, что хороших марок стало меньше.

Количество и качество

Количество определенно влияет на качество — увеличивается общее число участников и люкса par excellence среди них становится все больше. Стандарты качества столь высоки, что уже неинтересно просто найти очередную марку с безупречным кашемиром — вокруг будет еще десять таких же марок с идеальными свитерами из итальянского кашемира высшего качества, с идеальными британскими шарфами из кашемира с Шетландских островов и т. д. Поэтому внимание задерживается на тех, кто что-то придумывает, использует какую-то оригинальную подачу своего продукта, у кого есть не просто история — без истории люкса практически не бывает, — а нестандартная история.

Показ итальянского бренда Tabarrificio Veneto

Вот, например, трикотаж Inis Meáin с одноименного маленького ирландского острова — островитяне показали свитера из кашемира и смеси кашемира с шерстью мериноса: фактурная вязка повторяет каменную кладку стен и оград на их острове. И сняли лукбук с этими каменными стенами и местными рыбаками в качестве моделей — чем сразу выделились среди щеголеватых итальянских красавцев. Или испанская марка Knitbrary, создательница и дизайнер которой Иоланда Эстевез делает изумительные бесшовные свитера крупной вязки. Причем у нее нет сезонных коллекций, каждый ее свитер уникален, ее обычная шерсть — как кашемир у многих других, а ее кашемир мягок и невесом, как облако. Или, например, марка W-D Man, специализирующаяся на пиджаках, и ее создатель Сальваторе Баттелло, который берет британский твид и делает из него аккуратно садящиеся на плечи и грудь пиджаки в итальянском стиле с легким винтажным налетом. И вот это соединение двух главных мужских портновских школ, итальянской и британской, — вполне остроумный прием. А если уж итальянцы, то, например, венецианцы, с их отстраненным и приглушенным вкусом. Скажем, Barena и ее технологические эксперименты с тканями. Или Tabarrificio Veneto, делающая традиционные венецианские мужские накидки табарро из плотного шерстяного сукна чуть ли не со времен Казановы. Классические накидки сегодня вообще самая остромодная часть стиля херитедж (то есть «наследие» — всяческие традиционные мужские штуки), и на Pitti они в этот раз занимали то место, на котором раньше были ботинки челси или двубортные блейзеры, то есть являлись самым горячим трендом. Или, в конце концов, японцы, которые все, за что они берутся, доводят до какого-то марсианского совершенства. Одни из лучших среди них, да и вообще на всей Pitti, — Natic Marine, производящие вещи по мотивам одежды моряков с таким отточенным изяществом, с такой тонкой игрой деталями, с такой культурой и вкусом, чувством моды и ремесленным мастерством, что просто глаз не оторвать.

Словом, этот список можно было бы продолжать долго — настолько высок общий уровень представленных здесь брендов.

Новые независимые

Коллекция украинского дизайнера Александра Каневского

В этом году страной — гостем Pitti Uomo стала Украина. Целая команда украинских дизайнеров представила свои коллекции. Главное впечатление от их выступления: на фоне молодых марок из Италии и прочей Европы, для которых на Pitti отводится целый павильон, украинцы смотрелись в высшей степени достойно и конкурентно. Один из самых интересных — Саша Каневский (Sasha Kanevski), который делает конструктивистские комбинезоны, минималистичные рубашки с хитрыми технологичными деталями, теплые мохнатые парки с ироничным названием «йети-парка» — правильно стилизованную современную городскую одежду, вполне вписывающуюся в актуальный smart casual. Были также жизнерадостные украинские девушки: минималистка и модернистка Ксения Шнайдер (Ksenia Schnaider), урбанистка-романтик Яся Миночкина (Yasya Minochkina), футуристка Юлия Паскаль (Paskal). И еще один отличный украинский парень Костя Омеля (Omelya Atelier) с чистыми и графичными вещами из неопрена и шифона. В принципе, этих ребят легко могло бы быть раза в два больше — в Украине сегодня какой-то небывалый фешн-бум и масса интересных молодых марок.

Александр Каневский

А вот Россию представлял единственный дизайнер, впрочем, самого отменного качества — Тигран Аветисян (Tigran Avetisyan). Ну то есть как Россию — Тигран родился и вырос в Грузии, учился в Петербурге, но потом переехал в Лондон и поступил в главный модный колледж Saint Martins. Его выпускная коллекция произвела фурор, о ней все написали, и сегодня он не просто лучший российский молодой дизайнер, но и вообще один из лучших молодых дизайнеров. Живет, конечно, в Лондоне. Он показал на Pitti свою первую коллекцию из денима с надписями в эстетике школьных грифельных досок — и о ней тоже говорили все.

Российский дизайнер Тигран Аветисян

Pitti Uomo демонстрирует все механизмы индустрии, и если не вписываться в них и не понимать их работу, то на мировом рынке luxury и на мировой фешн-арене ловить нечего. Очевидно, что рынок этот вряд ли в ближайшее время даст такой рост, как в ранние 2000-е, но все же и ничего катастрофического с ним тоже не произойдет. Мир люкса останется стоять на своих основах — ремесленном мастерстве, локальном производстве и индивидуальном подходе. Именно за этим во Флоренцию дважды в год и приезжают все эти красиво одетые люди. И она сполна им все это дает.