Леонардо Ди Каприо в «Волке с Уолл-стрит» Мартина Скорсезе, по сути, вновь предстал в роли великого Гэтсби. Только на этот раз вместо романтической истории зрителям предстоит увидеть изнанку его повседневной жизни

Основатель «Стрэттон Оукмонт» Джордан Белфорт — основной источник информации о самом себе и один из немногих, кто решился описать будни нью-йоркской брокерской конторы без прикрас. Все дело в том, что в какой-то момент ему стало нечего терять, кроме долгов обманутым им инвесторам. «Волк с Уолл-стрит» Белфорта нашпигован нелицеприятными подробностями профессиональной и интимной жизни нью-йоркского брокера: автору удалось выстроить вполне связное повествование, воссоздав все, что он сам пережил. Сценаристам не пришлось даже слишком утруждать себя переписыванием диалогов — некоторые из них воспроизведены в одноименном фильме дословно.

Подробности жизни американского брокера 1990-х годов — денежные махинации, употребление наркотиков и безудержный промискуитет — оказались чудовищны, книга вышла в 40 странах мира. Одним из покупателей стал Леонардо Ди Каприо. Он прочел ее семь лет назад, и с этого момента началась история экранизации.

Для Ди Каприо книга Белфорта стала еще одним поводом для того, чтобы проявить свои незаурядные способности в создании образов людей, легко переходящих грань дозволенного.

Правила жизни брокера Джордану Белфорту в его первый рабочий день на Уолл-стрит объясняет начальник Марк Ханна. Это один из ключевых эпизодов фильма. Из уст Ханны звучит циничная правда о том, что брокера по большому счету не интересует ничто, кроме денег. В первую очередь тех денег, которые идут ему в карман. Что может произойти с деньгами клиента, его должно волновать в последнюю очередь. Клиенты хотят разбогатеть, и акции могут стать воплощением их мечты. Но разбогатеют ли они на самом деле или у них всего лишь сложится такое представление — неважно. Главное, что процент с продаж уже твой. Еще одно наставление Марка Ханны касается секса и наркотиков как обязательного элемента стиля жизни брокера. Это может показаться преувеличением, выдумкой, гротеском, но Марк Ханна присутствует в книге как невымышленный персонаж, и его монолог лишь слегка приукрашен.

Можно, впрочем, догадаться, что иногда Скорсезе сгущает краски. В какой-то момент сценарий отклоняется от книги — когда кинематографический Джордан Белфорт отказывается пойти на сделку с правосудием и остается в «Стрэттон Оукмонт». Для усиления драматизма режиссер не позволяет Белфорту сбежать с созданного им финансового корабля, как было в реальности, и оставляет его там до самого конца. Он поправляет логику персонажа, которого сам Леонардо Ди Каприо в интервью определяет как Калигулу наших дней. Джордан начинает свой путь к миллионному состоянию с продажи дешевых акций мелких фирм, едва ли обладающих хоть какой-то ценностью. Формула успеха Белфорта сводится к правильному произнесению правильных слов с нужной интонацией. У него нет никаких иллюзий. Для него сделка с клиентом — это форма сексуального насилия, что он наглядно демонстрирует своим подчиненным во время показательных телефонных переговоров: его выразительная пантомима не оставляет никаких сомнений, что именно происходит в этот момент.

Скорсезе демонстрирует, как Белфорт погружается в пучину наслаждений. Его желания становятся все более изощренными. «Стрэттон Оукмонт», которому положили начало люди, начавшие бизнес с продаж «травы» и демонстрирующие минимальные интеллектуальные способности, постепенно превращается в финансовую секту. Леонардо Ди Каприо играет человека, легко впадающего в раж, одержимого не только сексом, наркотиками, но и собственным величием. Произнося мотивационную речь, в истерике он производит звуки ударами микрофона по голове, заставляет подчиненных синхронно выстукивать ритм кулаком о грудь и при этом, не разжимая губ, петь мелодию, которой его когда-то научил Ханна.

За успешно проведенной неделей непременно следует пятничная вечеринка с гигантским количеством выпивки, наркотиков и проститутками. Апогея разнузданные развлечения достигают в тот момент, когда Белфорт собирается провести IPO компании, которая записана на подставных лиц, но фактически принадлежит ему. Скорсезе любопытнее наблюдать за поведением главного героя: что еще он может сотворить, какую еще запретную грань преступить. В итоге «Волк с Уолл-стрит» превращается в набор выдернутых из книги сцен, в которых Белфорт пытается удивить зрителя степенью своей развращенности. Вопрос, почему так долго — почти десять лет — ему удается водить за нос и инвесторов, и всевозможные надзорные органы, остается без ответа. Белфорт в книге все приписывает своему недюжинному уму. Одно из его свойств — быть в постоянном напряжении, все время просчитывать варианты возможного развития событий (Белфорт утверждает, что однажды в детстве от нечего делать перемножал в уме четырехзначные числа). В книге он не концентрируется на крахе «Стрэттон Оукмонт», просто в один прекрасный момент за ним приходят люди и надевают на него наручники.

В фильме появляется единственный положительный персонаж — агент ФБР Патрик Денем: он не берет взяток и предпочитает ездить на метро, что автоматически относит его к категории неудачников. Однако противостояния добра и зла, по сути, не возникает. Белфорт делает все что душе угодно, мир открыт для любых его фантазий, он легко открывает все двери, и только цепь случайностей прерывает его ошеломляющую финансовую карьеру, целиком и полностью построенную на лжи. Путь для осуществления злых намерений не усыпан розами, но и препятствия на нем легко преодолимы. Скорсезе в очередной раз рисует портрет ницшеанского человека, для которого «все возможно», который убежден в том, что больные и слабые должны погибнуть, а сильнейшие — победить: «Падающего подтолкни». Он развеивает американскую мечту по ветру, демонстрируя, как благочестие с легкостью оборачивается пороком, и доказывая, что прижизненное падение человека бездонно, а человеческая жадность — беспредельна.

Финансовый мир обрел еще одного героя, который будет олицетворять этот мир в ближайшие годы. Акула биржевого рынка Гордон Гекко, придуманный Оливером Стоуном и запечатленный им в фильмах «Уолл-стрит», до сих пор считающийся одним из самых выдающихся кинозлодеев, блекнет перед Джорданом Белфортом. Мартин Скорсезе мастерски создает атмосферу безумия, которое концентрируется в тех местах, где люди имеют дело с большими деньгами. В какие-то моменты просто не веришь своим глазам: пафос саморазоблачения заставляет думать, что этот фильм сделан еще в старые времена пропагандистами, призванными вскрыть подноготную капиталистического строя. Но титры развеивают случайно мелькнувшую мысль: это самое что ни на есть американское кино, которое демонстрирует, как денежные потоки, протекающие через всевозможные финансовые центры, смешиваются с человеческим дерьмом в прямом и переносном смысле слова.