Из медийного пространства в широкие группы российского (и не только) населения перекочевало почти мифологическое представление о сочинской Олимпиаде как о некой финальной битве, своеобразном «рагнареке», после которого Россия (да и мир) уже никогда не будет прежней, а с Евромайданом после завершения Игр обязательно что-то произойдет (популярная в Украине версия). На самих Играх опасаются террористических диверсий, после них ждут обвала экономики и ужесточения политического режима в России. «Репортер» дал собственную оценку олимпийским рискам

Риск №1: всплеск терроризма

Уровень риска: в Сочи и на олимпийских объектах — 2 балла, в соседних регионах — 6 баллов

Предпосылки. «Прихрамывает на правую ногу, левая рука не сгибается в локте, на левой щеке шрам около 10 см» — это особые приметы из ориентировки ФСБ террористки-смертницы Рузанны Ибрагимовой, которая в середине января якобы выехала из Дагестана в сочинский регион. В ФСБ, впрочем, подлинность ориентировки, появившейся в интернете, опровергают, говорят: Ибрагимову действительно ищем, но не в Сочи. Силовики утверждают, что опасности терактов нет. С начала января в регионе действуют усиленные меры безопасности (фактически запрещен въезд автотранспорта из других регионов, усилен паспортный режим). Олимпиаду охраняют 40 тысяч сотрудников МВД. В режиме боевой готовности антитеррористические подразделения министерства обороны. Военные даже развернули 18 дополнительных комплексов ПВО, хотя трудно представить, что у террористов есть ракеты «земля-земля».

Что усиливает риск. Главный идеолог террористического удара по олимпийским объектам — Доку Умаров — уже давно уничтожен, утверждает Рамзан Кадыров. Прямого подтверждения этому нет. Но даже если он мертв, это пока никак не сказывается на безопасности в ближайших к Сочи регионах. Только за последнюю неделю режим КТО (контртеррористическая операция) вводился в десятке районов Дагестана и Кабардино-Балкарии, уничтожили около 20 боевиков. Всего за прошлый год в вооруженном конфликте на Северном Кавказе, по подсчетам «Кавказского узла», погибло минимум 1225 человек.

На примере последних терактов в Волгограде видно, что боевики способны нанести чувствительный удар если не по Сочи, то по соседним регионам, и даже в условиях усиленных мер безопасности (именно такие ввели в Волгограде после первого теракта, что не помешало совершить следующие).

Надо также учитывать, за счет чего происходит усиление безопасности олимпийских объектов: из 40 тысяч сотрудников МВД в Сочи почти половина — командированные из других регионов.

О том, что наибольшая опасность терактов поджидает как раз не в Сочи, а в соседних регионах, предупреждают своих граждан и власти США, Великобритании, Канады, Франции и других стран, не рекомендуя особо выбираться за пределы олимпийской зоны, в особенности в республики Северного Кавказа.

Что ослабляет риск. За все годы подготовки к Олимпиаде именно в Сочи и на олимпийских объектах не произошло ни одного теракта. Единственный раз, когда спецслужбы заявили, что предотвратили подобные события, — арест еще в 2011 году троих человек в Абхазии и обнаружение там девяти схронов с противоракетными зенитными комплексами «Игла», «Стрела» и ПТУРС, которые, по утверждению силовиков, планировалось переправить и использовать именно в Сочи. Эксперты по безопасности объясняют это тем, что в Краснодарском, Ставропольском краях, в отличие от кавказских республик, у террористического подполья нет ни организационной базы, ни боевых структур.

Президент США Барак Обама за несколько дней до Олимпиады выразил уверенность, что «в Сочи будет безопасно», но сам туда предпочел не ехать (см. ниже).

Прецеденты. Террористам удалось непосредственно повлиять на ход Олимпиады только в 1972 году в Мюнхене: жертвами палестинцев из «Черного сентября» стали 11 членов сборной Израиля и немецкий полицейский. Что касается численности сил безопасности, то сочинская Олимпиада займет почетное второе место после пекинской, где порядок охраняли более 100 тысяч полицейских. На последних Играх в Лондоне британцы ограничились 15 тысячами полицейских.

Риск №2: бойкот Олимпиады и международная изоляция России

Оценка риска: 4 балла

Предпосылки. Кто бы мог подумать, что трещина левой подвздошной кости — диагноз, спасающий от сложного политического выбора. Однако травма, полученная Ангелой Меркель во время лыжной прогулки, и прописанный докторами постельный режим в самом деле избавили ее от необходимости решать дилемму: ехать или не ехать на Олимпиаду в Сочи.

Первые призывы к бойкоту Сочи-2014 прозвучали (в основном со стороны американских и грузинских политиков) еще в 2008 году после войны в Абхазии и Южной Осетии. Однако тогда идея не получила развития и возродилась только недавно — после принятия закона о запрете гей-пропаганды.

В итоге политический класс, особенно европейский, раскололся. Не едут президент США Обама и британский премьер-министр Кэмерон (под благовидным предлогом ужасной занятости), президенты Германии, Франции и Литвы (эти напрямую увязали свое решение с поддержкой сторонников бойкота).

К дискуссии подключился даже Хью Лори — легендарный доктор Хауз, сообщивший в своем твиттере, что присоединился бы к бойкоту товаров из России, но вот незадача: в магазинах, куда он ходит, из таковых только водка. А ее он и так игнорирует (пригодна, видите ли, разве что для «мытья духовки»), предпочитая польскую.

Присутствие среди бойкотирующих французского и литовского лидеров указывает еще на один аспект бойкота — геополитический. Франсуа Олланд не только легализовал в своей стране однополые браки, но и активно (и весьма неожиданно для левого политика) солидаризировался с планами США по бомбардировкам Сирии, которые, в конечном счете, не воплотились в жизнь во многом благодаря усилиям Владимира Путина. В то же время Литва была в числе главных лоббистов заключения Соглашения об ассоциации ЕС с Украиной, сорвавшейся в конце прошлого года.

Большая политическая игра, конечно, не устроена по принципу «назло дядьке уши отморожу», но демарш мировых лидеров, вероятно, имеет отношение и к этим событиям. В то же время в Сочи едут десятки других лидеров государств; не испугались опасности гей-погромов даже король самых толерантных в мире Нидерландов со своей супругой. Значит, политический бойкот Олимпиады если и состоялся, то явно не в тех масштабах, на которые рассчитывали его инициаторы.

Что усиливает риск. ЛГБТ-активисты, в том числе и из числа спортсменов-олимпийцев, не скрывают, что готовят акции против российского закона — как во время самих соревнований, так и вне арен. Если следовать букве закона, иностранных гостей придется арестовывать и судить. Представляется, однако, что на время Олимпиады власти наложат на действие закона негласный запрет.

Другой вопрос, как отреагируют на «бесчинства» ЛГБТ-активистов некоторые россияне. Ведь если верить мэру столицы Олимпиады Анатолию Пахомову, жители Сочи геев и лесбиянок раньше в глаза не видели, потому что «в городе их нет». Реакция же на неизвестное непредсказуема. Пока сторонники семейных ценностей готовятся лишь к устным методам убеждения. Так, один из авторов сайта «Молодой гвардии Единой России» Самвэл Аванесян предлагает разговаривать с иностранцами по принципу «а у вас негров линчуют»: «Можно было бы рекомендовать западным правозащитникам и СМИ заняться проблемой расовой дискриминации в США, там до сих пор негры являются людьми второго, а индейцы третьего сорта». Вопрос — может ли что-то помешать противникам гей-пропаганды перейти от слов к более радикальным методам убеждения?

Что ослабляет риск. Российские власти не раз и не два декларировали, что никакой дискриминации в Сочи не будет. Даже группу «Тату» пригласили выступить на церемонии открытия Игр. Да и для большинства участников проблемы российских геев явно менее важны, чем медальные планы. А канадский член МОК Дик Паунд и вовсе заявил, что в сравнении с аналогичными малазийским и нигерийским законами — российский не так уж и страшен: «Не то чтобы я одобрял закон, но если оценить его по шкале одиозных законов от одного до десяти, то он сильно не дотягивает до десятки».

Прецеденты. Политические демарши преследуют Олимпиады постоянно. Первый из них, к слову, тоже был связан с Россией: в 1908 году в Лондоне сборная Финляндии (входившая в то время в состав Российской империи, но выступавшая на Олимпиаде отдельной командой) отказалась выходить на церемонию открытия под российским триколором.

Самая свежая история — попытка бойкота Олимпиады-2008 в Пекине. Кампанию начали западные правозащитники, ставя в вину китайским властям нарушения прав человека и жестокое подавление восстания сепаратистов в Тибете. Но в итоге все ограничилось «неявкой» на церемонию открытия Игр лидеров некоторых стран: в частности Германии, Польши, Чехии и императорской семьи Японии. О спортивном бойкоте речь вовсе не велась — превыше политики оказались деньги. «Руководство Nike, конечно, всецело за защиту прав человека, но сумма контракта настолько велика, что сборная США поедет на Игры в Пекин во что бы то ни стало», — заявила, например, тогда по поводу возможного бойкота пресс-служба официального спонсора американской команды.