Последняя реконструкция Майдана Незалежности в 2001 году позволила президенту Леониду Кучме убрать с площади многообещающий протест «Украина без Кучмы», а бизнесу — протолкнуть идею подземного торгового центра «Глобус». Результат мало кому понравился: площадь потеряла свое назначение, а ее внешний вид ассоциируется у киевлян с коррупцией прежней власти. «Репортер» попытался выяснить у архитекторов, нужна и возможна ли новая перезагрузка главной площади Украины после Евромайдана

Убрать протест

Майдан Незалежности переименовывали семь раз. С XIX века, когда была сформирована площадь, она называлась Крещатицкой, Думской, Советской, площадью 19 сентября, Калинина и Октябрьской революции. С каждым переименованием на Майдане что-то менялось: ставились новые памятники, обновлялось покрытие, строились здания. Каждая новая реконструкция сужала общественное пространство, с площади постепенно исчезал уют. После перестройки 2001 года Майдан и вовсе стал годен разве что для массовых акций.

Эта последняя реконструкция планировалась с 1994 года. Длительные дебаты и споры о том, какой должна быть новая площадь, закончились под конец 2000 года. 27 декабря городские власти спешно начали реконструкцию. Участники акции «Украина без Кучмы» уверены, что Леонид Кучма попытался таким образом погасить набирающий обороты протест. Ему это удалось — 1 марта милиция снесла с Крещатика палатки активистов, а 9 марта жестоко разогнала митинг.

Майдан в начале 1870-х. В то время площадь называлась Крещатицкой

Главное, что произошло с Майданом после этой перестройки, — он перестал быть площадью. Теперь это две разделенные проезжей частью площадки со множеством стеклянных конструкций (которые горожане именуют «теплицами»), хаотично расставленных памятников и скульптур, рекламой и киосками. Под землей же появился торговый центр «Глобус» (принадлежал вначале структурам бизнесменов Гарика Корогодского и Александра Меламуда, а после британскому фонду недвижимости London & Regional Properties). В него, по замыслу, и должны были переместиться люди, у которых забрали максимальное количество пространства на главной площади. В лучшие годы через «Глобус» ежедневно проходило около 80 000 человек. Это один из самых коммерчески успешных торговых центров в стране.

Словом, в 2001 году Майдан перестроили так, чтобы значительно затруднить массовые собрания и предотвратить митинги и протесты. История показала, что реконструированная площадь не справилась с этой функцией. Несмотря на все изменения, Майдан все равно оставался местом, где украинцы выражали свое недовольство властью. За время независимости на площади прошло множество акций протеста, самые масштабные из которых — Революция на граните, «Украина без Кучмы», Оранжевая революция, Налоговый Майдан и, наконец, Евромайдан.

Думская площадь (нынешний Майдан), 1910-е годы

После трагических событий, случившихся в январе-феврале этого года, в городе снова заговорили о возможной реконструкции площади. Также должен быть решен вопрос реставрации или нового строительства Дома профсоюзов, который сгорел во время столкновений активистов с силовиками в ночь на 19 февраля.

Национальная идея

Киевские власти пока что не готовы взять на себя ответственность за строительство мемориального комплекса Героям Небесной сотни и дальнейшую судьбу сгоревшего Дома профсоюзов. Говорят, что решение в этом вопросе должно принять общество. Основной проблемой, с которой столкнутся проектировщики нового памятника, станет необходимость сохранить функции главной площади страны, увековечив при этом память о сотне погибших.

Главархитектуры обязуется провести масштабный конкурс на оба проекта и создать общественный совет, который бы контролировал весь процесс.

С середины 1930-х Майдан стал называться площадью имени Калинина

— Никто не привык спрашивать у общественности, что ей на самом деле нужно. Но и общественность не привыкла формулировать свои идеи, у нее нет для этого механизма. Поэтому власть по привычке работает по вертикали, а вертикаль власти — это закулисные договоренности с бизнесом. Такого допустить нельзя, — отмечает архитектор Станислав Демин, общественный советник при Департаменте градостроительства и архитектуры.

По мнению Демина, такой совет должен не только контролировать процесс, но и формировать задание, а главное — иметь право вето на попытки протолкнуть архитектурные решения, не совместимые со здравым смыслом.

— Пока что мы смотрим на предложения, которые уже поступают, и видим: линии проведены красиво, а идеи ноль. Нужно собрать мнения людей и понять, какую роль для нации в будущем будет играть Майдан. Вот вы можете сформулировать, что должно быть в идее этого конкурса, готовы ли выработать национальную идею? — говорит замглавы Департамента градостроительства и архитектуры КГГА Андрей Куделин.

Митинг на Майдане столетней давности: 16 марта 1917 года, после Февральской революции, киевляне собрались на площади для того, чтобы снести памятник Столыпину

Тихий памятник

Архитектор Вячеслав Балбек отмечает, что Майдан сейчас сильно перегружен памятниками, а потому мемориал Небесной сотне не должен быть еще одним большим сооружением.

— Может быть несколько небольших памятников, напоминающих о том, что события происходили повсеместно, включая, например, улицы Институтскую и Грушевского. На самом же Майдане не стоит его сооружать. Это должно быть транзитное место, но никак не зона траура, — объясняет Балбек.

Предварительно есть три потенциальных места для памятника. Во-первых, отрезок возле Институтской, 3 (Октябрьский дворец). Во-вторых, сквер между отелем «Украина» и наземным павильоном верхнего выхода из станции метро «Крещатик». В-третьих, участок между улицей Грушевского и Петровской аллеей (с правой стороны от Парламентской библиотеки, на месте бывшего памятника Григорию Петровскому).

Так выглядел Майдан в 1960-х

— Надо сделать такой памятник, который не кричит, а тихо рассказывает. И, может быть, плачет, ведь это скорбное событие. Точно не нужно продолжать советскую традицию героизации войны и смертей. Это приводит к новой войне. Вторая мировая во всем мире воспринимается как трагедия, и только Путин делает из этого праздник. Надеюсь, до этого у нас не дойдет. Я за скромность, — отмечает архитектор Виктор Зотов.

Что касается Дома профсоюзов, то что-либо решать о его дальнейшей судьбе могут только собственники здания (среди которых и профсоюзы) и только после экспертизы и оценки того, насколько сильно повреждены огнем его конструкции.

3D-панорама

Брусчатка за сутки

Оценить будущие затраты на реконструкцию Майдана пока никто не берется. Главный архитектор Киева Сергей Целовальник признается, что только на восстановление Дома профсоюзов может уйти свыше 100 млн грн. Средства на ремонт должны выделить городские власти. Впрочем, уже сейчас есть немало спонсоров, желающих поучаствовать в восстановлении центра. В Главархитектуры не исключают, что для сбора средств будет открыт отдельный счет.

Так выглядел Майдан в 1960-х

Напомним, что восстановить за собственные средства брусчатку на Грушевского «в течение суток после победы оппозиции» еще в январе пообещал Петр Порошенко. Однако с тех пор политик больше не комментировал этот вопрос, брусчатку на Грушевского тоже не восстановили. Пока что активисты самостоятельно отремонтировали «мост влюбленных» в Мариинском парке и очистили от мусора сам парк.

МНЕНИЕ

Вячеслав Балбек, архитектор, автор проекта Kyiv Academy of Media Arts:

— Проектное решение должно включать в себя минимальные затраты на реконструкцию. Говорить, что сейчас стране нужен проект нового Майдана, глупо, потому что есть более важные потребности. Надо думать о восстановлении того, что там уже есть, и делать это экономично, используя дешевые материалы. Естественно, с акцентом на визуальную составляющую.

Скажем, пустить красивый графический свет, добавить побольше зелени (к примеру, растения в кадках), увеличить количество мест свободной посадки — сейчас на площади буквально пара лавочек.

Вид на центральную площадь Киева, 1970 год. Спустя несколько лет ее в очередной раз переименуют. На этот раз в площадь Октябрьской революции

Станислав Демин, архитектор, общественный советник при Департаменте градостроительства и архитектуры:

— Современная архитектура Майдана — олицетворение коррупции предыдущей власти, а новая власть нуждается в новом лице. Площадь нужно очистить, убрать всю эту выставку народного хозяйства: арочки с ангелочками, колонны с девочками, качков. Вопрос в том, насколько новая власть себя уважает.

Что ставить взамен? Все просто. Сейчас уже понятно, что Украина выбрала европейский курс. Европа, в отличие от нас, имеет множество документов, которые регламентируют то, как это должно быть с точки зрения удобства. Среда не должна наносить вред пребывающему в ней человеку. Мы имеем право на солнечный свет, на зелень, на пространство и т. д. Я перечитаю Европейскую хартию, нормативы и постараюсь поучаствовать в создании консолидированного задания, которое потом получит проектная группа.

Рекламу и МАФы, кстати, можно убрать, не дожидаясь каких-либо предписаний. У нас есть департамент благоустройства, и он должен взять в руки ДБН «Улицы и дороги населенных пунктов», посмотреть в нем п. 2.21, пойти и снести почти все киоски и ситилайты на Крещатике. Это прямая обязанность департамента.

Виктор Зотов, основатель международного фестиваля архитекторов CANactions:

— Первое, что надо сделать, — расчистить то, что мешает людям там быть: стенки, ступеньки, автомобили. Торговые палатки, киоски, навесы над входом в подземелье. Все, что торчит и занимает место.

Участок от Европейской площади до Бессарабки должен быть пешеходной зоной. Это тяжело технически. Но ничего фантастичного в этом нет. Сделать Крещатик пешеходным с выходом к Днепру — это то, что я бы предложил.

1981 год. Перед нынешней гостиницей «Украина» расположен монумент Великой Октябрьской социалистической революции, установленный четырьмя годами ранее

Вадим Жежерин, вице-президент Национального союза архитекторов Украины:

— Зеленый рельеф — знаковая вещь для Киева — в центральной части города был уничтожен. «Теплицы» на Майдане нужно превратить в каскад озелененных террас. Это возможно без серьезных разрушений.

Есть куча вопросов о том, что такое монумент Независимости. Тетка на палке? Я так понимаю, что это международный стандарт какой-то: почему-то женщина, почему-то на колонне. Хотя саму колонну, думаю, никто уже не будет трогать. Что можно убрать, так это памятники (например, Кия, Щека и Хорива) — какие-то разнузданные непонятные бронзовые вещи. То, что там сейчас находится, — плохо с точки зрения искусства.

Сергей Бабушкин, заслуженный архитектор Украины, автор реконструкции Майдана 2001 года:

— Я думаю, что нужно не новый проект искать, а улучшать то, что существует. С перспективой на 20–25 лет. У нас есть продолжение реконструкции правительственного квартала, гостиницы «Украина» — проекты, эскизы. Что касается стеклянных конструкций, то пусть стоят. Никто никогда не будет доволен всем. А площадей у нас еще полно. Надо Львовскую площадь делать и т. д. И приглашать профессионалов, а не выскочек.

Майдан, 2008 год

Виктор Петрук, главный специалист Управления инженерно-транспортной инфраструктуры Департамента градостроительства и архитектуры Киева:

— Крещатик не имеет альтернативных объездов. Это хорда, которая связывает набережную с магистралями: Леси Украинки, Тараса Шевченко, Красноармейской, Горького и т. д. Вот эти два ключевых узла — Бессарабская и Европейская площади — обязательно должны быть связаны, иначе ничего хорошего в плане транспорта не будет. Как это сделать, если мы хотим оставить Крещатик пешеходным? Нужно под этой улицей, длина которой всего 770 м, открытым способом построить транзитный тоннель в четыре полосы.

Что касается возможных наземных пешеходных переходов на Крещатике, то не думаю, что они как-то повлияют на трафик. Существующую ситуацию усугубить уже ничем невозможно. Сегодня пропускная способность Крещатика ограничена неразвязанными узлами — Европейской и Бессарабской площадями. Если бы эти площади нормально ехали, ехал бы нормально и Крещатик. Но Европейская пропускает только 2 300 автомобилей в час, а 8-полосный Крещатик по одной 4-полосной стороне за один час может подвезти туда до 5 300 авто. Очевидно, что машины упираются не в пешеходные переходы, а в площади.

Андрей Куделин, замглавы Департамента градостроительства и архитектуры КГГА:

— Последние лет 30–40 развитие улично-дорожной сети Киева не предполагало перекрытие Крещатика. Сложилась капиллярная система, которая позволяла распределять потоки. И не нужно забывать, что уровень автомобилизации в Киеве не достиг показателя, который во всем мире обычно вызывает стабилизацию. На уровне свыше 400 машин на тысячу жителей люди задумаются о том, что в центр комфортнее ездить на общественном транспорте. У нас сейчас меньше 300 автомобилей на тысячу жителей.

Наземные пешеходные переходы на Крещатике, по моему мнению, малоэффективный способ, который не даст должного результата, чтобы добиться паритета между пешеходами и снижением интенсивности движения автомобилей.