51-летний уроженец Пермской области Александр Музычко, он же координатор ПС Сашко Билый, стал известен не только в Украине, но и за ее пределами после того, как он в присутствии тележурналистов надавал подзатыльников прокурору, а затем пришел на заседание Ровенского областного совета с автоматом Калашникова. Украинская милиция объявила Сашка Билого в розыск. 26 марта он погиб при попытке задержания. По мнению многих членов «Правого сектора», его застрелили бойцы спецподразделения «Сокол» по прямому приказу главы МВД, который взялся зачищать неугодных власти радикалов. В то же время в милиции утверждают: Белый застрелился сам. Иная точка зрения у земляков убитого активиста, которые его знали: кто-то как бандита, кто-то как героя Майдана, кто-то как ветерана чеченской войны. Они обсуждают совсем другую причину гибели Билого. Отнюдь не связанную с политикой

Лопатой и помпой

Владимирецкий, Сарнинский, Рокитненский и Дубровицкий районы Ровенского Полесья известны необычным придорожным рельефом. Поля, леса, даже склоны русел рек здесь густо изрыты круглыми воронками, каждая метров шесть в диаметре и около четырех в глубину — почти как от гаубичных снарядов. Но это не отметины былой войны. Это следы стараний янтарных копателей.

В Ровенской области, по данным геологов, находятся едва ли не самые богатые в Европе залежи янтаря. Промышленная добыча ценного минерала на Полесье практически не ведется. Зато едва ли не каждый житель района занимается этим кустарным способом.

Янтарные старатели Ровенщины делятся на две категории: так называемые копальщики и мойщики. Первые примитивно перелопачивают землю в надежде отрыть крупицы минерала. Их добыча обычно невелика — граммов 50 за неделю. Однако при тамошней безработице и это неплохо: на нелегальных пунктах приема янтаря 50-граммовый кусок стоит $400.

Иное дело мойщики. Те на добычу привозят в микроавтобусах мощные гидравлические помпы и землю промывают сильным напором воды. Соответственно, и янтаря они могут добыть за неделю по килограмму, а то и больше. Однако их промысел идет вразрез с Уголовным кодексом (незаконная добыча природных ископаемых плюс разрушение плодородных слоев грунта). То есть требует надежной «крыши».

Стоп-«Беркут»

Еще с советских времен янтарных старателей на Полесье «охраняла» милиция. Только раньше дань с мойщиков собирали участковые, а затем их сменили бойцы «Беркута». Нынешняя такса — $500 в день с одной помпы. На промысел в одном лишь районе выезжают около двухсот гидропомп. Словом, в месяц набегает около $3 млн. Бывалые старатели, которые благодаря янтарному бизнесу построили не один дом, говорят, что вся их мзда идет «на Киев в самые высокие ментовские кабинеты».

Так было до недавних пор. Но вскоре после бегства Януковича на янтарные поля Ровенщины перестали выезжать привычные для мойщиков УАЗы с эмблемой «Беркута» на бортах. В одночасье в районных управлениях Внутренних дел Ровенской области начали хозяйничать мужики в камуфляжах и касках. Командовал ими координатор «Правого сектора» в Западной Украине Александр Музычко.

Десятилетиями налаживаемый, работающий как часы коррупционный механизм с хорошим месячным оборотом дал сбой.

Смена караула

Уже почти месяц на Полесье не слышно рева гидравлических помп — старатели боятся выезжать на добычу. Несколько рискнувших лишились инструмента — люди в камуфляже сожгли их помпы.

Копатели янтаря уверены: Музичко подписал себе смертный приговор тем, что собирался подмять под себя янтарный бизнес в области.

— Люди Сашка Билого уже давно положили глаз на янтарь, — рассказывает бывший сотрудник Владимирецкой райгосадминистрации, а ныне хозяин четырех помп Сергей. — Но все его попытки брать дань с мойщиков заканчивались или потасовками с милиционерами, или даже перестрелками. Месяца полтора назад одному из янтарщиков прямо в поле прострелили ногу.

В узкоколейном поезде «Антоновка — Заречье», который курсирует по богатым янтарем лесам Владимирецкого района, каждый третий пассажир — копатель. И разговоры в дороге в основном на одну тему: как будем дальше копать и кому платить?

— У нас помпы имеются у всего начальства в райадминистрации и райсовете. Даже у батюшки, — рассказывает начальник одной из железнодорожных станций.

Чиновники сами не моют — нанимают людей. И все они платят милиции. Но после того как Билый во время ровенского Майдана спас военнослужащих от самосуда людей, многое изменилось.

— Авторитет милиции был подорван, и янтарщики уже не хотели платить «Беркуту», ведь те больше не гарантировали им спокойной работы в поле. Всем копателям стало ясно, что «отстегивать» теперь придется Сашку Билому. Могло ли милицейское начальство, которое ежемесячно имеет доход с копателей, отдать ему такой бизнес? — задается вопросом железнодорожный начальник.

Кто на новенького?

Прошло больше недели после смерти Музычко. Новые «гаубичные» воронки на Ровенщине пока не появляются. Затишье. Но копатели уже понемногу разворачивают шланги помп. Они уверены, что скоро начнется работа. Вот только переживают, что размер мзды может увеличиться.

— Напрямую с мойщиками на полях никогда не работали ни пэпээсники, ни участковые. Слишком большие деньги приходится перевозить. Эту работу доверяли только вооруженному «Беркуту», — объясняет бывший чиновник Ровенской райадминистрации.