Российские войска без знаков различия уже неделю стоят в Крыму. Украинские военные части блокированы, но разоружаться отказываются. Вторжение фактически состоялось, но армия страны воздерживается от ответных действий. Ситуация кажется патовой, но оттого не менее напряженной. Валентин Бадрак рассказал о том, каким видит дальнейшее развитие событий в Крыму

1. Какая сейчас диспозиция военного контингента в Крыму? О чем говорит поведение войск, какие цели они преследуют?

Сегодня в Крыму пребывает 15– 16 тысяч российских военнослужащих. Исходя из данных о передислокации российских войск, можно сделать вывод, что в операции принимают участие подразделения бригады ГРУ из Тольятти, Ульяновской воздушно-десантной дивизии, возможно, подразделений Псковской воздушно-десантной дивизии и части контингента Черноморского флота России. Без сомнения, ситуацию нужно характеризовать как военные действия. Пока это бескровная война, но в любой момент обстановка может измениться.

2. Назовите задачи, стоящие перед российскими войсками

Очевидно, что задачей минимум является аннексия Крыма, а задачей максимум — дестабилизация всей Украины и смена центральной власти в стране. Войска действуют исключительно по приказу, реализовывая отменно разработанный сценарий. Те подразделения, которые сейчас стоят в Крыму, прошли серьезную психологическую подготовку. Они выполнят любой приказ, угрызений совести не будет.

3. В какой стадии находится военный конфликт и какие факторы влияют на его ход?

Иностранные войска контролируют все стратегические точки в Крыму в том смысле, что большинство военных объектов блокировано. Но территория не зачищена: украинские войска никуда не ушли, они просто остаются в местах дислокации и, не применяя оружия, защищают свои городки. Сегодня есть три составляющие, от баланса которых зависит исход военной кампании. Первая — реакция международного сообщества и демонстрация реальной, в том числе военной, защиты интересов Украины, которые стали тождественны интересам всего цивилизованного мира. Второе — мужество и готовность украинской армии защищаться. И третье — отношение к военной кампании в самой России. Резерв силы как раз в третьем. Если от своего народа Путин услышит, что он не герой, а потенциальный преступник, готовый ввергнуть народы в братоубийственную войну, он отступит.

4. Где проходит грань, за которую нельзя выходить? На какие провокации военные, даже против желания, вынуждены будут ответить силой?

Это больше политический вопрос. Иностранные войска уже вторглись на нашу территорию. С другой стороны, ситуация, которую я называю «военным бездействием», сейчас оправдана. Ни в коем случае не разоружаться — это важнейший принцип, которому должны и следуют украинские военные. Честь им и хвала за это. Территория военных частей должна быть неприкосновенна — грань, которую нельзя позволить перейти. В какой-то момент необходимо будет четко обозначить, когда украинская армия начнет действия на поражение — в целом, а не только при обороне городков. К примеру, в какой момент украинские ПВО начнут сбивать российские вертолеты.

5. Крым фактически отрезан от остальной Украины: войска в осаде, сообщение и коммуникации прерваны. Есть ли смысл уже сейчас блокировать Перекопский перешеек, чтобы не допустить интервенции в южные области страны?

Думаю, это преждевременно. Украинские войска стоят в Крыму, переносить южную границу в Херсонскую область нецелесообразно. Но что нужно делать, так это перебрасывать войска в «опасные» области на юго-востоке страны: в Донецкую, Луганскую и другие, где высока вероятность провокаций.

6. В Крыму стоят войска без опознавательных знаков. В чем смысл этого маневра?

Это обычная уловка. Сегодня это учения, завтра — самооборона Крыма, послезавтра — неизвестные бандформирования. Обезличенные войска оставляют возможность для маневра, для вранья и уловок. В конце концов это сохранение путей отступления в случае провала военной авантюры в Крыму.

7. Каков ваш прогноз развития ситуации не с политической, а с военной точки зрения. Какие превентивные меры еще нужно предпринять?

Российские военные учения закончились, задача максимум — свержение центральной власти — не выполнена. А значит, российские войска останутся в Крыму для поддержания нелегитимного, но лояльного России местного руководства. Частичная мобилизация должна продемонстрировать, что Украина взялась за оружие, но от стрельбы воздерживается. Нужно показать силу и решимость.