После смены власти Киев и область накрыла волна преступности. Правоохранительные органы были деморализованы, и наводить порядок на улицах вышли Самооборона, афганцы, «Правый сектор» и просто люди, которым небезразлична судьба города. Между тем смуту в их ряды вносит финансовый вопрос, а доверие к ним подрывает огромное количество обыкновенных мародеров, которые рядятся под «самообороновцев». «Репортер» постарался разобраться, кто сегодня вышел на большую дорогу грабить, а кто — защищать граждан

В пятницу перед поселковым советом Софиевской Борщаговки, что под Киевом, безлюдно. Народ заходит разве что на почту, расположенную в фойе. А райсовет не работает. На серых дверях, обитых железом, несколько сквозных пробоин от пуль. На втором этаже в приемной и кабинетах начальников следы погрома: вещи свалены на пол, сварочным аппаратом вскрыты сейфы. Три сотрудницы исполкома пытаются привести помещение в порядок, а на журналиста реагируют истерически:

— Уходите! Вы же должны понять, что мы вам сегодня расскажем что-то, а завтра они вернутся и убьют нас, — нервно говорит миниатюрная блондинка.

— Кто «они»?

— Те, кто нас вчера под дулом пистолета выводили из этого здания и все здесь крушили! — с мольбой смотрит на меня брюнетка лет 35.

А третья старается спокойно складывать бумаги:

— У нас тут захват был. Вынесли все документы, компьютеры, много другой оргтехники. Депутатов наших побили. А комментарии мы не можем давать, потому что вон в той комнате как раз сидит следователь, свидетелей опрашивает… Может, он вам расскажет.

Следователь тоже нервничает:

— Вы руководству звоните! А то знаете, время такое: скажу лишнего, а на меня потом еще чего-нибудь и повесят.

— Кто повесит? — удивляюсь я.

— Девушка, революционное сейчас время, — отмахивается он.

Опасаться следователю есть чего: причина не только в неспокойном времени, но и в том, что дело по захвату поссовета — «стремное». То, что рассказывают ежась от страха местные жители, наводит на множество размышлений.

— До конца рабочего дня в среду (26 февраля. — «Репортер») оставалось где-то полчаса, когда сюда подъехало несколько машин, — говорит Виктория, сотрудница почты, окна которой выходят как раз на площадь перед зданием поссовета. — Из них вышла пара десятков во-оруженных людей в масках.

— Они стали ломиться в двери, в окна, вон и нам выбили окно, — кивает другая сотрудница на остатки рамы, пристроенные в углу. — Работники поссовета, наверное, увидели сверху, что приехали захватчики, успели закрыть железные двери, ведущие на второй этаж, но те стали стрелять, выбили замок и вбежали наверх. Что было дальше, мы не видели, так как закрылись в своем помещении и даже выглянуть наружу боялись, было очень страшно. Но потом под окнами стал собираться народ, мы спросили, можно ли нам выйти, и нас отпустили.

Местные жители, которые в тот вечер заполонили площадь перед поссоветом, показали мне на мобильном телефоне видеозапись происходившего. Захватчики пробыли наверху недолго и вскоре вывели к людям главу поссовета Олеся Кудрика и несколько местных депутатов, одному из которых разбили лицо. Кудрика заставили у всех на глазах написать заявление об отставке. Затем один из непрошеных гостей, размахивая пакетом с печатями поссовета, объявил, что они «Правый сектор», приехали восстанавливать справедливость. Сигнал о том, что «местный голова не устраивает громаду», им якобы подал житель поселка Василий Михайлович Ризун, которого тут же предложили избрать председателем поссовета вместо Кудрика. Но местные жители понятия не имели, кто такой Ризун и почему он должен возглавлять поссовет. Самого «кандидата» там тоже не оказалось.

— А ведь года полтора назад этот Кудрик вместе с нарядом «беркутов» сам захватывал поссовет, когда его возглавлял Юрий Денисенко, — рассказывает нам житель поселка Виктор. — Фактически это был рейдерский захват. В итоге Денисенко свергли и поставили Кудрика. Так что не исключено, что теперь сам Кудрик инсценировал это покушение с целью уничтожить документацию, чтоб новая власть не «прикопалась».

В приемной главы Олеся Кудрика еще не успели устранить следы недавнего погрома

Жители говорят, что в этот раз из поссовета вынесли шесть пакетов, набитых документами. Выносили также оргтехнику: факс, компьютерный монитор. Пошумев, захватчики уехали с награбленным. Но на следующий день Кудрик «восстановился» в должности и как был, так и остался председателем. От комментариев он отказался. Но его помощник Сергей считает, что захват осуществил Денисенко.

— Чтобы отыграться за старое, — говорит он.

Захватчики скрылись в КГГА

Продолжение эта история получила при участии столичной Самообороны, которую вызвали в день захвата местные жители.

— Мы выехали по вызову, — говорит сотник 36-й сотни Андрей Первак. — Я подошел к ребятам в черных масках со щитами, они назвались «Правым сектором». А в ответ на вопрос: «Кто старший?» — назвали псевдоним Ганс. Я перезвонил сотнику 23-й сотни «Правого сектора» Иранцу, тот сообщил, что, оказывается, эту группу они давным-давно разыскивают. И попросил задержать их и дождаться, пока не подъедет подкрепление. Но нас было меньше, к тому же устроить перестрелку в таком людном месте никто не решался. Поэтому мы стали их преследовать. У станции метро «Шулявская» увидели, как трое человек выпрыгнули из буса с черным пакетом. Я вышел, вырвал этот пакет и постарался отнести его подальше, так как думал, что там автомат. На что услышал сзади: «Стой! Стрелять буду!» Мы с напарником прыгнули в машину и тут же получили выстрел в окно, я чудом успел пригнуться. А в том пакете оказались компьютерный монитор и теплое женское пальто. То есть мародеры выполняли чей-то заказ и заодно себе добра прихватили.

Однако другой самообороновец, представившийся Павлом, говорит, что, пока его побратимы воевали с выпрыгнувшими, он провел микроавтобус до… Майдана.

— Там часть людей из него вышла и направилась в КГГА, они поднялись на седьмой этаж. Дальше я пройти не смог, так как нужен был пропуск. Но я знаю, что на седьмом этаже базируются «свободовцы».

Подобным образом были захвачены некоторые госучреждения в Киеве. В частности, сообщалось о захвате Святошинской и Дарницкой райадминистраций, других админзданий, была и попытка захвата Федерации футбола Украины… В основном захватчики представлялись формированиями с Майдана — «Правым сектором» и Самообороной. При этом ответственность за захваты майдановцы на себя в большинстве случаев не берут. Говорят, что таким образом под их именем действуют организованные преступные группировки.

— Это и потенциальные бандиты, которые всегда были связаны с криминальным бизнесом, но теперь действуют на широкую ногу, и депутаты, региональные «недобитки», которые стараются скрыть документы о своей деятельности, а потому захватывают учреждения, — поясняет Андрей Первак.

Но что «недобитки» могли делать в КГГА, самообороновцы объяснить не могут.

Гопники и вчерашние титушки

Жители столицы жалуются, что вызвать милицию в последний месяц было очень проблематично. Сотрудники МВД признают — они просто деморализованы.

Замок в дверях на 2-й этаж здания налетчики выбивали с помощью огнестрельного оружия

— Настроения в целом в милиции сегодня пессимистичные, — поделился сотрудник столичного уголовного розыска. — Потому что профессия наша упала ниже плинтуса, ее не ценят и не уважают. Примерно с 18 по 23 февраля был какой-то совсем упаднический дух. Мы с ребятами сидели и обсуждали, зачем выходить на работу. Увольняться думал каждый второй, а некоторые таки написали заявления с формулировкой «в связи с низкой зарплатой». На самом деле проблема не только в зарплате. На всю милицию без разбора посыпались все шишки, все обвинения в грехах власти. За что? Мы не давали присягу ни правым, ни левым, при этом большинство из нас каждый день выходили на работу. И как было разобраться, какой приказ преступный, какой нет? Но сегодня большинство сотрудников взяли себя в руки, мы решили: пока нас не расформировывают и не увольняют — будем работать.

Отсутствие на улицах сотрудников право-охранительных органов привело к разгулу преступности.

— В начале 20-х чисел февраля в столице был всплеск разбоев и грабежей, — рассказали в пресс-службе столичного главка УМВД. — Например, только за 25 февраля поступило 17 сигналов об открытых вооруженных нападениях, семь сигналов о хулиганстве, но потом статистика пошла на спад. Уже 27 февраля сигналов о разбоях было лишь четыре, а фактов хулиганства не зарегистрировано ни одного. Кроме того, поступает много ложных вызовов, потому что народ очень напуган.

В областной милиции все немного позитивнее.

— В провинции народ еще сохранил уважение к милиционерам и доверие к ней, — считает начальник пресс-службы милиции Киевской области Николай Жукович. — Потому сотрудники работали и работают практически в обычном режиме. И в целом статистика с начала года не хуже, чем за тот же период прошлого года. Что касается разбойных нападений и проникновений в жилища, то, конечно, самыми заметными стали посещения пустующих ныне особняков людей, которые вчера были при власти. Например, в дом Петра Симоненко сперва приехала Самооборона. Но она посмотрела имение, при этом ничего не трогала, и уехала. А затем уже появились неизвестные в масках, которые и учинили поджог. Дом экс-главы администрации президента Андрея Клюева в Обуховском районе охранял наряд ГСО. Туда какие-то сомнительные люди приезжали дважды. В первый раз у них было столкновение с охраной, но нападение удалось отбить, хотя один из гэсэошников получил ранение. Однако вскоре бандиты приехали снова, в результате столкновения их опять прогнали, но они украли сервер, куда поступало все видео с камер наблюдения.

Нестабильная ситуация в стране привела к разгулу мелких преступников, гопников. На улицах грабят прохожих, забирают выручку в киосках и магазинчиках. Настоящий шок вызвало у жителей села Процев в Бориспольском районе покушение на жизнь председателя местного сельсовета.

— Много раз судимый за тяжелые преступления мужчина «откинулся» с зоны и решил, что раз в Киеве сейчас революция, то самое время поживиться, — говорит местный участковый Сергей Кинтер, которого эти события сделали местным героем. — Хотя с нашим селом его ничего не связывало, но он прочитал о нем в газете как о зажиточном (открывать детский садик в прошлом году туда приезжал Янукович. — «Репортер») и приехал. Уже тут нашел людей, которые любят выпить, и стал у них выспрашивать информацию. Так и выяснил, что председатель — женщина одинокая. Задушив сторожа усадьбы, бандит спрятался у женщины в доме, а когда она пришла, стал вымогать деньги. Та указала на место, где хранила несколько тысяч долларов.

Ускользнуть от бандита жертве удалось лишь чудом. С резаными ножевыми ранами она сейчас находится в больнице. А вот грабителя помогало ловить все село, которое самоорганизовалось в ту же ночь. Во главе с участковым бандита все-таки поймали.

Кроме того, орудуют на окраинах столицы и в селах и вчерашние титушки.

— У нас была информация, что в последние дни революции в Киев завезли не менее 5 тысяч титушек, — говорит афганец с Майдана Валентин Лихолит. — Поскольку власть стремительно сбежала, проплачивать возвращение этих хлопцев домой стало некому. Осели они на окраинах Киева, им нужно как-то питаться, жить, вот они и выходят грабить.

К участковому села Процев Сергею Кинтеру местные жители сохранили доверие и уважение

Яркой иллюстрацией тому стал случай в селе Осыково под Киевом. Пятеро мужчин, вооруженных битами, ворвались в дом к активисту Майдана предпринимателю Борису Осипенко и похитили его на его же собственном микроавтобусе Hyundai H1. Мужчину нашли через пару дней, избитого и прикованного наручниками к рулю.

— В семье Бориса Ивановича считают, что эти люди боялись проехать через блокпосты Самообороны и милиции, потому вынудили его, чтобы провез. Сейчас он в тяжелом состоянии, в 17-й больнице Киева, — говорит знакомая семьи Осипенко Юлия Кияшко. — А налетчиков так и не задержали.

Милиция под прикрытием народа

Правоохранители стараются не говорить о том, что побаиваются формирований Самообороны. Так же, как боятся выходить на патрулирование из-за разгула криминала. Еще бы! Сегодня вся милиция шумит о расстрелянных неизвестными 2 марта на Броварской трассе (КПП «Быковня») троих сотрудниках ГАИ. Из автоматов. В упор. Чтобы завладеть их табельным оружием. Не успели еще забыть и о другом беспределе — расстреле гаишников на улице Симиренко в Киеве. Потому столичная милиция вынуждена не только объединяться с народными формированиями, но, более того, работать иногда под их прикрытием.

Соломенская райадминистрация Киева, шесть часов вечера. Чиновники уходят домой, а в зале заседаний собираются около 20 мужчин: с 22 февраля каждый вечер самообороновцы проводят совещания вместе с сотрудниками милиции. В этот вечер, например, в зале присутствуют представители отдела общественной безопасности Соломенского РУВД (подобные взаимоотношения с формированиями Майдана выстроила и милиция Голосеевского района столицы). Обсуждают расстановку сил, какие маршруты необходимо «прочесать» в первую очередь, какие пункты участковых оставить работать на ночь… Некоторые самообороновцы вооружены огнестрельным оружием, но милиция не задает лишних вопросов.

— Да, нашим ребятам стало небезопасно выходить на улицу, — говорит Ирина Левченко, спикер Соломенского РУВД Киева. — Но нужно выполнять свои обязанности. Поэтому, когда в нашем районе появилась Самооборона, мы стали плотно сотрудничать. С патрулем выезжают на маршруты несколько их машин. В случае конфликтов они могут быть буфером между недовольными гражданами и милицией. Кроме того, они очень помогают опознать, кто есть кто: где активисты с Майдана, где преступники.

— Кого задержали совместными силами?

— Например, автоугонщиков. Разбои на территории района исчезли. И то ли благодаря нашим совместным действиям, то ли благодаря самоорганизации жителей, но количество уличных преступлений по всему району очень уменьшилось. Кражи тех же автомобилей, воровство из автомобилей… За последнюю неделю у нас был только один грабеж, а раньше (имеется в виду до середины февраля. — «Репортер») фиксировали один–два каждую ночь, ведь на нашей территории находится вокзал, здесь всегда есть криминальные «гастролеры». До 20 февраля у нас сожгли в разные ночи более 10 автомобилей, теперь нет ни одного поджога.

— А что за ситуация была несколько дней назад с уличной стрельбой?

— Вечером 25 февраля нам поступил сигнал о том, что на улице толпа вооруженных людей, слышны выстрелы. В первую очередь мы сообщили об этом Самообороне и также выехали на место. Там мы обнаружили несколько обстрелянных автомобилей — без номеров и якобы из кортежа Януковича. Наши сотрудники нашли на месте пару гильз. Мы как раз разбираемся, кто были эти ребята: Самооборона, которая задерживала автомобили из кортежа, или же преступники, обстрелявшие автомобили мирных граждан.

Последнее предложение из уст спикера милиции режет слух. Но тут ей на мобильный поступает звонок, и я невольно слышу разговор о том, что сотрудникам ГСО «майдановцы» вернули похищенное оружие…

— У наших гэсэошников на выезде отобрали оружие, — поясняет мне, завершив телефонный разговор, Ирина Левченко. — А сейчас его нашла совместно с нашим угрозыском 8-я сотня афганцев отряда Самообороны Майдана. И вернула ребятам. Подробностей не знаю, вы же видели, что информация только поступила.

И я понимаю, что сегодня не время для провокационных вопросов к рядовым сотрудникам милиции, которые стараются прийти в себя и делать свою работу.

В конце прошлой недели вход в поселковый совет был открыт разве что для посетителей почты

На арену вышли бизнесмены

Ресторан мультимиллионеров братьев Константиновских не работает уже не один день. Но на парковке много машин, у ворот стоят вооруженные караульные, во дворе — бронированные джипы и тоже вооруженная охрана. А в самом ресторане несколько десятков крепких спортивного вида парней едят гречневую кашу с мясом. Все они одеты в гражданское. Сами братья — бритоголовые близнецы среднего роста, жилистые, дружат со спортом и выглядят много моложе своих 54 лет. К ним то и дело приходят солидные люди, бизнесмены, друзья. Все они впечатлены маленькой «армией» и встревожены опасностью для своего бизнеса, все хотят заручиться поддержкой — «на всякий случай». В какой-то момент мне становится страшно: уж больно все это напоминает 1990-е годы, когда такие же крепкие парни выезжали на криминальные разборки. Сами братья утверждают, что создали свое формирование как раз с противоположной целью.

— Мы на Майдане проводили достаточно много времени, — охотно рассказывает Вячеслав Константиновский. — Когда стали поступать массовые известия о мародерстве, грабежах, то первой мыслью было защитить свой бизнес. Но потом мы сели и подумали, что мы не инородное тело в городе и если имеем ресурсы, то почему бы не помочь защитить Киев. Многие люди, которые нас знают, обращаются за помощью.

— Какие у вас ресурсы?

— Есть обособленная база в виде ресторана, автопарк, зарегистрированное оружие. К тому же у нас своя разветвленная служба безопасности. Все это проверенные люди, с которыми мы работаем годами. Единственная проблема — с информацией. Хотелось бы координироваться с милицией: если какая-то бабушка увидит, как взламывают чей-то дом, то она не позвонит нам, у нее не будет наших контактов, она наберет «102». И если те не выедут, как часто бывало в последнее время, то люди пострадают. Но милиция на контакт не идет. Беспокойно и за ребят, которые формируются в отряды без вооружения, чтобы охранять свои дома, но не имеют никакого опыта. Вчера, например, нас вызывали автомайдановцы в частный сектор, где было около 15 неизвестных на автомобилях, были ли они вооружены — не знаю: мы их за руку не ловили. Когда приехали, они просто сидели в машинах, возможно, изучали обстановку. Мы подошли, поговорили. Они снялись и уехали оттуда.

Еще братья рассказывают, как выезжали на сигнал о попытке захвата налоговой по работе с крупными плательщиками налогов.

— То же самое. Там были какие-то люди с автоматами, — комментирует Александр. — Кто за ними стоит, я не знаю. Понятно, что кто-то или заинтересован в дестабилизации обстановки, или, возможно, хотел сместить руководителя, поставить своего — такое сегодня чаще всего происходит. Но, увидев вооруженных ребят, то есть нас, они отступили и уехали.

Братья считают, что в Киеве действует несколько основных вооруженных группировок из 20–30 человек, которые наносят серьезный ущерб.

— И вот если их накрыть,— рассуждает Вячеслав, — и хотя бы один раз жестко дать им отпор, то у многих отпадет желание это делать. Потому что, глядя на них, и другие сбиваются в кучи и пытаются на фоне неспокойной обстановки в стране нападать на мирный бизнес и граждан, пытаются делать что-то мелкое, потом — крупнее, затем становятся бандой. Хотелось бы зажать хотя бы одну серьезную группировку, чтобы остальным было неповадно.

— На какие действия вы готовы?

— Если, как вчера, нам попадется группа, которая снимется и уедет, то разжигать конфликт не будем. Попадутся хулиганы мелкие — подзатыльников надаем и отпустим. Но с серьезными людьми, которые станут применять оружие, мы будем говорить на их языке.

Бизнесмены отмечают, что те, с кем им пришлось столкнуться, также представляются то «Правым сектором», то Самообороной. Братья отметают мысль о том, что под видом налетчиков действуют люди, которые остались в этих структурах сегодня, но подтверждают, что они могут иметь отношение к Майдану.

— Майдан не идеален, и многие из тех, кто раньше реально там стоял, сегодня тоже выходят на большую дорогу. При этом они могут ссылаться на какие-то личности, поскольку действительно еще вчера могли общаться с этими людьми, — говорит Вячеслав. — Я слышал, что всякие структуры сейчас набирают мародеров, но пусть не забывают, что во время войны мародеров расстреливают.

— Это ваше занятие может перерасти в бизнес? — интересуюсь.

Александр кивает:

— Пока мы все делаем на собственных ресурсах, но, конечно, долго так продолжаться не может. Поэтому мы не исключаем, что наше формирование может превратиться в охранный бизнес.

Бойцов раскупают

Профессиональный охранный бизнес сегодня очень выгоден: один «заряженный» боец, обученный приемам рукопашного боя и обращению с оружием, стоит от 600 до 800 грн в сутки, а руководитель подобного спецотряда получает 1 000–1 200 грн, при этом обладает отменной спецподготовкой. Потому Константиновские — не единственные, кто может сделать из самообороны бизнес. Официально сотники Майдана напрочь отметают информацию о коммерческой составляющей в своих рядах, подчеркивая, что, даже если их и пытаются «купить» — это бесполезно. Но рядовые самообороновцы признаются, что именно финансовый вопрос сегодня расшатывает ряды бойцов, которые выходили защищать свои дома и страну.

Боец Владислав соглашается встретиться на нейтральной территории на условиях полной анонимности. Около девяти вечера мы встречаемся у станции метро «Шулявская» и отъезжаем в спокойное (где нет машин) место. Мой визави — симпатичный крепкий брюнет, очень обеспокоенный тем, что сегодня происходит с его побратимами.

— Нас становится все меньше и меньше, — с досадой говорит он, паркуясь.

— Куда же вы деваетесь?

— Наших ребят (из Святошинского района Киева. — «Репортер») переманивают разные организации. Например, мне звонили, представились организацией «Народна рада — Громадянське коло», предлагали перейти к ним. Или ребята на постах стоят, а эти объезжают посты, пешие патрули, обзванивают диспетчеров и тоже переманивают. При этом прикрываются телефонами руководства Святошинского района. Особых благ не обещают, только деньги на бензин, флажки, удостоверения, ну и кормежку. А еще «закидывают», что в будущем это нам обязательно пригодится. Мол, когда все закончится, будет новая милиция и все вы станете милиционерами. А заманить пацанов не так уж и сложно. Во-первых, уже которые сутки мы покупаем бензин только за свой счет и вообще работаем на голом энтузиазме. То есть днем занимаемся своей работой, а по ночам патрулируем. Спим реально по два–три часа в сутки, а они, твари, этим пользуются. Звонят и отдельные бизнесмены, и официально из партий — тех же «Свободы», УДАРа — и пытаются подгрести под себя: выдают бронежилеты, каски, удостоверения. А еще ездят за нашими машинами, иногда пытаются нас запугать и тем самым подчинить себе. Вот ребята и подумывают, что лучше под «крышу» зайти.

Владислав рассказывает, что на днях участников Самообороны Святошинского района собрали в одном из ночных клубов на проспекте Победы. Кроме бойцов, «народнорадовцы» пригласили бизнесменов и представителей местной власти. В частности, парень узнал депутата Киевского горсовета Александра Пабата. На собрании бизнесменам предлагалась защита, а парням — работа.

— Мы их тогда прямо спросили: вы это затеваете ради бизнеса? Тут они заюлили, мол, не только для бизнеса, но и для народа… После этого мы уже не стали их слушать, большинство парней вышли оттуда, но были и такие, что остались.

«Репортер» перезвонил Александру Пабату, который пролил свет на то, кем на самом деле являются «народнорадовцы» и что происходило в ночном клубе.

— На это собрание я пришел как житель Борщаговки, а не депутат. Все это было преподнесено под видом создания объединения Самообороны в нашем районе. Поэтому я предложил им несколько шагов по структуризации. Но выяснилось, что организаторы хотят поставить это на коммерческую основу. Организаторами были депутаты Святошинского района от «Батькивщины», УДАРа и «Свободы», я их давно знаю. Они предложили ребятам отказаться от Самообороны Майдана, от «Правого сектора». Мол, давайте, объединяйтесь под нас, мы вас защитим. Параллельно предложили зайти «под них» и бизнесменам, пообещав им тоже защиту. Делается так потому, что эти партии боятся народного контроля, к тому же, возможно, хотели заработать. И я знаю, что такую же деятельность они развили в других районах Киева.

Конечно, в большинстве своем самообороновцы — далеко не профессионалы, потому и тратиться организаторы на них не собирались. По словам Пабата, бизнесмены также не согласились платить за услуги, так что затея «Громадянського кола» на данный момент потерпела крах. Но попыток-то они не оставляют…

При входе в Соломенское РУВД — портреты погибших гаишников. Живая рана от бандитского произвола

***

С одной стороны, формирования Самообороны стали вынужденной необходимостью для Киева и области, потому что в условиях свершившегося переворота правоохранители не подавали признаков жизни. Милиция сегодня только пытается прийти в себя и восстановить боеспособность. С другой — многих жителей страны, равно как и сотрудников органов, возмущает, что сегодня на блокпостах у них проверяют документы люди, которые не имеют на это законного права. У вчерашних мальчишек и сомнительных личностей вдруг невесть откуда взялись автоматы… Правомочность этих формирований и их действий (например, проверка документов и досмотр багажа в аэропорту) также вызывает много вопросов. Но высказывать возмущение по этому поводу небезопасно. Чего стоят выпады ровенского активиста Александра Музычко (по прозвищу Саша Белый), который сначала появился с автоматом Калашникова в местной госадминистрации, потом надавал подзатыльников районному прокурору, а затем и вовсе пообещал новоназначенному главе МВД Арсену Авакову, что «повесит его на дереве, как собаку». И некоторые сотники Майдана (например, Анатолий Траксель) на своих страницах в соцсетях приветствуют действия Музычко.

Страшно и то, что эти формирования пользуются у многих граждан столь большим доверием, что люди не могут поставить под сомнение их заявления, а силовые действия тут же находят оправдание.

— Сегодня для сотника Самообороны открыты все двери, — заявил мне во время интервью Андрей Первак, похлопывая по нагрудной кобуре, куда был «упакован» пистолет.

И в этом их правда.

ГАСТРОЛИ САМОЗВАНЦЕВ

Влад Абрамов, Александр Сибирцев

Бандиты, прикрывающиеся флагами Самообороны Майдана и «Правого сектора», наиболее ярко проявили себя на дорогах Киева и Киевской области. Но этот тренд начинает появляться и в других областях.

Нечто похожее на лжесамооборну было замечено на дорогах Днепропетровщины. Недавно двое бандитов в масках, вооруженные топором и пневматическим пистолетом, уст-роили засаду под Кривым Рогом. Оcтановили машину местного 50-летнего бизнесмена, ударили по кузову топором и потребовали денег. Для убедительности навели пистолет. Забрав 2 000 грн, скрылись.

— На днях неизвестные зашли в пригородную маршрутку. Угрожали оружием, заставили снять драгоценности, отдать деньги. На прощание покричали «„Правый сектор“! Слава Украине!» и скрылись, — рассказывает представитель «Правого сектора» Евгений Борисов. — Это не первый инцидент, в котором преступники прикрываются нашим движением. Был даже случай, когда нам позвонила мама школьника, сказала: «У сына отбирают деньги, говорят, что для вас. Разберитесь, а то позвоню в милицию». Но на наши вопросы кто она, откуда, где учится ее сын, отрезала: «Вы и сами знаете».

Надо сказать, что многие автомобилисты рассказывали, что последнее время гаишники «слишком вежливы», отказываются от взяток, оформляют протоколы. Но вот пресс-служба львовского «Правого сектора» говорит о другом: «Сотрудники ГАИ вдвое увеличили „тарифы“ взяток, ссылаясь на то, что половину отдают „Правому сектору“». Подобную информацию активисты называют кампанией по дискредитации движения.

В Одессе именем «Правого сектора» не прикрываются, но от этого там спокойней не становится.

За последние два месяца в Одессе и области уровень преступности заметно вырос. Об этом нам рассказал глава Одесского областного управления уголовного розыска МВД Андрей Пинигин:

— Ситуацией стараются воспользоваться криминальные элементы — под шумок пытаются грабить и воровать.

— Вчера прямо под Суворовском райотделом раздался крик — грабитель на бегу сорвал с кого-то золотую цепочку. Вышедший покурить офицер догнал вора и задержал. Оказалось, что грабитель — житель Херсона. Был нанят кем-то из одесских гражданских деятелей для участия в митинге-массовке. А после митинга херсонец решил подзаработать. Однако вора подвело незнание города: на преступление он пошел прямо под райотделом, — рассказал «Репортеру» офицер милиции.

Одесские милиционеры жалуются и на то, что наряды их патрулей ослаблены отсутствием традиционного подкрепления из «Беркута».

— Каждый второй прохожий сейчас чем-нибудь вооружен — ножом, палкой или травматическим пистолетом. Лишний раз стараемся никого не задевать — можно нарваться на отмороженных или неадекватных людей. Сейчас пытаемся выезжать и вмешиваться только в откровенно криминальные ситуации, если где-то реально совершено преступление, — признался сержант одесского полка патрульно-постовой службы Юрий В.

К слову, одесский «Беркут» пока не выезжает на патрулирование города и ждет перемен.

— Переаттестация прошла на днях. Все, кто захотел остаться в составе нового подразделения, ее прошли. Несколько человек решили перевестись и уволиться, но таких мало. Зарплату за прошлый месяц получили вовремя. Сейчас ждем инструкций и переформатирования подразделения, — пояснил нам командир одесского «Беркута» Николай Панькив.

Похоже, что синдром «невмешательства» охватил помимо милиции и других силовиков Одессы. Сотрудники ГАИ заявляют о том, что большинство автоинспекторов всеми силами стараются не работать по ночам и не останавливать автомобили на пустынных участках трассы.

— Страшно, сейчас можно нарваться и на пулю, — заявил «Репортеру» прапорщик одесского ГАИ Андрей.

В СБУ говорят о том, что личный состав просто «ждет и ничего не делает».

— Оружие и удостоверения у нас отобрали. Документы получаем лишь придя на работу. Начальство никаких задач реальных не ставит — все ждем, когда уволят командиров и пришлют новых, — рассказал по секрету сотрудник управления одесского УСБУ Владимир.

Интересно, что одновременно с бездеятельностью силовиков в Одессе увеличивается активность всевозможных народных дружин, сотен Самообороны и прочих гражданских формирований. Причем многие из них «забывают» регистрироваться в милиции и проводят акции на свой страх и риск. Однако вплоть до Ширяевского района на Одесской трассе, в отличие от остальной Украины, застав и баррикад из покрышек нет.