Посещая скромные дворянские усадьбы и роскошные дворцы сахарных магнатов, «Репортер» разбирался, что привлекало великих людей в слобожанской провинции

— Вы после Низов возвращаетесь в Сумы? На Луке мы как раз сегодня отмечаем день рождения Чехова. Вы там планируете быть?

О наших планах на этот морозный, но солнечный день меня выспрашивает сумская пианистка Надежда Запорожец, с которой мы с утра отправились из Сум на дачу Чайковского в Низы.

— Вообще-то дальше мы собираемся в Тростянец, а потом в Харьков, — отвечаю я, оглянувшись с водительского места на собеседницу через плечо.

— Зря, — говорит Надежда Ильинична. — Будет много интересных людей. Вы знаете, что именно здесь Чехов задумал «Вишневый сад»? Он отдыхал в 1888 и 1889 годах в имении Линтваревых на Луке. Там сейчас музей.

— Слышал, конечно. Вообще в ваших местах в те времена много знаменитостей побывало. Интересно, что их сюда влекло?

— Места у нас поэтические. Сами увидите. Особенно если сходим по льду на остров Любви. Оттуда лучший вид на усадьбу… Вот здесь налево поворачивайте.

Дорога От Сум до Ахтырки мы ехали с ветерком по приличной трассе Н-12. А вот по окружной Ахтырки пришлось двигаться очень осторожно, поскольку дорога разбита и очень плохо расчищена — под колесами скользкий раскатанный снег (лучше ехать через центр). Настоящим испытанием стал перегон в Пархомовку через Ахтырский нефтепромысел. Мало того что асфальт сильно испорчен большегрузным спецтранспортом нефтяников, так еще и сильный ветер с пургой быстро надувал такие снежные заносы, что без полного привода можно было легко застрять. Небольшая «ямковость» между Пархомовкой и Краснокутском после этого не показалась проблемой.

Низы: Надежда и Любовь музея Чайковского

Поэтические места начались сразу после съезда с лебединской трассы. Извилистая дорожка повела нас через лесок по живописным ярам к излучине Псла. А вот за мостом через реку началась суровая проза.

— Это руины Низовского сахарного завода, — объяснила Надежда Ильинична. — Недавно еще работал. А потом наши олигархи приватизировали. Видите, уже почти до самого фундамента разобрали.

Посреди гигантской россыпи кирпичей на месте исторического предприятия, основанного потомками легендарного сумского полковника Герасима Кондратьева, торчит одинокая труба. Говорят, она уцелела только благодаря тому, что используется как вышка мобильными операторами. Также сохранилась церковь Иоанна Богослова (1910) и, самое главное, бывшая усадьба семьи Кондратьевых. В гостях у своего однокашника Николая Кондратьева неоднократно проводил летний отпуск композитор Петр Чайковский.

В День памяти святых Петра и Павла 12 июля в Низах отмечают именины П. И. Чайковского. Художественная часть праздника обязательно включает концерт, на котором исполняют произведения композитора, а также выступают народные коллективы. Гостей традиционно угощают чаем с пирогами и фруктами на веранде усадьбы Кондратьевых

Музей Чайковского

50°47'12''N, 34°46'6''E

пгт Низы, ул. Сахарщиков

+38 (0542) 69-12-84, (066) 630-66-87

Режим работы в летний период: 09:00–17:00, вых.: вс., пн.

Стоимость билета: 10 грн

— Приезжал сюда в течение девяти лет, с 1871 по 1879 год, — рассказывает заведующая выставкой-музеем Чайковского в Низах Любовь Коген, встретив нас на пороге усадебного дома. — Приезжал на лето отдыхать, но не забывал о своей основной работе. Здесь он написал Первый концерт для фортепиано с оркестром, Вторую и Третью симфонии, знаменитую оперу «Черевички». Несколько произведений посвятил Кондратьевым. Идемте, а то холодно.

Пытаясь представить себе культурную помещичью жизнь XIX века, я перехожу из одной студеной комнаты в другую, и мне становится не по себе. Все стены от пола до потолка — в страшных серых пятнах плесени. Штукатурка во многих местах отвалилась, обнажив деревянную сетку основы.

На шикарных старинных дверях отслаивается филенка. Все мало-мальски ценные экспонаты спрятаны, а те, что нельзя унести, чем-то накрыты.

— Почему все в таком ужасном состоянии? — изумляюсь я.

— Формально это помещение не наше, — объясняет Любовь Никифоровна, — на балансе сельсовета. Раньше был клуб сахарозавода. Сумской краеведческий музей арендует здесь несколько комнат с 1990 года — у нас ведь очень богатая коллекция. Все было прекрасно, пока не отключили отопление, когда завод закрылся. Пошла сырость, грибок, трещины. Видите, как сыплется?

— В этом году поселку выделили 300 тысяч грн на ремонт усадьбы: крышу, окна, отопление, — добавляет Надежда Запорожец, которая возглавляет благотворительный фонд «Слобожанский», опекающий музей. — Представляете, местный совет не смог их освоить, и деньги забрали. Но мы добьемся реконструкции! А летом здесь и так красиво. На именины Чайковского к нам приезжайте — будет конференция, пленэр и, конечно, концерт. Здесь прекрасный хор бабушек — заводные такие, получше Бурановских.

Надежда Ильинична садится за черный рояль в большом зале с выходом на веранду.

— Это более поздний инструмент. От того, на котором играл Чайковский, только ножка осталась. Он хранился на заводе в стройцеху, рабочие его как верстак использовали. Но этот, «Красный Октябрь», не хуже.

Пианистка кладет закоченевшие пальцы на ледяные клавиши, и зал наполняется нежными звуками «Сентиментального вальса» — романтического подарка Чайковского влюбленной в него гувернантке Кондратьевых Эмме Жентон. Я смотрю на выцветшую фотографию, на которой все кондратьевское семейство пьет чай прямо на этой веранде, за окном, и только теперь ощущаю чеховскую атмосферу Низов. У меня есть вера в будущее этого поэтического места, пока здесь есть Надежда и Любовь.

Тростянец: театр в крепости и шоколадный индеец

— Надавите сюда, а я дерну, — методист городского клуба Татьяна Куприенко, которую я попросил показать нам Тростянец, пытается совладать с воротами. Примерзший засов поддается с трудом, но в конце концов тяжелая дверь со скрипом открывает перед нами нутро поразительного сооружения, известного как «Круглый двор».

— Арена! — удивленно восклицаю я, оглядывая овальное пространство внутри.

— Да, это действительно была арена и открытый театр, а сейчас тут проходят наши фестивали: рыцарский «Стара фортеця» и музыкальный «Схід-рок».

— А внешне больше похоже на крепость, — показываю на четыре крепостные башни.

— Возможно, так оно и есть. Первый владелец этого имения Тимофей Надаржинский был духовником Петра I. По некоторым данным, он начинал строить именно крепость. Но к 1749 году, когда его сыновья завершили строительство, обороняться уже было не от кого. Приспособили под конный манеж.

Осматриваем трехъярусные башни, в которых жил обслуживающий персонал и крепостные артисты, а теперь переодеваются рыцари во время фестиваля. При Советском Союзе, говорят, в башнях были жилые квартиры, а позже сооружение использовали в качестве базы райпотребсоюза.

— Василий Петрович Голицын в 1832 году женился на наследнице Надаржинских. Именно он стал использовать «Круглый двор» как театр, увидев в нем Колизей, как и вы, — рассказывает Татьяна по дороге через ухоженный парк с Благовещенской церковью (1750) к довольно скромному двухэтажному дворцу Голицына (1762), что по соседству. — Его сын Алексей учился в Императорском училище правоведения вместе с Чайковским. В 1864 году Петр Ильич провел в гостях у своего друга три летних месяца. Чем-то ему Тростянец запал в душу. Именно здесь он фактически начал творческий путь — написал увертюру к драме «Гроза», свое первое симфоническое произведение.

Портрет Чайковского встречает нас в вестибюле нарядного дворца. Тепло и чисто. Разительный контраст с Низами!

— Раньше здесь размещался детский садик, потом здание долго пустовало. Это была идея нашего мэра — восстановить дворец и «Круглый двор», чтобы развивать туризм.

Отреставрированные дворцовые помещения сейчас используются как краеведческий музей, картинная галерея, концертный зал, конференц-холл и место для свадебных церемоний. На втором этаже планируют открыть комнату-музей Чайковского. Люстры, лепнина, позолота, шторы в бальном зале — все выглядит свежо и аутентично. Разве что кроме линолеума на полу.

— Оригинальный паркет сохранился только местами, поэтому решили пока застелить, — объясняет наш гид. — А в остальном интерьер полностью восстановлен по зарисовкам. Вот эта лестница сохранилась со времен одного из последних владельцев имения Леопольда Кёнига. Благодаря ему в конце XIX — начале XX века была создана инфраструктура нашего города: паркетная фабрика, мельница, винокурня и рафинадный завод, на месте которого в 1974 году открыли шоколадную фабрику.

Бывшая Тростянецкая шоколадная фабрика «Украина», до последнего времени принадлежавшая ПАО «Крафт Фудз Украина», теперь носит имя международной корпорации «Монделиз». Именно отсюда в магазины всей страны поступают шоколадки «Корона», «Милка», «Альпен Гольд» и др. В музее шоколада, открытом пару лет назад тут же, в левом крыле дворца, я рассматриваю коллекцию знакомых с детства советских шоколадных оберток.

— Наибольшим спросом в те времена пользовалась «Аленка» — стоила всего 42 коп., а самый дорогой шоколад был «Гвардейский» — рубль сорок, — комментирует смотрительница Надежда Шевлякова. 48 лет она проработала учителем истории в местной школе, а теперь проводит детям экскурсии по музею главного градообразующего предприятия Тростянца. Говорит, наибольшим вниманием школьников пользуются огромные шоколадные скульптуры: лебедь, корона, парусник, индеец.

— Мне больше всего нравится Монтесума II, вождь ацтеков, который сумел убедить Эрнана Кортеса в том, чтобы тот брал с индейцев дань не золотом, а какао-бобами.

— Монтесума тоже шоколадный?

— 30 кг чистого шоколада!

— А кто это откусил от него кусочек?

— Детишки все время пытаются лизнуть, откусить или отковырять, — смеется Надежда Андреевна. — Каждый месяц восстанавливаем и шлифуем горячим шоколадом.

Покидаем город, набрав в ближайшем магазине с килограмм разных сладостей. Конечно, их можно купить в любом супермаркете страны, но все же эти шоколадки — лучший тростянецкий сувенир. Напоминание о том, как крупный бизнес и инициативная власть способны сделать из заурядного райцентра конфетку.

«Нескучное»

50°28'39''N, 34°56'11''E

г. Тростянец, ул. Лесная

+38 (05458) 5-14-83

Три лесных озера с родниковой водой посреди леса — лучшая зона отдыха в Тростянце. Ландшафтный парк площадью 256 га заложен в начале XIX века Александрой Надаржинской, внучкой основателя города. Дойдя до конца третьего озера, вы найдете «Грот нимф», сооруженный из больших плоских камней к 100-летию Полтавской битвы.

Дворец Голицына

50°28'28''N, 34°57'28''E

г. Тростянец, ул. Мира, 16

+38 (05458) 5-19-70, (050) 274-35-61

Режим работы: 08:00–17:00, вых.: вт., ср. (Музей шоколада — без выходных)

Стоимость билета: 8 грн Фотосъемка: 8 грн

Билет в Музей шоколада: 10 грн

Фестивали в Тростянце

«Чайковский Fest»

17–18 мая 2014 года. К 150-летию визита Чайковского в Тростянец лучшие украинские музыканты исполнят произведения композитора на фоне исторической тростянецкой архитектуры.

«Стара фортеця»

28–29 июня 2014 года. Пятый международный фестиваль исторической реконструкции соберет в крепости «Круглый двор» более 200 бойцов. Кроме рыцарских поединков и массовых сражений, зрителей ожидает этническая музыка и ярмарка. Стоимость билета: 75 грн

«Схід-Рок»

23–24 августа 2014 года. Восточноукраинский рок-фестиваль в День независимости превратит Тростянец в рóковую столицу Украины. В прошлом году хедлайнерами были «С.К.А.Й.» и «Ляпис Трубецкой».
Стоимость билета: 100 грн

День города

6 сентября 2014 года. Юные барабанщицы и духовой оркестр впереди торжественного шествия по центру города, праздничный концерт в «Круглом дворе», феерическое файер-шоу и фейерверк — так отметят 354-летие Тростянца.

Пархомовка: деревенский Эрмитаж

Сахарозаводческие имения продолжаются — теперь на Харьковщине. Мы в Пархомовке, родовом гнезде графа Ивана Подгоричани, серба по происхождению, заслужившего пархомовское имение верной службой императрице Екатерине II. Я тут уже бывал и хорошо знаю, что нас ждет в небольшом двухэтажном дворце в стиле флорентийских палаццо (конец XVIII в.). А в первый раз это был настоящий культурный шок!

Историко-художественный музей

50°7'28''N, 35°0'28''E

с. Пархомовка, ул. Конторская, 2

+38 (05756) 9-53-69, (05756) 9-53-99

Режим работы: 09:00–16:00, вых.: пн., вт.

Стоимость билета: 10 грн Экскурсия: 30 грн Фотографирование запрещено

Припоминаю — село как село: куры ходят, во дворах мужики самогон гонят. Путеводитель скупо указывает на существование здесь некоего художественного музея.

— И что у вас есть интересного? — спрашиваю смотрительницу у входа.

— У нас все интересно, — гордо отвечает она.

Посмотрим. Так, народное творчество, иконы, какие-то картины…

— Это что, Рерих? — не верю своим глазам. Табличка под небольшим полотном скромно подтверждает мою смелую догадку. Угу, а вот Бенуа, за ним Кандинский… Да не может такого быть! Только Малевича тут не хватает… Следующая картина — Казимир Малевич, «Супрематизм №65». Подлинник! Дальше все сливается, просто не укладываясь в голове: итальянское Возрождение, русские передвижники, рисунки Шевченко, плакаты Маяковского…

В следующем зале впадаю в ступор — Пабло Пикассо, «Голубь мира». Тот самый рисунок, который стал эмблемой антивоенного движения!

Такая вот скромная галерея сельского учителя Афанасия Лунева. Потомственного крестьянина, думаю, отличали две вещи: поразительное чутье на шедевры и поразительная же целеустремленность. Свою коллекцию он начал собирать в 1950-х годах, когда на послевоенной харьковской барахолке за копейки учительской зарплаты можно было купить или выменять на нехитрые сельские продукты просто уникальные вещи. Односельчанам школьный музей понравился, сюда начали приезжать из окрестных деревень. Тогда Лунев написал во все крупнейшие музеи Союза с просьбой помочь сельской галерее картинами из запасников. И начали присылать. Да такое, что скромный учитель оказался в центре внимания мировой общественности! Строчка из письма Ильи Эренбурга: «Извини, Пабло, но твои работы я подарил какому-то деревенскому учителю, в его деревенскую галерею. Я думаю, они там нужнее. Ты меня поймешь».

Казимир Малевич. «Супрематизм №65» одного из самых дорогих художников мира — визитная карточка пархомовского музея. Казимир Малевич провел детство в Пархомовке, где его отец Северин Антонович служил управляющим сахарного завода Терещенко. В начале октября во время фестиваля Малевича в музее можно увидеть его редкие картины из частных коллекций. Во дворе будет фольклорная музыка и танцы с игровыми элементами, кулеш и вареники.

— Не хочется хвастаться, но многие говорят, что у нас в музее необыкновенная атмосфера. Да я и сама каждый раз, как захожу, начинаю улыбаться, — говорит заведующая Пархомовским художественным музеем Елена Семченко. В музее она работает с момента официального основания в 1987 году. Ученица Афанасия Лунева — из тех, кому он с детства привил любовь к прекрасному.

— Афанасий Федорович, когда создавал этот музей, хотел сделать его очагом любви, добра, света для всех. Мы стараемся это сохранить, передать людям. Рады каждому посетителю. Любим похвастаться своими шедеврами. Когда видишь, что люди уходят с хорошим настроением (или в шоке — и такое бывает), а особенно когда возвращаются и говорят: «Три раза у вас были и вот привезли своих знакомых», понимаешь, что не даром это все создавалось. Никогда равнодушным человек из музея не выйдет!

Я в Пархомовке бывал уже три раза, и правда — равнодушным не ушел. Удивился только поначалу, что не видно охранников. А нет, оказалось, страж в черной униформе на месте — курит на крылечке. Этот «деревенский Эрмитаж» надо с пулеметами охранять.

В окрестностях Краснокутска

Районный центр Краснокутск интересен нам только как перевалочный пункт — здесь единственное в окрестностях приличное кафе. Летом еще можно прогуляться по холмам Краснокутского дендропарка, а в такую стужу природа совсем не манит. Лучше продолжим экскурс по слобожанским усадьбам.

Так, рядом с Мурафой есть маленькое село Владимировка, а в нем — парк-памятник «Натальевский» (1884). Это одна из многочисленных усадеб сумского сахарозаводчика Павла Харитоненко, которую он назвал в честь своей младшей дочери Натальи, ставшей княжной Горчаковой. Нас встречают роскошные романтические ворота и нечищеная аллея, ведущая в глубину соснового бора. Между деревьями виднеется массивная темная луковка, нахлобученная на необычной формы православный храм. Уникальную Спасо-Преображенскую церковь (1913) построил для Харитоненко архитектор Алексей Щусев, который также проектировал Казанский вокзал и мавзолей Ленина в Москве. По интернету гуляет байка, что копия этого храма есть в Ницце.

— А что, разве нет? Мы ведь об этом на экскурсиях тоже рассказываем, — признается Алла Шумилова, начальник отдела экологического просвещения и рекреации Национального природного парка «Слобожанский». Основанный в 2009 году НПП арендует одно из помещений на территории усадьбы. Ошибка насчет церкви простительная, поскольку формально усадьба к национальному парку не имеет отношения. В советские времена здесь размещался туберкулезный санаторий, а сейчас территория парка — памятника садово-паркового искусства с остатками некоторых усадебных построек бесхозна.

Щусевская церковь. Спасо-Преображенскую церковь в усадьбе Натальевка построил в 1913 году академик архитектуры Алексей Щусев по заказу хозяина имения Павла Харитоненко, который хотел разместить в храме коллекцию икон. Мозаику Христа-Вседержителя над входом приписывают Николаю Рериху.

— По документам парк-памятник есть, но ни работников, ни конторы там нет, — поясняет Алла Викторовна. — Только наш визит-центр, где мы скоро откроем музей природы. Вот если нам усадебный парк передадут, тогда будем официально экскурсии проводить и другие туристические услуги оказывать. С этой весны планируем начать полноценный прием туристов.

— Ну, вы теперь рассказывайте, что на самом деле похожую церковь Щусев построил не в Ницце, а в итальянском Бари, — рекомендую я напоследок.

К соседней Шаровке подъезжаем почти на закате. Ледяное зимнее солнце опускается к верхушкам деревьев, и я начинаю опасаться, что не выйдет фотография самой роскошной помещичьей усадьбы Харьковщины. Приходится поспешить. К счастью, калитка въездных ворот с островерхой башенкой и крепостными зубцами оказывается открытой, охранники по пути не встречаются, собаки не лают, и я беспрепятственно спускаюсь по осыпающимся лестницам аварийных парковых террас к склону противоположного холма, чтобы охватить объективом фотоаппарата всю подсвеченную розоватым цветом красоту сразу. Вот это да! Даже не знаю, с чем сравнить… В Украине подобного чуда нет больше нигде. Совершенно оригинальная архитектурная выходка неизвестного зодчего, реконструировавшего Шаровскую усадьбу в конце XIX века для предпринимателя Леопольда Кёнига — того самого, что развивал сахарную промышленность в Тростянце. Сказочный замок! Две неоготические башни обрамляют парадный фасад с колоннадой. По бокам — башенки поменьше. Веяние сдержанного английского романтизма в умиротворенной слобожанской глуши. Место настолько необычайное, что в последние годы привлекает целые толпы туристов, несмотря на мрачноватую ауру — до последнего времени здесь тоже был туберкулезный санаторий. Больницу из здания уже выселили, но дальнейшую судьбу дворца пока не определили. Доступ свободный. Летом здесь бывает по нескольку свадебных фотосессий в день. А сейчас, в разгар зимы, — ни единой души, кроме нас. Природа, архитектура, снег и тишина. Белое безмолвие.

Тени деревьев начинают наползать на верхние террасы. Мороз крепчает. Чудное мгновенье самого поэтического места Слобожанщины подходит к концу.

Ресторан

«Бавария»

50°3'43''N, 35°9'53''E

пгт Краснокутск, ул. Ленина, 131

Интерьер в европейском стиле. Вареники, пицца и суши в меню. Недорогие бизнес-ланчи. Режим работы: 10:00–24:00. Средний чек: 60 грн