Проехав от Моринцев до Канева мимо будущей аллеи Лениных за птицей счастья, «Репортер» узнал, как будут проводить юбилейные торжества к 200-летию Кобзаря

«Вас приветствует земля Богдана и Тараса» — встречает нас плакат на въезде в Черкасскую область, родину двух выдающихся украинцев, словом и делом — пером и саблей — боровшихся за свободу украинского народа. Чуть дальше видим остов сгоревшего автобуса на обочине. Дальше еще один, и еще…

— Ваша работа? — спрашиваю у здоровяка в камуфляже и с палкой в руке, который вежливо попросил меня открыть багажник на блокпосту у въезда в Корсунь-Шевченковский. Тот хитро улыбается из-под армейской каски:

— Ну что вы, это титушки в автобусах неосторожно курили.

Над блокпостом, сооруженным из груды покрышек, реют сине-желтые государственные и красно-черные революционные знамена. По дороге из Киева мы насчитали не менее десятка таких контрольных точек, чуть ли не в каждом крупном селе. Только на одном из них активисты работали вместе с ГАИ, но и на всех остальных — порядок, спокойствие и энтузиазм в глазах черкасцев, отстоявших свою свободу. Только что по радио объявили о низложении президента.

«Поховайте та вставайте, кайдани порвіте» — крутились в голове слова Шевченко из «Заповіта». Кажется, я стал лучше понимать, почему Кобзаря так часто называют пророком.

Дорога Добраться до Шевченково от Киева проще всего по Одесской трассе, свернув за Белой Церковью на Таращу и Лысянку. Мы же поехали через Обухов на Корсунь-Шевченковский. Благодаря мягкой зиме и активности дорожников, состояние трассы Н-01 неплохое. Только за Мироновкой появляются пучины и наспех заделанные ямы. Дороги между шевченковскими селами осенью хорошо залатали, а местами полностью перестелили. В Корсуне-Шевченков-ском встречаются сильно разбитые улицы. В Канев отсюда ехать рекомендуем через Мироновку по Р-09, которую в прошлом году капитально отремонтировали.

Моринцы, Шевченково, Будище: скромный юбилей

Навигатор пытается вести куда-то дальше по трассе, но я знаю, что сворачивать нужно в Корсуне-Шевченковском. Вот и указатель на Лысянку напротив ресторана «Ветряк» на корсуньской объездной. Указывает налево. Погодите, по карте нам вроде бы надо направо… На самом деле все правильно, это просто съезд на разворот под мостом в нужном нам направлении. Но об этом еще догадаться надо!

Обычная латаная-перелатаная сельская дорожка вскоре сменяется ровной лентой гладкого асфальта с еще не стершейся разметкой. Наконец-то появился первый признак подготовки к 200-летнему юбилею главного столпа украинской культуры. Повод более чем солидный, но масштабы предстоящих торжеств в родных местах Тараса Григорьевича пока не впечатляют.

Село Моринцы, где поселился когда-то дед поэта Аким Бойко, крепостной помещика Василия Энгельгардта. Некоторое время рядом, в пустовавшей хатке каторжника Копия, жила семья его дочери и зятя — Катерины и Григория Шевченко. Именно здесь 9 марта 1814 года появился на свет Тарас.

— Нет, это не те самые домики, но точно такие же, — объясняет экскурсовод Станислав Суржко, усатый дядька в вышиванке под теплой курткой. — В 1893 году в Моринцах побывал биограф Шевченко Александр Конисский. Он видел настоящие хаты Акима Бойко и Копия, где родился Тарас. Сделал опись этих домов с зарисовками и указанием размеров.

В 1987 году были проведены раскопки и установлено точное место расположения обеих хат. На основе этих материалов в 1988–1989 годах был построен наш мемориал.

Скудный интерьер мазанки бедной крепостной крестьянской семьи осматриваю в компании небольшой туристической группы. Семья из Черкасс в составе представителей трех поколений решила посвятить выходной день паломничеству по местам, которые многие украинцы считают святыми. С интересом заглядывают в печку, шутя обсуждают назначение разных керамических посудин, поражаются тесноте жилища немаленькой по нынешним меркам семьи (Тарас был третьим, но не последним ребенком). И становятся серьезными, когда речь заходит об истоках любви поэта к родине и желании бороться за свободу своего народа.

— У нас в усадьбе прошло детство Шевченко. Именно здесь он сформировался как личность, — говорит Валентина Старусева, сотрудница Национального заповедника «Родина Тараса Шевченко» в соседнем селе Шевченково, бывшей Кереловке. — Отцовский сад за домом, внизу — копанка, где Тарас в детстве купался, а в тех кустах от мачехи прятался.

В Кереловку семья Шевченко переехала после того, как объявился хозяин их временного жилья в Моринцах. С помощью родственников удалось купить отдельный дом. На его месте еще в начале 1900-х был установлен мельничный жернов с надписью: «Тут была хата Тараса Шевченко». Копию дома построили по рисункам самого поэта, который к тому же был отличным художником. Из оригинальных предметов обихода в воссозданном доме — только стол и лавка. А в литературно-мемориальном музее основное внимание привлекает уникальный вышитый портрет Шевченко — с расстояния в три метра выглядит как писанный маслом. Его можно будет увидеть 9 марта, когда экспозицию снова откроют после закрытия помещения музея на так и не состоявшийся ремонт.

В любом углу одного из залов литературно-мемориального музея в Шевченково, где бы вы ни стояли, за вами следит взглядом Тарас Григорьевич — с портрета, вышитого гладью обычными нитками на шелковой ткани. Портрет создала в 1957 году киевская художница Екатерина Костыркина, которая из-за аллергии не могла работать красками. В такой же технике художница выполнила изображения Ивана Франко, Леси Украинки, Павла Тычины, а также еще более грандиозный портрет Шевченко, который можно увидеть в Каневе.

— С нами никто не посоветовался, какие работы на каких этапах следует выполнять, — сокрушается Валентина Степановна, указывая на строителей, мостящих тротуар на улице перед музеем. — Видите, построили стеклянный павильон, в котором будут новая касса и сувенирная лавка. Старую аллею в парке замостили плиткой. Хозпостройки какие-то сделали. А надо было начинать со здания музея, с экспозиции. На это средств почему-то не хватило.

Но больше всего сотрудницу музея огорчает то, что знаменательный юбилей личности такого масштаба, как Шевченко, на его родине собираются отметить очень скромно.

— Все 30 лет, сколько я здесь работаю, постоянно думала: «Интересно, а как пройдет 200-летие? Может, большой выставочный зал сделают, гостиницу откроют, магазин под старину построят (а не этот пластиковый киоск). Будет красиво все и торжественно». Все годы так мечтала. И что? Ни гостиницы, ни кафе, ни выставочного зала, ни библиотеки. Только возложение цветов, да из областного начальства кто-то приедет. Сказали, что 9 марта праздника у нас не будет.

Не успевают к юбилею и реставраторы летней усадьбы помещика Энгельгардта в Будище, где юный Тарас служил казачком (мальчиком на побегушках). Планировали воссоздать интерьеры с камином, идентичной мебелью и оригинальными вещами. Сейчас перед усадебным домом — штабеля кирпичей и развороченная грузовиками земля. Неспешно бредущие из магазина строители говорят, что основные работы закончат в лучшем случае к 22 мая — годовщине перезахоронения праха Шевченко в Каневе.

Моринский музейный комплекс

49°15’30’’N, 31°0’34’’E

с. Моринцы, пер. Школьный, 19

+38 (04740) 9-65-68, (096) 822-95-51

Режим работы: 09:00–15:00

Стоимость билета: 5 грн Фотосъемка: 10 грн

Литературно-мемориальный музей Шевченко

49°11’46’’N, 31°5’39’’E

с. Шевченково, ул. Петровского, 33

+38 (04740) 2-01-28, (097) 819-84-61

Режим работы: 09:00–17:00

Стоимость билета: 10 грн Экскурсия: 30 грн Фотосъемка: 10 грн

Ресторан

«Атаман»

49°25’34’’N, 31°14’6’’E

г. Корсунь-Шевченковский, Киевское шоссе

+38 (067) 983-95-54

Режим работы: 11:00–23:00

Новенький ресторан на подъезде к городу со вкусом оформлен в казацком стиле. А вот еда здесь менее выразительна. Средний чек: 100 грн

«Витряк»

49°24’11’’N, 31°15’57’’E

г. Корсунь-Шевченковский, Киевское шоссе, 1

+38 (04735) 2-45-44

Режим работы: 10:00–01:00

Культовый ресторанно-гостиничный комплекс популярен с советских времен. Сервис с тех пор не менялся, но кухню по сей день хвалят. Средний чек: 80 грн

Шампания: стрельба во французском селе

— У нас Тарас Шевченко будет как живой, дети будут здороваться. В Голливуде заказали восковую фигуру. Насыплем песок, камешки положим и посадим Тараса с ружьем, в солдатском обмундировании. На заднем фоне будет крепость Мангышлак, где он 10 лет прослужил с оружием в руках. Этот период его биографии как-то замалчивается. А мы к 200-летию сделаем экспозицию. Музей-то у нас военный, — делится ближайшими планами предприниматель Руслан Бойко, румяный мужчина средних лет в армейском бушлате. Вместе с братом Олегом, ветераном Афганской войны, в своем родном поселке с французским названием Шампания, что между Моринцами и Шевченково, они три года назад открыли военно-патриоти-ческий центр-музей, где собрали огромное количество образцов оружия, военной техники и советской атрибутики. Прямо во дворе офиса их фирмы «Шампаньтранс» стоит памятник Ленину с отбитым носом, а рядом с ним — бронированные вездеходы БТР-60, БРДМ-2 и даже громадные ракетовозы БАЗ-6944 в оригинальном исполнении. Стены музейного зала увешаны стрелковым оружием времен Второй мировой войны и более поздних образцов.

— В музее Корсунь-Шевченковской битвы были? Там оружие лакированное, под стеклом, оно мертвое. А у нас — живое, — говорит Руслан, снимая со стены знаменитый немецкий пистолет-пулемет MP-38, который часто ошибочно называют шмайсером.

Отстегивает магазин, заряжает горсть патронов без боевой части и, уже во дворе, протягивает мне.

— Видишь, фриц на дереве висит? Стреляй в него.

— Село не переполошим? — спрашиваю, приноравливаясь к прицелу.

— А они уже привыкли. Мы же как на передовой. У нас каждый день стреляют. Но только охолощенным оружием. Называется СХП. Стоят перегородки, и вылет пули невозможен.

Сельскую тишину разрывает треск автоматной очереди. Такой же, как в кино про войну. Вроде бы имитация, но адреналин в крови подскакивает.

— Из чего еще можно пострелять?

— А из чего хотите. Хоть из пушки! «Сорокопятка» у нас есть. Вся техника тоже на ходу, на корпоративы часто заказывают. На БТРе можем покататься по лесам, по оврагам, даже с преодолением водных преград. А можно и на ракетовозе. Только это дорого, топлива очень много жрет.

До последнего времени увлечение историей и военной техникой для братьев Бойко было лишь хобби. Но основной, транспортный, бизнес недавно пришлось закрыть «из-за непомерных поборов со стороны госструктур». Теперь почти все время братья отдают музею и военно-историческим реконструкциям.

— Играю старшину РККА, — рассказывает Руслан. — На днях участвовал в реконструкции к 70-летию Корсунь-Шевченковской битвы. Осенью приглашали в Канев, но я не поехал. Знаете, в 1943-м там был «Десант смерти». Четыре тысячи наших десантников с самолетов выкинули, и немцы их расстреляли прямо в воздухе. Выжило 170 человек. И все это — просто отвлекающий маневр Жукова, чтобы немцы стянули сюда все силы и расстреляли боекомплект.

А атака была на Лютеж.

— Коммунисты на вас не обижаются? — киваю на флаг со свастикой среди экспонатов в немецкой половине зала.

— Так мы же демонстрируем превосходство РККА над вермахтом! — широко улыбается Руслан. — Главное — правильно преподать. Мы же ребята сельские, добродушные и веселые. Вот приехали к нам коммунисты весной и спрашивают: «Почему у вас Ленин спиной к дороге стоит»? А у брата как от зубов отскочило: «На плакат Родины-матери рукой показывает! А если развернем, он будет показывать на забор из колючей проволоки». Те подумали и согласились.

Кстати, эта типовая скульптура не из последнего «ленинопада». Ее уже давно привезли из Кировоградской области. По словам Руслана, скоро у нее может появиться компания.

— Брат сейчас в Звенигородке за тамошнего Ленина воюет. Коммунисты его не могут забрать, так как он в коммунальной собственности. А мы предложили: передайте его нам в музей на хранение. Целую аллею Лениных тут поставим — нет проблем!

Очередного наплыва туристов в Шампании ждут как раз в Шевченковские дни. Готовят обновленную экспозицию с историческим уклоном. Только вот перекусить пока не предложат. Кафе открывать не хотят, а во-енно-полевую кухню готовы развернуть только под заказ большой группы. Шампанского на прощание тоже не наливают, а на обязательный вопрос о происхождении названия поселка рассказывают старую байку:

— Все просто. После войны 1812 года тут застрял французский обоз. Видимо, выходцы из Шампани. Солдаты ушли, а обслуга осталась. Вот и обосновались здесь. Есть и другие версии, но мне больше нравится эта.

Итак, на борщ с пампушками на родине Кобзаря рассчитывать не приходится. Разве что в Моринцах люди понемногу развивают зеленый туризм, но ориентируются на группы, а для индивидуальных туристов условий нет. Придется потерпеть до Корсуня-Шевченковского — он снова будет у нас на маршруте, теперь по дороге в Канев. Из мест, где Шевченко родился, отправляемся туда, где он похоронен.

Военно-патриотический центр

49°13’27’’N, 31°2’27’’E

п. Шампания

+38 (04740) 9-65-19, (067) 577-96-00

Стоимость билета: 10 грн Экскурсия: 50 грн

Выстрел: 10 грн Прокат БРДМ: от 500 грн

Канев: птица счастья над Тарасовой горой

Длинная бетонная набережная ведет от центра города к Тарасовой горе. Слева — первозданное русло главной украинской реки с островками и пляжами, справа — днепровские кручи, целая череда гор, на которых раскинулась самая древняя часть Канева. Позади остался княжеский Успенский собор (1144) — свидетель битвы новгород-северского князя Игоря Святославича с половцами и мученической смерти святого Макария от рук турецких янычар. В 1861 году из собора отправилась похоронная процессия с приве-зенным из Санкт-Петербурга прахом Шевченко. Чернечу гору, на которой его похоронили, теперь называют Тарасовой. Для многих украинцев это настоящая святыня и место поклонения памяти Кобзаря.

— Дело в том, что он знаковая фигура, — объясняет феномен фетишизации образа поэта заместитель гендиректора Шевченковского национального заповедника Светлана Брижицкая. — Вот вы читаете его произведение, встречаете какой-то простой постулат — и вдруг он переключается на его отрицание. Пишет: «Панували, добували і славу, і волю», а потом — раз: «Минулося — осталися могили на полі». Он не вдалбливает аксиомы, а дает вам возможность размышлять. Говорит что-то, потом сомневается, но все же утверждает, что будет лучше. Поэтому все считают его своим. Каждая идеология у него находит что-то себе близкое. Например, большевики его антикрепостническую музу развивали, а национальную отодвигали в сторону. Сейчас — наоборот. В этом его универсализм.

Мы разговариваем в сверкающем недавним ремонтом зале музея Тараса Шевченко. Затянувшуюся реконструкцию завершили в 2010 году, и с тех пор количество посетителей заповедника постоянно растет, достигнув по итогам прошлого года 130 тысяч человек. К праздникам здесь завершают реконструкцию нижнего парка и строительство нового павильона для торговли сувенирами. На соседней горе Монастырек вот-вот откроют деревянную казацкую церковь Покрова Пресвятой Богородицы, восстановленную по рисунку французского художника Жана-Анри Мюнца. Подробности официальных торжеств, планирующихся на 9 марта, Светлана Анатольевна раскрывает лишь в общих чертах:

— Место само по себе значимое, здесь душа народа. Оно не требует никакого протокола, никаких обязанностей. Пусть люди приходят на Тарасову гору, мы их радостно встретим. В день рождения Шевченко будет возложение цветов, бесплатное посещение музея (готовим новую выставку лучшего из прошлых экспозиций). А 10-го, в день смерти, — традиционная панихида, свечку можно будет поставить. Многие привозят в подарок музею свои картины, вышивку, стихи. Это живая история, и каждый сам ее творит.

— А что порекомендуете в качестве каневского сувенира?

— Своей сувенирки у нас почти нет. Внизу торгуют всякими мелочами: тарелки и магнитики с видами горы. Вышивальщиц в городе не осталось. А вот художницы есть. К Морозовым загляните в «Творческую копилку». Это возле базара.

Заметить галерею-мастерскую с улицы непросто. Прячется за синей дверью с невыразительной табличкой «Картины, иконы, роспись» на первом этаже обычной девятиэтажки в районе кольца перед въездом на дамбу Каневской ГЭС. Художницу Галину Морозову застаем за работой. Посетителям она рада, спешит показать свои разноплановые картины: пейзажи, портреты, натюрморты.

— В основном здесь мои работы. Немного есть сестры Марины, но она меньше этим занимается.

В Канев сестры переселились из Припяти 28 лет назад, после Чернобыльской катастрофы. Марина вышла замуж за местного скульптора, а Галина с головой ушла в творчество, став, по ее словам, продуктивным художником.

В творениях Морозовой ясно ощущается неакадемичность: она самоучка, несмотря на высокий статус заслуженного деятеля искусств. Многим нравятся ее в некоторой степени наивные работы на тему украинского села, но и абстракции поразительны.

— У меня особая техника, — раскрывает художница свои творческие секреты, — я рисую на своей палитре. И когда вижу, что получается нечто, — переношу на холст.

— Смотрю, вы во всех стилях сразу работаете, — отмечаю я поразительное стилевое разнообразие полотен. — Реализм, импрессионизм, абстракционизм…

— Есть еще много декоративных работ. Вот моя «Птица счастья», в 2009 году нарисовала. Так ее и задумала, чтобы она несла людям удачу. Выставляли меня как-то в музее декоративного искусства. Один десятилетний мальчик из Николаева говорит смотрительнице: «Можно, я потрогаю птичку и загадаю желание? У меня есть один секрет». Та разрешила и оставила на всякий случай свой телефон. А через неделю он звонит и говорит: «Осуществилось желание! Занял призовое место на конкурсе!» С тех пор столько отзывов от людей… Однажды даже я сама загадала, чтобы поехать в Париж. И что бы вы думали? Сбылось! Чудеса творит моя птичка.

Чудеса творит и сам Канев. В людях просыпаются таланты: начинают рисовать, писать стихи. Атмосфера тут творческая и умиротворяющая. Даже гостиница, в которой мы остановились, удивила настоящей галереей современных художников: в ресторане, холле, номерах. Оглядывая панораму Днепра со смотровой площадки Тарасовой горы, понимаешь, почему Шевченко мечтал найти свое последнее пристанище здесь: «Щоб лани широкополі, і Дніпро, і кручі було видно, було чути, як реве ревучий…» И пусть рев давно затопленного порога Ревучего здесь и не слышен, именно так себе и представляешь место, описанное в литературном завещании того, кого называют украинским пророком и гением.

Бронепоезд №56

г. Канев, ул. Ленина, 141

С дамбы Каневской ГЭС хорошо видны опоры разрушенного железнодорожного моста. До войны в Каневе была железная дорога. В августе 1941 года каневскую переправу защищал бронепоезд БП-56 войск НКВД по охране железных дорог, прикрывая отход частей РККА за Днепр. «Борис Петрович», как называли его солдаты, отстреливался от наступающих немцев четырьмя 76-миллиметровыми орудиями и 16 станковыми пулеметами. В честь подвига экипажа бронепоезда к 35-летию Победы на западной окраине Канева установили макет состава в натуральную величину.

Музей Тараса Шевченко

49°43’54’’N, 31°30’43’’E

г. Канев, ул. Шевченко, Тарасова гора

+38 (04736) 3-23-65, 3-23-68

Режим работы: 09:00–16:00, вых.: пн.

Стоимость билета: 10 грн Экскурсия: 100 грн Фотосъемка: 10 грн

Музей декоративного искусства

49°45’7’’N, 31°27’34’’E

г. Канев, ул. Ленина, 64

+38 (04736) 3-23-91

Режим работы: 08:00–17:00, вых.: пн.

Стоимость билета: 5 грн Экскурсия: 45 грн Фотосъемка: 10 грн

Гостинцы

«Княжа гора»***

49°44’15’’N, 31°30’19’’E

г. Канев, ул. Днепровская, 1

+38 (04736) 3-15-88, (095) 283-38-33

Арт-отель на берегу Днепра на подъезде к Тарасовой горе впечатляет дизайном и радует сервисом. Двухместный стандарт: 600 грн

«Замок Рода»

49°45’8’’N, 31°27’58’’E

г. Канев, ул. Воровского, 10

+38 (04736) 3-22-42, (098) 677-72-92

Центр города, рядом с рынком и автовокзалом. Простенько, но чистенько, с рестораном и Wi-Fi. Двухместный стандарт: 330 грн