До начала декабря прошлого года вопросы изменения Конституции волновали разве что узкую группу политиков, журналистов и политологов. Но все изменил Евромайдан. Нынче даже в самых глухих уголках страны обсуждают возвращение к Основному закону 2004 года. Это требование сформулировали еще на первых народных вече, и оно было достаточно логичным с точки зрения оппозиции: если заставить Виктора Януковича уйти в отставку нереально, то убедить его смириться с лишением части полномочий — дело, казалось, куда более легкое. После этого, как рассчитывали вожди Майдана, они смогут сформировать в парламенте свое большинство, а затем на его основе и правительство

Эту идею активно поддержал Запад, которому показалось, что так можно быстро выйти из кризиса, а также ряд близких к России политиков (например, Виктор Медведчук).

В конце января заговорил о конституционных изменениях и президент. Правда, Виктор Янукович видит этот процесс очень постепенным — обсуждение нового варианта Конституции и его принятие на двух сессиях парламентом (то есть новый Основной закон если и будет, то только осенью). Вариант автоматического возврата Конституции 2004 года в АП не рассматривают.

Фракция «Батькивщины» тоже подготовила свой вариант Конституции, который предусматривает резкое ограничение полномочий президента (и с ней уже успела вступить в дискуссию фракция УДАРа), однако это скорее из области чистого искусства. В реальной же политике оппозиция ведет речь все-таки о моментальном возврате Конституции 2004 года.

Вариант первый — путем принятия Конституционного акта простым большинством голосов без одобрения президента, в случае если оппозиция сможет перетянуть на свою сторону часть депутатов ПР и внефракционных. Глава Центра политико-правовых реформ Игорь Колиушко считает, что «если депутаты примут Конституционный акт в одностороннем порядке, то это приведет к усугублению конфликта, когда каждая из его сторон будет руководствоваться той Конституцией, которая ей выгодна. Президент просто не будет признавать это решение парламента как легитимное». Отметим, что это же будет означать и прямой путь к силовой развязке и расколу страны, так как в Украине появится фактически два параллельных правительства. Как вариант — президент может распустить Раду, принявшую Конституционный акт, и объявить досрочные выборы. Но парламент, в свою очередь, также может это не признать, и кризис перейдет на новый виток…

Колиушко предлагает другой вариант — либо проголосовать за Конституционный акт и подписать его у президента, либо же называть это не актом, а Конституционным договором, как это было в 1995 году, и подписать документ о возврате к Конституции 2004 года за подписью спикера и президента. Другие способы смены Основного закона (через принятие изменений в Конституцию 300 голосами в Раде либо через решения Конституционного суда) также подразумевают согласие Виктора Януковича.

Пока его нет. Но допустим, что глава государства по каким-то причинам решит пойти навстречу оппозиции и Конституция 2004-го вступит в силу уже в ближайшее время. Приведет ли это к преодолению кризиса? Вряд ли.

Вырисовывается несколько сценариев.

Сценарий 1. Весьма вероятный. Большинство в парламенте остается прежним: Партия регионов + КПУ + внефракционные, и премьером назначается человек из команды президента. Внешне в таком случае ничего не меняется. Только, возможно, усилят свое влияние олигархи (с ними, в обмен на лояльность их людей в Раде, придется обильно поделиться постами). Кроме того, надо удовлетворять и аппетиты коммунистов. В общем, будет та же ситуация, что и с марта по октябрь 2010 года, когда действовала старая Конституция, но правительство де-факто управлялось президентом и его командой с опорой на парламентское большинство. Естественно, ни Майдан, ни оппозицию это не удовлетворит, и кризис продолжится. Разве что поменяется тональность освещения событий некоторыми телеканалами, принадлежащими олигархам.

Сценарий 2. Большинство в парламенте остается прежним: Партия регионов + КПУ + внефракционные, но фактический контроль над ним переходит от президента к некоему альтернативному центру влияния. Например, России. На должность премьера назначается некий видный пророссийский деятель. А главой МВД становится один из командиров «Беркута», который на следующий же день начинает активную подготовку к силовой зачистке Майдана. Возможен ли такой вариант? Теоретически, конечно, да. У России достаточно ресурсов и рычагов влияния, чтобы собрать воедино 226 депутатов в Раде и договориться с олигархами. При таком варианте ситуация окончательно перестанет быть томной. В стране возникнут сразу три соперничающих между собой центра силы — президент, правительство и Майдан. Этот сценарий может осуществляться и постепенно: сначала большинство будет формально подконтрольно президенту, но потихоньку с депутатами начнут проводить работу другие силы…

Сценарий 3. Тот, в который верит оппозиция. Новое большинство формируется из оппозиционных фракций (или их части), отдельных групп депутатов от Партии регионов и внефракционных. Правительство же возглавят оппозиционеры, а сам Кабмин будет обильно наполнен представителями олигархических групп в обмен на голоса в Раде. Посчитает ли такой расклад «победой революции» Евромайдан (и разойдется ли он после этого) — вопрос, мягко говоря, спорный. Но успокоение в политической жизни не наступит. Конституция 2004 года, как мы помним, остановилась на полпути между президентской и парламентской республикой, а потому программировала состояние двоевластия. У президента была своя вертикаль власти (Минобороны, СБУ, губернаторы), у правительства — своя. В нынешней ситуации это будет помножено на тотальное недоверие сторон друг к другу, а также на отсутствие единства в самой оппозиционной среде. Правительство будет опираться на очень слабое и неустойчивое парламентское большинство, которое окажется в состоянии постоянной войны всех против всех. А президент начнет блокировать законы через право вето. Естественно, это очень быстро приведет к параличу власти и досрочным выборам, как минимум парламента (а возможно и президента), в ходе и после которых кризис разразится с новой силой (проигравшая сторона результаты вряд ли признает). К тому же стоит отметить, что при таком варианте формирования правительства (в отличие от первых двух) Украина не сможет получить финансовую помощь России. Придется договариваться о кредитах с Западом. Но трудно представить, что правительство сможет договориться с президентом и аморфным большинством о проведении в жизнь каких-либо мало-мальски болезненных реформ, которых требует МВФ.

А значит, кредитов не будет, страна же окажется на грани экономического и политического коллапса. Не исключено, к слову, что в таком случае все придет к варианту формирования правительства по сценарию 1 или 2, чтобы получить займы от России.

Грубо говоря, ни один из возможных сценариев после смены Конституции не гарантирует прекращения политического кризиса. Наоборот — гарантирует его усугубление.

Более разумным выглядит отказ от игр в смену Конституции и достижение четкой договоренности между властью и оппозицией о ходе движения к выборам президента (и, возможно, парламента). Дату выборов можно обсуждать, при желании. Но в любом случае должны быть обозначены четкие гарантии конкурентности и прозрачности избирательного процесса.

Это и есть самый простой и понятный компромисс, который возможен в нынешних условиях, — перенести борьбу с улиц на избирательные участки. Параллельно можно вести работу и по изменениям в Конституцию, с которыми согласятся все силы и которые вступят в действие уже после выборов.