На минувшей неделе динамика антиправительственных выступлений резко пошла вверх. Захват органов власти, выступления ультрас, отряды народной самообороны из числа противников Майдана

ОКОПЫ РЕВОЛЮЦИИ

Центральные улицы Киева обросли баррикадами. Глубоко эшелонированная оборона была организована, в частности, на улицах Грушевского и Институтской, ведущих к зданиям Кабмина, Верховной Рады и Национального банка. Протестующие возводят баррикады, используя строительные мешки, наполненные снегом и щебнем, а укрепляют их кусками арматуры и деревянными брусьями. Движение в узких проходах баррикад регулируют активисты, которые в критические моменты противостояний не пропускают на Грушевского зевак и «туристов». На авангардные баррикады пускают только людей в шлемах. Преграды строят не только протестующие, но и правоохранители. Так, довольно долго дорогу к парламенту по улице Шелковичной преграждала баррикада из бетонных блоков, уложенных с помощью спецоборудования. Проходы к зданиям перекрыты с помощью военных грузовиков, представляющих собой блокпост, через который могут пройти только сотрудники органов власти исключительно по пропускам.

МОЛЧА — НА ВЫХОД

Лидеры оппозиции Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок молча вышли из Администрации президента после переговоров с Виктором Януковичем и его командой. Встреча состоялась накануне внеочередного заседания Верховной Рады 28 января. На повестке дня с одной стороны — требования оппозиции об отставке правительства, ограничении полномочий действующего президента, досрочных выборах главы государства и парламента, а с другой — возможное введение чрезвычайного положения. Переговоры длились более четырех часов. Самым сложным оказался вопрос об амнистии участников протеста, по отношению к которым начато судебное преследование. В ответ власть потребовала освобождения участниками протестных акций улиц и захваченных зданий. Это условие оппозиционеры выполнить были не в состоянии, поскольку, с большой вероятностью, Майдан не подчинится требованию разойтись. Этот факт поставил оппозиционную тройку в крайне сложное положение людей, которые пытаются договариваться, не имея полноценного мандата на переговоры от имени протестующих.

СИЛА ПРОТИВ СИЛОВИКОВ

В стычках с протестующими страдают и хорошо экипированные правоохранители. Согласно статистике МВД, в ходе событий на улице Грушевского за медицинской помощью обратилось около двух сотен правоохранителей, из них почти половина госпитализированы. В «Беркут» и ВВ активисты бросают куски брусчатки и коктейли Молотова, бьют их палками и цепями. Кроме того, сотни милиционеров пострадали от переохлаждения, стоя в круглосуточном оцеплении на Грушевского и в Мариинском парке. Температура воздуха в столице на прошлой неделе приближалась к –20°С. По словам лидера «Народной самообороны» Юрия Луценко, у него есть достоверные данные о 1 200 силовиках, госпитализированных с диагнозом «переохлаждение» в госпитали МВД.

РУКА БОЙЦА МАХАТЬ УСТАЛА

Агрессия бойцов «Беркута» и внутренних войск, вынужденных два месяца стоять на баррикадах и ночевать в нечеловеческих условиях в Кабмине, выплеснулась наружу. Зафиксированные на камеру случаи избиения и издевательств над протестующими будоражат общественность. Видео с раздетым догола Михаилом Гаврилюком, с которым фотографировались бойцы спецназначения, облетело не только интернет, но и центральные телеканалы страны. В МВД вынуждены были извиниться за действия милиционеров, кроме того, по факту неправомерных действий бойцов было начато служебное расследование. Впрочем, пока ни одного обвинения в превышении служебных полномочий и других нарушениях не предъявлено. Чрезмерное применение силы правоохранителями представители власти оправдывают непрекращающимися провокациями со стороны протестующих. В стычках между ними и милиционерами травмы различной степени тяжести получили около полусотни журналистов.

ПРОТЕСТЫ ПРИРОСЛИ НЕДВИЖИМОСТЬЮ

В ночь на 26 января несколько сот активистов штурмовали Украинский дом, расположенный на Европейской площади столицы. В это время в здании находились две сотни бойцов Внутренних войск, которых активисты решили «выкурить» из него. Накануне возможной зачистки Майдана, как предполагали протестующие, неподконтрольный Укрдом мог служить плацдармом силовиков для удара в тыл протестующим. После шести часов штурма бойцы ВВ согласились покинуть здание. Позже в МВД заявили, что во время атак пострадали два бойца из числа правоохранителей. Захваченный Украинский дом наряду с Министерством юстиции, которое было занято активистами «Спільної справи» днем позже, дало повод США впервые за время конфликта выступить с публичной критикой действий Евромайдана. А глава Минюста Елена Лукаш пообещала, что в случае если здание не будет освобождено, она инициирует перед Советом нацбезопасности вопрос о необходимости введения ЧП. Минюст вскоре освободили, но Украинский дом остался в руках протестующих.

НЕСТРАТЕГИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ

Волна захватов облгосадминистраций протестующими на прошлой неделе прокатилась по значительной части территории Украины. На западе страны полномочия исполнительных комитетов взяли на себя так называемые народные рады. Решения облсоветов об их создании сейчас через суд оспаривает прокуратура. Впрочем, реальных рычагов власти у них нет. Бюджетами областей, которые проходят через казначейства, распоряжаются чиновники, подчиненные губернаторам или их замам. Чтобы управлять областью, не обязательно находиться в кабинете главы ОГА. Так, губернатор Ивано-Франковской области Василий Чуднов отдает распоряжения по телефону. Также облсоветы Ивано-Франковщины и Тернопольщины приняли решения о запрете деятельности и символики Партии регионов и Компартии Украины. В ответ власти Крыма запретили на территории полуострова деятельность ВО «Свобода». Причина — участие активистов партии в «антиконституционном перевороте». Очевидно, что взаимные запреты политических представительств оппонирующих сил способствуют нарастанию напряженности в регионах.

ПЛАМЯ И КОПОТЬ

Возле стадиона «Динамо» — главной точки противостояния между митингующими и силами милиции — почти круглосуточно горели шины. Этот маневр преследует две цели. Во-первых, создается яркая картинка — даже в отсутствие активных действий журналисты украинских центральных телеканалов обеспечены работой. Во-вторых, дымовая завеса от горящих шин, по замыслу активистов, мешает стрелять снайперам. Со стороны правоохранителей работают брандспойты, которые тушат пламя, а заодно поливают водой первые ряды протестующих. Столичная санэпидемстанция объявила, что загрязнение атмосферы на Грушевского превышает допустимые нормы в два–четыре раза. В тылу митингующих — на Европейской площади столицы — образовались целые горы шин, стратегический запас на случай штурма. Использованные шины постоянно подвозят активисты. Некоторые из них были задержаны милицией. Для двоих столичный суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей в течение двух месяцев. Доказательством их участия в массовых беспорядках стала как раз перевозка шин в багажниках авто.

РЕВОЛЮЦИЯ НА КОЛЕСАХ

Движение «Автомайдан», объединившее сторонников антиправительственных выступлений, владеющих автомобилями, стало важнейшим фактором протеста. Именно «Автомайдан» позволил распространить гражданскую активность за пределы центральных улиц Киева. Сначала «специализацией» активистов было посещение резиденций первых лиц государства — президентского «Межигорья», особняков генпрокурора Виктора Пшонки, министра внутренних дел Виталия Захарченко и других. Эти акции создавали эффект «революции, которая стучится в дом», что, безусловно, не могло не раздражать политиков и чиновников. «Автомайдановцы» также принимали живое участие в блокировке частей войск спецназначения, пытавшихся ехать в Киев. Ответом на действия активистов и стал один из «диктаторских» законов, запрещающий движение в колонне машин, блокировку ими дорог и частных домов. Впрочем, вскоре для «автомайдановцев» нашлась другая работа — охота на парней спортивной внешности, съехавшихся в столицу поддержать власть. Шутливо называемая «сафари», охота на иногородних сторонников власти вскоре наткнулась на симметричный ответ. Теперь уже охота началась на «автомайдановцев». Результат — разбитые машины и пропавшие без вести активисты движения, многих из которых впоследствии обнаруживали в отделениях столичной милиции.

ИНТЕРНАТУРА НА МАЙДАНЕ

На Евромайдане действуют не менее полудюжины стационарных и два десятка передвижных медпунктов, оказывающих помощь пострадавшим активистам. Главный центр добровольной медицинской помощи находится в Доме профсоюзов. В дни особенно жестких столкновений между милицией и протестующими к медикам обращались десятки человек. Спрос на помощь докторов-волонтеров резко вырос после того, как выяснилось, что пострадавших активистов, увезенных скорой помощью в больницы, затем задерживала милиция. По неподтвержденным подсчетам, за время столкновений на Евромайдане пострадали не менее 300 человек. Здесь дежурят много профессиональных врачей и медсестер, взявших отпуска или оказывающих помощь в выходные дни посменно. Кроме них — студенты медицинских вузов и интерны. Сочувствующие постоянно пополняют майдановскую «аптечку», списки необходимого ежедневно вывешиваются в Сети. В определенный момент врачи даже заявили о 100-процентной обеспеченности всем необходимым. Готовность принять на лечение пострадавших евромайдановцев официально выразила Литва.