Телефонный звонок от «Репортера» прозвучал, когда Михаил Добкин вышел из Апелляционного суда Киева.

– Остаюсь под домашним арестом, суд отклонил жалобы адвоката. Хм, и чем эта власть отличается от власти Януковича? - риторически спрашивает Добкин. - Янукович, будучи у власти гонялся за Тимошенко, эти (новая власть - «Репортер») гоняются за мной и Кернесом. Это же надо когда-то менять...

Экс-главу Харьковской областной государственной администрации Михаила Добкина задержали по подозрению в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины. Ему грозит до 5 лет тюрьмы за призывы к федерализации Украины. На период следствия Добкин остается под домашним арестом в своей киевской квартире.

– Это не уголовное дело, это мыльный пузырь. 100% политическая заказуха, которая основывается на желании нынешней власти свести счеты с политическими оппонентами. Майдан уж точно не за такую власть стоял. В стране поменялись персоналии, а схемы коррупции в судах, милиции, прокуратуре — остались прежними. Майдан, на который так надеялись люди нашей страны, изменил лишь персоналии в политике, но систему оставил прежней. С этими людьми, которые пришли к власти полузаконным путем — система никогда не изменится.

– Вы считаете, что Янукович был отстранен от власти нелигитимным способом?

Неестественно громкий смех.

– Встречный вопрос. Вы можете поверить, что Янукович отказался от власти добровольно?

– Он же сбежал.

– Да, Янукович действительно сбежал. Сбежал, опасаясь за свою жизнь.

– Когда вы виделись с ним в последний раз? И что произошло тогда на съезде партии в Харькове? Почему он не выступил?

– Без комментариев.

– И все же, когда вы разговаривали с Януковичем в последний раз?

– Я не хочу об этом говорить. Я не оправдываю, и не осуждаю экс-президента. Я не за то, чтобы он вернулся во власть в нашей стране, у него нет политического будущего. Он — перевернутая страница истории Украины. Скажу лишь то, что я юрист. И вот нигде нет закона, на который Рада могла бы опереться, принимая решение о назначении нового исполняющего обязанности президента.

– А вы идете в президенты? Ведь официально вы не зарегистрированы кандидатом.

– Да, я иду в президенты. А не зарегистрирован я только по одной причине — не хотел этого делать до съезда Партии регионов. Я хочу выступить на съезде, а также хочу получить ответы на все интересующие меня вопросы. Ведь партия ни разу не собралась после того, как на Майдане начались протесты, партия ни разу ни сделала конкретного заявления по острым углам ситуации. И я ждал, пока будет съезд, который уже два раза переносили. Ждать больше не намерен — вскоре подам документы.

– А если ваши коллеги — Нестор Шуфрич или Сергей Тигипко — пойдут в президенты, вы снимете свою кандидатуру?

– Нет, я не снимусь с президентской кампании.

– Вас сейчас на юго-востоке называют предателем пророссийски настроенные граждане за то, что в первые дни после смены власти как то слишком лояльно к ней себя повели. А если вы вопреки воле партии не сниметесь — предателем вас будет считать и ПР.

– На самом деле, в угоду Майдана действует нынешнее руководство Партии регионов. Потому что позиция страуса — это позиция, которая полностью вписывается в интересы тех, кто с помощью Майдана пришел во власть. Я никогда не видел такой беззубой и беспомощной Партии регионов. Не видел никогда партии регионов, которая бросала бы своих товарищей на произвол судьбы.

– Вы имеете ввиду себя?

– За себя я могу и сам постоять. Большое количество однопартийцев, которые находятся по ту сторону Днепра, то есть на юго-востоке, подвергаются гонениям, физическому давлению.

– Имена назовите, пожалуйста. На кого давят?

– Это простые ребята, которые высылались в Киев для поддержки Антимайдана на митингах в Мариинском парке — их сегодня бросили. А Правый сектор, Самооборона и другие формирования угрожают их жизни и жизни их семей. А Партия регионов — как воды в рот набрала. Эй, что же вы — сначала подставляете, потом бросаете? Партия регионов забыла о своих избирателях. И поэтому, не видя никаких действий со стороны своих однопартицев, я не считаю, что мое выдвижение будет в угоду кому-то. Я, кстати, не пойду на выборы от Партии регионов, – признается Добкин в сердцах, намекая, что если съезд состоится экс-губернатор выйдет из уже оппозиционной партии. – А если Тигипко пойдет, то буду только рад идти в президенты в противовес тем, кто как страус, прячет голову в песок.

– С чем к народу пойдете?

– Презентация программы — это элемент избирательной кампании. Карты раскрою позже.

– Вы ранее очень яростно поддерживали идею федерализации. Похоже, что с арестом ваше мнение изменилось, и вы уже не так категоричны.

– Я поддерживаю идею федерализации Украины. Я за то, чтобы территории нашей страны получили экономическую, политическую, и гуманитарную самостоятельность. Но исключительно в рамках неделимой страны, и не опираясь на существующую конституцию. Конституцию надо менять.

– То есть вы остаетесь приверженцем идеи, что некогда вверенная вам Харьковская область должна быть в составе федеративной Украины?

– Я считаю, что какими будут субъекты федерации — вопрос дискуссионный. Можно сделать области субъектами федераций, а можно — объединить области. К примеру, Донбасс — это Донецк и Луганск. А есть Слобожанщина — это же не только Харьков, это и Сумская область. Можно пойти по разному пути, но с единственным условием — новая форма организации власти в стране должна привести к миру и спокойствию, и дать возможность «зарыть» топор войны, не делить украинцев на своих и чужих. Когда я, находясь в Швейцарии или Германии, спрашиваю людей, укрепляет ли федерализация страну — все отвечают, что это позволяет сохранять и развивать экономическую и политическую стабильность. Говорят, мол, мы – разные, а с такой формой госвласти — мы становимся мощными и едиными.

– Как вы оцениваете то, что Крым присоединили к России? Как нам выйти из сложившийся ситуации?

Добкин выдерживает паузу, и не хочет отвечать на этот вопрос до презентации своей предвыборной кампании. После просьбы рассказать в общих чертах, сдается.

– Россия не признает легитимность нынешней украинской власти. Поэтому нынешняя власть лишена возможности вести переговоры с Россией. Украина ведет переговоры через иностранные государства, что неэффективно для наших национальных проблем и задач. Поэтому необходимо провести выборы. И должна прийти власть, которая будет признана легитимной во всех государствах, и в России в том числе. Важно, чтобы новая власть показала пример честных и демократических выборов. Хотя начало мне уже не нравится — начинаются гонения на политических оппонентов. Сегодня лидеры юго-востока злейшие враги нынешней власти. Поэтому новая власть, новый парламент, новое правительство на базе коалиции — все это даст возможность вступить в переговоры с Российской федерацией по всем спорным вопросам. И тогда можно будет изменить ситуацию к лучшему. И другого варианта я не вижу. Я бы на месте новой власти не подписывал бы никаких соглашений (Ассоциация с ЕС), и я бы не вводил визовый режим с Россией — это еще больше внесет раскол в наше общество. И заведет переговоры Украины с Россией в глухой угол. Украина и Россия, и политически, и экономически, очень сильно интегрированы друг в друга, и нельзя предпринимать неверные шаги. Вот Украина инициирует выход из СНГ — они что, не понимают, что это влечет за собой запрет на поставки продукции на территорию СНГ? Это ударит по отечественным производителям, которые и так сейчас еле-еле концы концами сводит. Поэтому эти решения ура-патриотизма насколько громкие - настолько же и глупые. Кто и там советы дает?

– А по вашему, что нужно сделать новой власти, чтобы ответить России на ее действия по отношению к Крыму?

– Отвечу только после того, как зарегистрируюсь кандидатом.

– Считаете ли вы, что пророссийские настроения на юго-востоке смогут привести к повтору крымского сценария?

– Ну, послушайте, я уже 10-й день в Киеве безвылазно нахожусь, не могу дать точную оценку того, что происходит на юго-востоке, и в Харьковской области в частности. Но Украину разделять ни в коем случае нельзя. Никто никуда не хочет идти. Но люди хотят быть услышанными, хотят, чтобы учитывались их интересы. И если среди них находятся маргиналы, которые кричат о рассоединении со всей Украиной, это не значит, что они выражают точку зрения подавляющего большинства жителей юго-востока. Все хотят жить в составе единой Украины, в государстве, где действует сила закона, а не сила дубины, которой бьют по голове — если ты вдруг не ту политическую силу поддерживаешь. То, что сделал Майдан с Украиной - это одна из самых страшных страниц в истории. Но должно пройти время — сейчас мы переживаем события, которые случаются раз на сто лет. Давайте переживем — и посмотрим, чем это все обернется. Юго-восток за целостную Украину и сильные регионы, и я считаю, что федерализм — это один из способов достижения этой цели. Вы видите только верхушку айсберга. Вы не видите массы людей, которые испытывают страх и унижение — кто без работы остался, кого побили. Вы посмотрите, сколько людей с дубинками ходят? Могут и по башке дать. Даже Авакову могут дать по башке — и за ноги повесить.

– Ну, ваш коллега, будучи у власти тоже нелицеприятно отзывался об Авакове. Называл его полным нулем, не прочь был и ногой пнуть, когда тот был в оппозиции?

– Господин Аваков преследовался по конкретным уголовным статьям, связанным с воровством земли, за воровство денег из банков. И эти дела не были доведены до конца, потому что он получил депутатскую неприкосновенность. А до этого он бежал из страны. Тем самым подтвердив свою виновность. Кернес и я, в отличии от него, никуда не бежим.

– А как же видео, где вы в суматохе, не выступив должным образом на съезде партии впопыхах садитесь в джип и уезжаете? Вы тогда за границу уехали.

– С момента начала гонений — я четыре раза был за границей — и мог не вернуться, если бы я чего-то боялся.