Курс гривны снова лихорадит. А Крым входит в рублевую зону. О том, что ждет финансовую систему страны, в интервью «Репортеру» рассказал бывший глава представительства Европейского банка реконструкции и развития в Украине, член Совета Нацбанка Юрий Полунеев

1. На прошлой неделе глава Нацбанка Степан Кубив заявил о том, что НБУ может прекратить работу около десяти банков, которые действовали в Украине как «конвертационные центры». Заявление всколыхнуло рынок и сказалось на курсе гривны. Как вы оцениваете такие действия и заявления регулятора?

Решение регулятора, наверное, оправданное. Наверное — потому что я не до конца владею всей информацией, которая сосредоточена в банковском надзоре и финансовом мониторинге. Но если Нацбанк в такое непростое время принимает такое сложное решение, значит оно оправдано с точки зрения финансовой безопасности. Продолжающийся отток средств из страны — все еще угроза для Украины. Хотя, согласен, решение НБУ и заявление председателя могло породить определенную нервозность на финансовом рынке, и, возможно, часть информации о проблемных банках нужно было подавать поэтапно.

2. Как вы в целом оцениваете действия регулятора по стабилизации валютного курса?

Нацбанк де-факто отошел от политики фиксации курса, перейдя к политике плавающего курса. Курс в большей степени формируют спрос и предложение на рынке. В этом во всем, безусловно, есть элементы спекулятивного давления: многие банкиры умышленно создают ажиотаж и трудности для того, чтобы заработать денег. В данном случае, чтобы предотвратить спекуляции, я бы порекомендовал Нацбанку усилить свою роль в политике целевого использования средств при рефинансировании вместе с правильной публичной политикой, которая сопровождает подобного рода мероприятия. То есть регулятору следует поддерживать ликвидность банков, параллельно открыто посылая сигналы обществу. В этом, с моей точки зрения, недоработка НБУ.

3. Глава Совета министров АРК Сергей Аксенов заявил о подготовке проекта по переходу Крыма в рублевую зону. Как это технически возможно?

Вполне. Рублевая зона Крыма будет создаваться в течение длительного времени, которое можно назвать переходным периодом: на протяжении 2014–2015 годов. В это время на территории Крыма одновременно будут ходить и гривна, и рубль с постепенным вытеснением первой вторым. Какими договорами это будет оформлено между Крымом и Украиной, фантазировать сложно. Уже сегодня, насколько я знаю, в торговых точках и на заправках принимают и гривны, и рубли.

4. Как себя чувствуют украинские банки на территории Крыма?

Одна из крупнейших украинских сетей «ПриватБанк» не работает. Все остальные банки функционируют. Они занимают выжидательную позицию, не принимают поспешных решений. Предполагаю, Украина и Россия возобновят коммуникацию, наверняка появится какое-то соглашение, которое предоставит украинским банкам возможность ликвидировать свои филиалы или дочерние банки в Крыму. Либо же Крым предложит эти банки перерегистрировать как дочерние банки Украины. Естественно, это политически неприемлемо: Украина не станет признавать, что она — иностранная держава по отношению к Крыму.

5. Насколько велика перспектива национализации украинских банков?

Россия может пойти по такому пути по отношению к государственным украинским банкам, таким как «Ощадбанк», «Укрэксимбанк» или «Укргазбанк».

6. Насколько реальны симметричные действия со стороны украинского Нацбанка по отношению к российским банкам, в случае если РФ национализирует украинские госучреждения?

Логично предположить, что украинское правительство и регулятор могут прибегнуть к зеркальным мерам по отношению к российским банкам в Украине. Впоследствии это может стать прецедентом для масштабной экономической войны, в частности для экспроприации собственности — пути, с которого сложно свернуть.

7. Как ситуация в Крыму скажется на финансово-банковской системе всей страны?

Несущественно. Крым — дотационный регион. Однако присутствует некая нервозность, что отражается на деловой активности и предпринимательском климате.