В Сочи открывается грандиозный праздник зимнего спорта под названием Олимпийские игры. Приобщится к нему и Украина, в шестой раз отрядившая свою команду на Белую олимпиаду. Правда, выступать спортсмены нашей державы будут преимущественно под олимпийским девизом «Главное — не победа, а участие». По большому счету, Украине нужно лишний раз заявить о своем существовании. Ну и о том, что какие-никакие зимние виды спорта у нас еще живы

Made in USSR

Страной зимних видов спорта Украина никогда не была. В советские времена лишь единицы из их представителей пробивались в олимпийскую сборную Союза и тем более на пьедестал. Наших медалистов можно сосчитать по пальцам одной руки: биатлонист Иван Бяков, лыжник Александр Батюк, фигурист Виктор Петренко, хоккеисты Алексей Житник и Сергей Петренко.

Можно вспомнить, что в то время все самое лучшее должно было быть в Москве или, если смотреть шире, в России. Поэтому многие тренеры и подающие надежды спортсмены переправлялись в соседнюю республику. После войны хоккеистов с присоединенных к Союзу земель Западной Украины вывозили в РСФСР обучать игре местных ребят. А опыта у них хватало, ведь в составе сборной Польши украинские хоккеисты регулярно выступали на довоенных Олимпиадах и, в частности, заняли четвертое место на Играх 1932 года.

Главное, что определяет успешность державы в спорте, — традиции. В Украине их по большому счету не было. Лишь изредка появлялись самородки, которые позволяли стране собой гордиться, а каждая завоеванная медаль становилась значимым событием. За пять зимних Олимпиад, на которых наши спортсмены представляли независимую державу, они завоевали пять медалей: три в биатлоне и две в фигурном катании. При ближайшем рассмотрении всех их можно назвать «продуктом» советского спорта.

На первой для независимой Украины Олимпиаде 1994 года фигуристка из Днепропетровска Оксана Баюл завоевала единственную по сей день золотую медаль, а биатлонистка из Прилук Валентина Цербе-Несина отметилась бронзой. Еще две призерки в биатлоне, Елена Петрова и Лилия Вайгина-Ефремова, приехали к нам из России. А одесские фигуристы-танцоры Елена Грушина и Руслан Гончаров, ставшие третьими в Турине-2006, тренировались в США из-за отсутствия подходящих условий на родине.

Климат мешает

Можно говорить, что одна из причин непопулярности «зимников» кроется в климате Украины, не располагающем к зимним видам спорта. Ведь, как известно, готовить сани нужно уже летом, что и делают саночники, биатлонисты, лыжники и другие их коллеги-«зимники». Правда, чаще всего — за границей. Но если бы в своей стране были приличные базы подготовки, за кордоном наши проводили бы меньше времени. Да и зимой особо тренироваться у нас негде, ведь даже на лыжах напролом через лес не пойдешь — нужны проложенные трассы, а их у нас можно найти разве что в двух-трех местах: в карпатском Тысовце, Сумах, Чернигове.

За годы независимости Украина не построила ни одного фундаментального сооружения для зимних видов спорта, а то, что осталось с советских времен, постепенно приходит в негодность. У нас нет ни одной санно-бобслейной трассы, поэтому чемпионат Украины по санному спорту проводят на территории другого государства — в латвийской Сигулде. А наш бобслей, блеснувший на Олимпиаде 2002 года, тихо скончался. В таких условиях заводить речь о развитии еще одной разновидности гонок в желобе — скелетона — не приходится.

Не выжил в Украине и конькобежный спорт — с прекращением работы в Киеве ледового стадиона возле ВДНХ. «Младшие братья» конькобежцев — представители шорт-трека — не имеют ни одного специально оснащенного катка и перебиваются на площадках для фигуристов. Да и тем за лед приходится «биться» с конкурентами. Почему-то оказывается проще тренироваться в США, что и делают, например, чемпионка страны Наталья Попова и ее коллеги парные фигуристы Дмитрий Дунь и Шивон Хикин-Кенеди.

Также нет ни одного современного сооружения для прыгунов с трамплина и лыжных двоеборцев. Трамплины советской эпохи в Ворохте и Кременце безнадежно устарели и практически не эксплуатируются. Прыгать с них даже небезопасно. «Когда едешь по трамплину в Ворохте, он трясется. А приземляться приходится прямо в снег — нет техники, чтобы создать нормальные условия для прыжков», — рассказывает единственный украинский двоеборец в Сочи Виктор Пасичнык. Неудивительно, что на Олимпиаде-2014 мы впервые будем без прыгунов с трамплина — они не прошли сито отбора.

В последние годы лишь хоккей понемногу пытаются возрождать, открывая катки в рамках государственной программы. Правда, и она не выполняется даже на треть, а результатов работы вновь созданных детских школ придется ждать не одно десятилетие. На ощутимую подпитку кадрами украинскому зимнему спорту рассчитывать не приходится еще и потому, что болельщики попросту не видят наших атлетов, следовательно, и дети не горят желанием идти в секции. По украинскому же телевидению можно увидеть только биатлонистов да хоккеистов.

Тратит деньги государство лишь на поддержание спорта живым. Глава НОК Сергей Бубка назвал сумму в 144 млн грн, потраченную за четыре года на подготовку украинских спортсменов к Сочи-2014. Для сравнения: один из мировых лидеров зимнего спорта, Германия, ежегодно на нужды олимпийцев тратит 200 млн евро. Выходит, украинцы на подготовку получают примерно в 60 раз меньше своих немецких коллег. А их зарплата — около 3 тысяч грн — вызывает лишь сочувствие. Так можно ли при этом рассчитывать на серьезные успехи?

Современный спорт полностью основан на профессионализме — значение имеют мельчайшие детали. Одна из важнейших — фармакология, где нужен тонкий баланс на грани дозволенного антидопинговым агентством (ВАДА). А врач сборной Украины по хоккею Владимир Трошихин рассказывал как-то, что со смехом воспринял приход офицеров ВАДА, внезапно потребовавших сдать анализы: «В качестве допинга мы можем применять только пиво, на большее у нас просто нет денег».

Приятное исключение в Украине составляет биатлон. Во многом благодаря поддержке бизнесменов. И если бы они не вкладывали в него свои личные деньги, вряд ли бы мы имели сегодня повод гордиться медалями чемпионатов мира и этапов Кубка мира и рассчитывать на олимпийский пьедестал в Сочи. Биатлон был бы своим в ряду «бедных родственников» — других зимних видов спорта. А так у нас есть преемственность поколений, и закономерно, что именно биатлонисты заработали львиную долю украинских медалей на самых престижных зимних стартах. Нынешний сезон для наших «стреляющих лыжников» складывается удачно: на четырех этапах Кубка мира они семь раз поднимались на пьедестал, причем дважды на верхнюю ступень. Хочется верить, что медаль Олимпиады-2014 (а то и не одна) в биатлоне будет логическим итогом проделанной работы.

Олимпиада не за Кавказскими горами

Подача Украиной заявки на проведение Олимпиады 2022 года кажется спасением для нашего зимнего спорта. В июле этого года Международный олимпийский комитет проведет первый этап отбора кандидатов.

Чтобы пройти хотя бы его, нужно чем-то удивить МОК. А у нас пока все лишь на бумаге, и министр Равиль Сафиуллин говорит об увеличении спортивного бюджета всего на 18% по сравнению с предыдущим годом. Естественно, за выделяемые нынче государством на спорт деньги Олимпиаду не проведешь.

Даже Канада, с ее развитой инфраструктурой и популярностью зимнего спорта, на Игры 2010 года в Ванкувере выложила около $5 млрд. Наши же чиновники начали говорить о сумме вдвое большей. Но, как известно, в процессе строительства все дорожает и нередко в несколько раз. И если Россия может позволить себе возвести в Сочи практически все с нуля и потратить на это, по оценке независимых экспертов, $50 млрд, то Украине, рассчитывающей на кредиты от той же России, такое не под силу.

Ну а пока ближайшие две недели мы будем болеть за наших олимпийцев, какими бы призрачными ни были их шансы на медали. Ведь Олимпиада — это праздник, и очень не хочется, чтобы наши спортсмены были на нем чужими.