Акции протеста на юго-востоке продолжаются уже месяц, но до сих пор непонятно, к чему они приведут. Много говорят о готовящемся вторжении России, о масштабном бунте и даже о возвращении в страну Януковича

1. Военное вторжение

В течение всей последней недели представители временного правительства заявляли о возрастающей угрозе российского вторжения на юго-восток. Правда, заявления не отличались последовательностью: так, секретарь СНБО Андрей Парубий обосновал российскую угрозу нахождением на восточной украинской границе 100-тысячной группировки российских войск, в то время как еще три недели назад ее численность оценивали в 220 тысяч. Поэтому логичнее говорить о том, что угроза вторжения уменьшается.

Впрочем, и при наличии «всего» 100 тысяч российских военных на нашей границе угрозу вторжения исключать нельзя. Однако Путин наверняка просчитал последствия такого шага. А последствия эти были бы тяжелыми для Кремля как на внешнеполитическом фронте, так и на украинском. Попытка повторения мирного крымского сценария в условиях Донбасса или Одесской области неосуществима даже с чисто географической точки зрения: тут нет Перекопа, перекрыв который, можно предотвратить военные столкновения. Так что остается только вариант полномасштабного военного вторжения «по просьбе русскоязычного населения», однако крови при нем не избежишь, а цинковые гробы быстро могут избавить от эйфории российское население.

Поэтому чисто военный козырь будет лежать в колоде Кремля последним, и достанут его только тогда, когда иного выхода уже не останется. Пока же Путину куда выгоднее сохранять этот дамоклов меч в подвешенном состоянии: таким образом он вынудит Киев тратить все новые и новые миллиарды на оборону, опустошая и без того дырявый бюджет, и воздерживаться от политических шагов, непопулярных на юго-востоке.

2. Внутреннее восстание

Второй сценарий — расширение акций протеста. Задача — добиться свержения нынешнего режима (или «хунты», как называют новую власть ее противники) в целом по стране. Не случайно на последних митингах в Донецке, Харькове и Одессе впервые зазвучали призывы к Виктору Януковичу вернуться в Украину и «навести порядок». Этим показывается, что цель акций — не сепаратизм, а смена власти. Если не получится сделать это во всем государстве, то можно попытаться в отдельных регионах с плавным переходом к первому пункту (вторжение России). Пока этот сценарий кажется малореальным. Митинги, которые сейчас идут на юго-востоке, пока выглядят плохо организованными и не очень многочисленными. Они не имеют поддержки украинских СМИ (даже на местном уровне), а потому им будет трудно расширять базу сторонников. Власть хоть и слаба, но контролирует силовые структуры. За решетку уже отправлены многие наиболее активные деятели протестного движения. Даже если
в каких-то регионах и удастся перетянуть на свою сторону местные власти и те объявят референдум, в ближайший же день все причастные будут арестованы.

С другой стороны, в стратегической перспективе все выглядит отнюдь не так благостно. Во-первых, стабилизация на юго-востоке невозможна без улучшения социально-экономической и политической ситуации в Украине в целом. Пока же гривна падает, в стране бандитизм, рейдерские захваты и уже начавшиеся проблемы с выплатами зарплат. Кроме того, правительство строит планы по урезанию соц-выплат и увеличению тарифов и налогов по требованию МВФ. Все это создает удобный фон для углубления протестных акций. Во-вторых, стабилизация на юго-востоке невозможна, пока многие там воспринимают киевскую власть как чужую и нелегитимную. В-третьих, начавшаяся недавно охота на олигархов вынуждает последних прибегать к ответным действиям — и финансовая поддержка протестных движений в юго-восточной части страны в их глазах выглядит таким же адекватным ответом, каким было финансирование Евромайдана в качестве защиты от Януковича.

Юго-восточный протест не может затухнуть, потому что он слишком многим нужен — точно так же, как многим зимой был нужен Майдан. Как вариант реализации данного сценария — выдвижение от Партии регионов (пока единственной силы, способной представлять интересы региона) кандидата в президенты, который будет поддержан крупным бизнесом и сможет претендовать на победу (либо на оспаривание своего поражения, если ЦИК объявит победителем иного кандидата). Правда, пока на предвыборном фронте разброд и шатание. От условного «юго-востока» уже выдвинулось сразу несколько политиков. Причем один из потенциальных кандидатов от ПР Сергей Тигипко решил пойти как самовыдвиженец. Это размывает электоральную базу поддержки и указывает на то, что силы, стоящие за Партией регионов, пока нацелены не столько на смену власти в ходе выборов, сколько на соглашение с ней через формальную или неформальрную широкую коалицию. Собственно, это и есть третий путь.

3. Большая коалиция

Суть третьего сценария в том, что элиты юго-востока попытаются использовать акции протеста для того, чтобы склонить киевскую власть к большому соглашению с ними. Основные требования — создание новой коалиции, в которой бы участвовала ПР (в идеале юго-востоку должен отойти пост либо премьера, либо спикера — и. о. президента), расширение прав регионов (включая избрание губернаторов на местах), что позволило бы обезопаситься в какой-то мере от политических перемен в Киеве. Кроме того, в пакет требований включено увеличение доли налогов, которые оставляются на местах, амнистия для видных деятелей ПР (читай: гарантии сохранности их бизнеса), право на самостоятельное выстраивание отношений с Россией, а также статус русского языка как второго государственного.

Судя по тому, как вяло «регионалы» разворачивают свою предвыборную кампанию, они надеются на то, что с Юлией Тимошенко или Арсением Яценюком можно будет договориться. Тем более что по большому счету такой вариант устроит и Россию (которая сохранит свое влияние в части страны), и Запад (уйдет головная боль по поводу распада Украины и военного вторжения РФ).

Но воспримет ли такие кулуарные договоренности страна? Еще не зажили раны Майдана у его сторонников. А перед глазами пророссийских сил стоит пример Крыма. Денег становится все меньше, а желающих отнять и поделить финансовые ресурсы и прибыльные активы — все больше. Наконец, экономическое положение будет очень тяжелым, что даст активистам любой политической окраски огромное количество поводов для того, чтобы продолжать расшатывать ситуацию. Поэтому жизнеспособность широкой коалиции под большим вопросом. Если, конечно, она вообще будет создана.