Инцидент с депутатами от партии «Свобода», которые пытались сменить руководство в Национальной телекомпании Украины, возмутил сторонников Майдана и обратил пристальное внимание на другие случаи, когда герои революции берут власть в стране силой

Сила и пост

18 марта в офис Национальной телекомпании Украины ворвались народные депутаты от ВО «Свобода», в числе которых были Игорь Мирошниченко, Андрей Ильенко и Богдан Бенюк. Депутаты обозвали главу НТКУ Александра Пантелеймонова «москалюкой», обвинили в искажении телеканалом революционных событий последних месяцев и силой заставили его написать заявление о собственном увольнении. Но главное — позволили все это записать на камеру мобильного телефона.

После того как видеозапись этих событий опубликовал пресс-секретарь «Свободы» Александр Аронец, действия депутатов осудили как представители журналистских организаций, так и коллеги по парламенту. Так, «неуместными» назвал действия однопартийцев даже глава фракции Олег Тягнибок, а лидер УДАРа Виталий Кличко потребовал от депутатов, участвовавших в нападении, сложить мандаты. Андрей Мирошниченко позже признал, что он и другие народные избранники «сработали эмоционально и, возможно, в некорректной форме», однако сдавать мандат отказался.

Расследование инцидента начала Генпрокуратура. Попутно и. о. генпрокурора Олег Махницкий, до своего назначения также входивший в парламентскую фракцию ВО «Свобода», пообещал, что следствие изучит и деятельность Александра Пантелеймонова на посту главы НТКУ.

Инцидент с мотором

В тот же день при схожих обстоятельствах попытались уволить и. о. гендиректора Моторного (транспортного) страхового бюро Украины (МТСБУ) Вадима Загребного. В его офис вошла группа людей, представившихся народными депутатами от «Батькивщины» и «Свободы», и потребовала написать заявление об уходе с должности по собственному желанию.

МТСБУ объединяет украинских страховщиков, осуществляющих обязательное страхование гражданско-правовой ответственности автовладельцев, и одной из претензий, прозвучавших в адрес Загребного, было размещение гарантийных фондов бюро на счетах «Брокбизнесбанка», в котором с начала марта Нацбанк ввел временную администрацию.

Координационный совет МТСБУ не стал удовлетворять заявление Вадима Загребного, так как оно было написано под давлением. В мае общее собрание бюро планирует рассмотреть ситуацию с гарантийными фондами.

Антикоррупционный пай

Скандалы преследуют и деятельность новосозданного Антикоррупционного бюро под руководством бывшей журналистки Татьяны Чорновол. 19 марта лица, представившиеся сотрудниками бюро, ворвались в здание Государственной архитектурно-строительной инспекции (ГАСК) и выбили двери в одном из офисов. По словам очевидцев, нападавшие имели при себе огнестрельное и холодное оружие, хотя само бюро официально как орган власти еще не создано и работающие в нем предпочитают называть себя активистами.

Позже координатор и замглавы Антикоррупционного бюро Ярослав Гончар заявил журналистам, что его ведомство проводило законные обыски без применения силы на седьмом и восьмом этажах здания ГАСК, в то время как неизвестные напали на один из офисов, расположенных на 11-м этаже здания. Бюро проверяет ГАСК в связи с расследованием дела о незаконном оформлении паевых взносов.

К слову, еще один конфликт у нового антикоррупционного ведомства возник с экс-губернатором Запорожской области Евгением Червоненко. Активисты бюро попытались арестовать его вертолет по подозрению, что именно на этом транспортном средстве Киев покинул экс-президент Виктор Янукович. Сам Червоненко обещает подать на антикоррупционщиков в суд.

На почве водки

Силовыми методами в последнее время не брезгует не только новая власть, но и бизнес. 19 марта более сотни вооруженных лиц ворвались на основной завод одного из крупнейших мировых производителей алкоголя, Nemiroff, в Немирове Винницкой области. Нападавшие применяли свето-шумовые гранаты, сломали забор и выбили офисные двери.

Как оказалось, эти события — лишь очередной виток в многолетнем конфликте между акционерами предприятия: Яковом Грибовым, Анатолием Кипишем с одной стороны и Александром Глусем, контролировавшим завод последние три года, с другой. Грибов и Кипиш заявили, что зашли на предприятие в сопровождении милиции и судебных исполнителей на законных основаниях. По их словам, неделей ранее при содействии Антикоррупционного комитета Госрегслужба Украины внесла изменения в реестр и утвердила гендиректором завода Юрия Сорочинского, который пытался вступить в свои обязанности.

Александр Глусь назвал действия бывших партнеров рейдерским захватом — по его словам, решение Госрегслужбы 13 марта было остановлено Окружным админсудом Киева. Ряд российских СМИ поспешили обвинить в нападении на завод даже бойцов «Правого сектора».

На сегодняшний день Грибов и Кипиш объявили о планах возобновить работу предприятия в Немирове в мае 2014 года. Александр Глусь заявил, что будет добиваться возврата контроля над компанией.

ТРОЕВЛАСТИЕ

От редакции

Убийство Саши Белого милиционерами во вторник на какое-то время стало новостью номер один, затмив даже события в Крыму и отставку министра обороны Игоря Тенюха. Это не удивительно. Напряжение между официальными силовыми структурами и различными военизированными формированиями, расплодившимися во время и после Майдана, нарастало уже давно. Фактически на улицах столицы, а также в Центральной и Западной Украине с конца февраля существует двоевластие. С одной стороны, действуют пусть и деморализованные, но какие-никакие правоохранительные органы. С другой стороны, у них нет краеугольного камня любой государственной системы — монополии на насилие и наказание. Эта функция демонополизирована всевозможными «сашками белыми» различной политической окраски или вообще без оной. Они крышуют предпринимателей, они могут заставить уйти в отставку какого-то чиновника, они могут помочь «отжать» бизнес. Призывы главы МВД сложить оружие или легализоваться в составе Национальной гвардии на эти формирования мало действуют. Они воспринимают власть как своего конкурента и сами хотят занять ее место. Ситуация напоминает период между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года, когда Временное правительство пыталось удержать ситуацию под своим контролем, опираясь на силовые структуры, оставшиеся в наследство от царя, а Советы параллельно создавали свою вертикаль власти и успешно разлагали действующую армию. Все закончилось известно чем: в какой-то момент Советы в ключевых городах страны перешли под контроль самой радикальной и организованной из революционных сил — большевиков — и свергли Временное правительство.

Как будет на этот раз — гадать не станем. Но то, что двоевластие рано или поздно должно закончиться победой одной из сторон, совершенно очевидно.

В то же время ситуация усложняется тем, что в масштабах всей страны приходится говорить уже не о двоевластии, а о троевластии. Юго-восточные регионы контролируются центральным правительством настолько, насколько это позволяют делать местные элиты. Кроме того, здесь сильны пророссийские настроения. И появление структур, которые попытаются их организовать, — вопрос ближайшего времени. Наконец, существует Партия регионов, которая все еще имеет определенное влияние на местные органы власти.

Попытка решения вопроса двоевластия в столице может привести в движение эту «третью силу» с малопредсказуемыми последствиями для страны.

Поэтому оптимальным был бы консенсус между наиболее вменяемыми представителями «коалиции Майдана» и юго-восточной элитой по стабилизации ситуации в стране. Однако взаимное недоверие сторон, нежелание новой власти делиться хлебными местами и стремление поскорее раскулачить «бывших» делают компромисс во многом гипотетическим. В такой ситуации велика вероятность того, что грядущие выборы президента (точнее, подведение их итогов) не только не стабилизируют положение в стране, а, наоборот, станут удобным поводом для финальной разборки между всеми тремя силами без особого стеснения в средствах — с разрушительными последствиями для государства. Возможно, впрочем, очевидность такой перспективы побудит элиты заключить договор о национальном консенсусе. Все-таки надежда умирает последней.