Мнение: Восстановление Колизея

Жителям Рима 484 год запомнился реконструкцией Колизея. Гладиаторские бои в амфитеатре уже не проводились с 405 года, но все еще устраивались звериные травли. Напомню, что это происходит через восемь лет после 476 года. А в тот год, как мы знаем из учебников, прекратила существование Западная Римская империя.

Обычно сознание рисует мрачные картины всеобщего разорения: полуразрушенные здания, конные и пешие варвары грабят и насилуют, науки и искусства забыты, а Колизей уже такой же огрызок, как и сейчас. Меж тем все гораздо интереснее. V век был для Рима тяжелым. Его два раза грабили — сначала готы, потом вандалы. Город утратил статус столицы империи. Потом, собственно, и империя перестала существовать. Хотя Одоакр, свергнувший последнего западного римского императора Ромула Августула, формально правил с разрешения восточного римского императора. Но 476 год — уж очень условная дата. Следующий век, кстати, для Рима станет гораздо более тяжелым. Город будут по нескольку раз захватывать остготы, византийцы и лангобарды. А тут — Колизей восстановлен, Сенат функционирует. Апокалипсис наступил, но не все его заметили.

Книга британского историка-популяризатора Адриана Голдсуорти о падении Западной Римской империи не безупречна, но, безусловно, актуальна. Великие европейские цивилизации любят примерять на себя костюм Римской империи. И размышлять о своем грядущем крахе, сравнивая его с падением великого Рима. Этот крах представляется чем-то величественным, последним днем Помпеи, одновременным героическим сэпукку. Но, увы, ничего красивого не было. Если верить Голдсуорти, то после Марка Аврелия просто началось медленное гниение. Гражданские войны не прекращались, армия варваризировалась, местные военные и гражданские начальники, чаще всего из германцев, приобретали все больше власти. И 476 год можно было не заметить. Колизей-то отреставрировали.

ГЛАВНЫЕ КНИГИ НЕДЕЛИ

Великолепный обмен

Уильям Бернстайн

История торговли и того, как торговля влияла на жизнь людей, внешнюю и внутреннюю политику государств, конфигурацию границ, философию, религию. «В июне 1635 года в городе Мехико парикмахеры испанского происхождения обратились к наместнику короля с протестом по поводу присутствия китайских конкурентов. Наместник передал суть проблемы муниципальному совету, который, в свою очередь, рекомендовал ограничить число азиатских парикмахерских до 12 и перенести их в пригороды. Какое именно решение принял наместник, доподлинно не известно».

Издательство АСТ

Истоки морали

Франс де Вааль

Книга о том, что приматам свойственны человеческие чувства вроде милосердия. «Иногда альфа-самца буквально донимает более молодой соперник, всячески стараясь вызвать на бой. Он кидает в его сторону камни, бросается к нему, будто собираясь напасть, его шерсть стоит дыбом. Опытные альфы полностью игнорируют всю эту суету, как бы не замечая, а потом не спеша обходят своих союзников, успевая делать груминг каждому. Так что ближе к концу дня, когда придет время для контрнаступления, молодой да горячий окажется в явном проигрыше».

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Громкая история фортепиано

Стюарт Исакофф

Никогда бы не подумал, что буду с интересом читать об истории фортепиано. «11 февраля 1785 года Моцарт приволок свой новообретенный тяжелый двухклавиатурный инструмент по мощеным заснеженным улицам Вены прямо в „Мучную яму“ на Нойер-Маркт <…> Размахивая одновременно руками и ногами и демонстрируя необычайное музыкальное и атлетическое мастерство, Моцарт принялся производить на свет звуки, восхитившие и заворожившие горстку его слушателей».

Издательство Corpus

Обратная сторона Луны

Клод Леви-Стросс

Заметки великого антрополога Леви-Стросса о Японии. «Ремесленник не толкает инструмент вперед, а тянет его на себя. Он располагается там, где оканчивается, а не начинается действие по обработке материала, и в этом проявляется та же глубинная тенденция определять себя извне, в зависимости от того, какое место человек занимает в определенной семье, профессиональной группе, географическом пространстве и, наконец, в стране и в обществе».

Издательство «Текст»

Особлива територія

Александр Скрипник

Остросюжетный роман, в основу которого положены реальные эпизоды из биографии советского разведчика-нелегала Федора Хилько. Выдуманный же персонаж — ветеран украинской внешней разведки. Чтобы найти деньги на операцию для внука, он соглашается на рискованную поездку за границу. Автор книги — журналист, исследователь истории украинских спецслужб и сотрудник Службы внешней разведки Украины.

Издательство «Ярославів Вал»

Империя

Кристиан Крахт

Начало ХХ века. Немного сумасшедший молодой немец, вегетарианец и нудист, отправляется в германские колонии в Океанию, чтобы там основать колонию людей будущего — голых поедателей кокосов. Кристиан Крахт, которого нежно любят современные российские писатели Прилепин и Минаев, — прозаик скорее плохой, нежели хороший. Но роман «Империя» воистину прекрасен. Это безупречно написанная история о том, как из невинных безумств начала прошлого столетия рождается фашизм.

Издательство Ad Marginem