Главный архитектор Киева Сергей Целовальник рассказал «Репортеру» о том, каким должен быть мемориальный комплекс Героям Небесной сотни, что лишнее на Майдане, почему нужно сносить, а не реконструировать Дом профсоюзов и как изменить к лучшему главную площадь страны

— Майдан Незалежности будут реконструировать?

— Реконструкция нужна, но сейчас, в силу экономических и политических обстоятельств, мы не можем говорить о скоротечных планах. Все должно делаться продуманно. Мы подготовили программу, условия международного конкурса и проект городского распоряжения по Майдану. Материалы переданы на ознакомление руководству в городскую госадминистрацию. Все предложения мы вывесим на стендах Крещатика, напротив нашего департамента, в 100 метрах от Майдана. Таким образом, активисты Майдана и горожане, ознакомившись с наработками, смогут высказать свои мысли и помочь в создании сценария работ. Мы не допустим кулуарности и, как следствие, новых Майданов, но уже архитектурных.

— О каких сроках идет речь?

— Такая громоздкая и неподъемная с первого раза тема, думаю, должна быть разбита на этапы. Первым из них стало бы приведение территории в порядок. Майдан нужно вымыть, убрать с площади неактуальные больше элементы баррикад, задрапировать фасады Дома профсоюзов. Свидетельства трагических событий скрупулезно, с музейной педантичностью собрать и архивировать для последующей экспозиции в будущем музее. Есть предложение об увековечении событий революции путем установки памятных знаков в нескольких местах боевых действий. Как я сегодня узнал, между зданием станции метро «Крещатик» и гостиницей «Украина» уже начата установка деревянной часовни, однако в столичном городе, административном его центре, насыщенном инженерными коммуникациями, производить строительные работы самовольно запрещено.

Третий этап: по результатам международного конкурса полная реконструкция Майдана Незалежности со строительством на месте Дома профсоюзов национального центра достоинства и единства украинского народа, в котором разместится многозальный музей событий революции не только в Киеве, но и во всей Украине. Плюс создание настоящего пешеходного многофункционального пространства центральной площади страны и полноценного мемориала Героям Небесной сотни. Поясню: монумент героям как главный элемент мемориала может быть только один — единый художественный образ, раскрывающий всю значимость и трагичность событий на уровне катарсиса всех людей нынешнего и будущих поколений. Тиражирование памятных знаков на местах реальной гибели героев умалит пафос их смерти за новую страну.

И завершающий, четвертый этап. Как говорят англичане, shipshape and Bristol fashion. То есть наведение порядка на корабле, когда все уже будет вычищено и фонтаны снова заиграют.

— Каким должен быть мемориальный комплекс на Майдане?

— Я уже видел несколько предложений. Их подготовили разные, в том числе известные скульпторы. Так вот, судя по этим рисункам, может выйти так, что мы из улицы Институтской, или Грушевского, или Майдана, или Европейской площади сделаем эдакую дорогу в никуда, по краям которой стоят могилки погибших при автомобильных авариях. Мы такое видим, путешествуя из города в город. Мы хотим такое же видеть в центре города? Подходить к этому вопросу нужно осторожно. Чтобы правильно создать художественный образ, который будет брать всех за живое, недостаточно положить простреленную каску или щит.

Есть две стадии человеческого восприятия: эстетическое и информационное. Сейчас всех привлекают следы произошедшего: обгоревшие шины и автомобили, насквозь простреленный столб, места гибели людей. Все это вызывает слезы и сопереживание, но это информационное восприятие. А вот художественное, которое ничем не легче, а даже тяжелее для людей, — это художественно осмысленный образ, явление, произведение, которое одинаково будет брать всех за душу. И этим образом должен стать какой-то единый символ, относящийся к каждому погибшему. В этом есть фокус эстетического и художественного преобразования, монументального искусства. Это очень сложно, и такие вещи не делаются с кондачка или по указанию сверху.

Решать, какой проект победит, буду не я, не городской совет и даже не правительство. Решать будет народ, извините за пафос. Создать механизм этого — не вопрос. Мы уже проводили конкурсы и обсуждения с народом по другим проектам.

— Каким вы видите Майдан как площадь, что нужно и можно было бы в его нынешнем виде изменить?

— Я понимаю, что такое время и деньги. Чтобы браться сейчас за снос того, что есть, и делать новое, надо богато жить. Мы пока так не живем. Но высказаться можно. Если бы у меня было много денег и возможность изменить Майдан, то я бы однозначно убрал эту колонну с площади (монумент Независимости. — «Репортер»). Она недостойна нашего сегодняшнего эпоса. Точно так же я убрал бы стекляшку возле нее (одна из частей ТЦ «Глобус». — «Репортер»), убрал бы этот мостик (мост Тысячелетий. — «Репортер») никому не нужный. Сегодняшний внешний вид Майдана напоминает трюмо со слониками. Там столько памятников, столько рекламы, киосков, столько всего.

— Что делать с Домом профсоюзов? Он вообще подлежит восстановлению?

— Сейчас люди тщательно оберегают этот дом в том виде, в котором он стоит: обгоревший, с разрушенными элементами. Охраняют — и правильно делают. Ведь некоторые горячие головы хотят тут же начать ремонтные работы. Но зачем? Даже по первым оценкам видно, что сильно повреждены конструкции здания, перекрытия, колонны, ригели. Огонь сделал свое дело, и говорить о ремонте здесь не приходится.

В случае реконструкции в том виде, в котором дом остался, есть серьезная проблема. Со стороны Майдана к верхнему городу ведут шесть улиц (Гринченко, переулок Шевченко, Софиевская, Малая Житомирская, Михайловская и Костельная). Все эти улицы сами по себе не возникли. Это тропы, по которым когда-то поднимались ишаки, и по этим улицам стекали и стекают дождевые и грунтовые воды на так называемое козье болото, то есть Майдан Незалежности. Вся эта вода тут постепенно фильтровалась и уходила стоками Крещатика до Днепра.

С тех пор в гидрогеологии ничего не изменилось. На болоте выкопали яму, в ней построили «Глобус». Но вода никуда не делась, торгцентр сухой только потому, что бетонные стены под землей служат одновременно барьером для воды. Они создают так называемый барражный эффект: вода скапливается вокруг конструкций и стен, вымывая частицы песка и глины из-под фундамента ближайшего строения, то есть Дома профсоюзов. Каркас здания стоит не на сваях, а на так называемых стаканах, которые опираются на песчаные подушки. То есть из-за барражного эффекта ремонтировать Дом профсоюзов очень опасно.

Ну и главное: я бы не смог работать в помещениях, пусть даже почищенных и побеленных, в которых сгорели заживо десятки людей. С этим тоже надо считаться. Поэтому так ревностно люди охраняют это здание. Оно — надгробие над героями, которые погибли в нем.

— А если строить заново, то что и как?

— Много людей высказалось уже на тему того, что на месте Дома профсоюзов должен появиться музей или национальный центр достоинства и единения украинского народа. С просторными залами, в которых будут крутить фильмы о революции и демонстрировать все ее атрибуты. С портретами, биографиями и жизненными историями всех людей, которые отдали жизнь за победу. Частичные собственники здания — профсоюзы, они имеют полное право там находиться. Видимо, они привлекут инвесторов и выйдут с предложением. Я считаю, что они должны даровать городу и всей стране значительное количество этажей и квадратных метров этого здания (может быть, первый, второй этаж и залы) под музей. Судите сами: площадь называется Майдан Незалежности, и именно здесь должен появиться объект, который связан со всеукраинским событием. Это ведь революция, впервые за 22 года (при первой неудачной попытке 2004 года) народ победил.

Поэтому правильно было бы снести это здание, устроить свайный фундамент, подземные уровни, увеличить шаг конструкции и застройки и за счет этого, не меняя высоты, получить увеличенную площадь для создания музея, размещения управления профсоюзами и удовлетворения интересов инвестора. Это даст возможность применить к зданию функции, о которых просят люди. Им в итоге и решать.