Новые назначения в надзорном ведомстве четко дают понять, что мода на восточное происхождение кадров ушла. В чести теперь совсем иная прописка

Революционные перемены в органах прокуратуры можно отслеживать даже по смене антуража вокруг прокурорских зданий в Киеве. Особенно это заметно на улице Резницкой возле Генпрокуратуры, где вырван шлагбаум у центрального входа, а вместо авто премиум-класса с номерами серии АН (Донецкая область) все пространство заполонили такие же недешевые машины преимущественно серии ВС (Львовская область). Ничего удивительного, ведь новый исполняющий обязанности генерального прокурора Олег Махницкий — львовянин, он старается подтянуть побольше земляков в столицу. Этот процесс вызывает цепную реакцию, так как каждый из игроков высшей лиги прокуратуры пытается заменить донецкие кадры в своих управлениях на собственных, преданных людей. Однако те, кто сейчас переезжает в Киев на места донецких прокуроров, не спешат обустраиваться: вертикаль пока сформирована временная, она начнет цементироваться только после президентских выборов. Назначенный на постоянной основе генеральный прокурор (а не «врио», как сейчас) может перекроить всю кадровую политику, поэтому многие хотят продвинуть своих людей — авось не уволят при новом начальстве, и «свои» укоренятся.

Сейчас Резницкую атакуют политики из окружения Юлии Тимошенко, Олега Тягнибока и новоназначенные губернаторы, чтобы обеспечить продвижение своих кадров. На днях там произошел забавный случай с новым губернатором Киевской области Владимиром Шандрой. Охрана не хотела его пропускать к Махницкому, потому что у него не было удостоверения губернатора (не успели выдать), и Шандре пришлось ждать команды офицерам УГО из приемной генпрокурора. А затем вывернуть все карманы и пройти через рамку металлоискателя.

Генпрокурором стал адвокат Тягнибока

ВО «Свобода» давно претендовала на главное надзорное ведомство, но когда эта мечта Олега Тягнибока стала явью, в партии пришлось наспех искать подходящую кандидатуру. Не секрет, что скамья запасных «свободовцев» чрезвычайно коротка, и специалиста такого уровня подыскать было практически невозможно. Сошлись на кандидатуре Олега Махницкого, который хоть и имел скромный прокурорский стаж — всего три года (работал следователем Львовской прокуратуры), но пользовался расположением главы партии. Именно Махницкий в 2004 году представлял интересы Олега Тягнибока в судебном процессе по делу об антисемитских высказываниях лидера «Свободы» на горе Яворина. Судебные разбирательства по этому делу закончились в 2007 году оправдательным приговором. К тому же у новоназначенного и. о. генпрокурора имелись связи в правоохранительной системе, которыми он успел обрасти за время работы первым заместителем председателя комитета Верховной Рады по вопросам верховенства права и правосудия.

Молва также связывает Махницкого с неформальным спонсором «Свободы» — галицким миллионером Игорем Кривецким. Он личность непубличная, за прошлый год задекларировал 2,6 млн грн, имеет в гараже «Бентли», владеет ресторанами и отелями во Львовской и Закарпатской областях. Каково в ГПУ влияние Кривецкого, которого молва связывает с рэкетом в лихие 1990-е и за глаза называет авторитетом Пупсом (сам Кривецкий эти обвинения категорически отрицает), доподлинно неизвестно. Однако в кулуарах на Резницкой утверждают, что сам Кривецкий не появляется тут часто, а если и лоббирует какие-то назначения, то либо через Олега Тягнибока, либо через партактив «Свободы», который не вылезает из кабинета нового генпрокурора.

Случай с назначением Махницкого главой ГПУ беспрецедентен хотя бы потому, что ранее на эту должность назначались исключительно сотрудники прокуратуры в чине не ниже государственного советника юстиции 3-го класса (соответствует генерал-майору). Судя по опыту работы в прокуратуре, Махницкому положен чин юриста 3-го класса, максимум 2-го (что соответствует званию старшего лейтенанта). Поэтому Махницкий предпочитает величать себя народным генеральным прокурором.

В команде — «помаранчевые» прокуроры

Занявшийся кадрами Махницкий поспешил изгнать из руководства Генпрокуратуры ставленников Виктора Пшонки. Под новую метлу попали первый зам Виталий Белоус (послушный исполнитель любой воли экс-генпрокурора, щеголявший добротным загаром в любое время года), замы Юрий Ударцов (отвечавший за все ремонты и строительство в прокуратурах) и Лилия Фролова (неприметная прокурорша из Запорожья, стремительно поднявшаяся по карьерной лестнице от полковника до генерал-лейтенанта всего за несколько лет благодаря «газовому» процессу над Юлией Тимошенко). Смело и любимого «десантника» Пшонки Виктора Войцишена (на коллегиях экс-генпрокурор частенько любил напоминать подчиненным, что его строгий зам служил когда-то в ВДВ и никому спуску не даст), а также куратора следственного блока Романа Андреева (был близок с Пшонкой еще в донецкий период, бывший генпрокурор частенько приглашал его в родную Сергеевку на День села). Под увольнения попали также все без исключения прокуроры областей и начальники ключевых главков.

Новыми заместителями Махницкого стали прокуроры «помаранчевого» периода: Николай Голомша — первым замом, Алексей Баганец — замом. Голомша имеет солидный следственный опыт, во времена Виктора Ющенко он курировал расследование особо резонансных дел, среди которых убийство журналиста Георгия Гонгадзе и отравление Ющенко. Баганец, которому поручили курировать следственный блок, ушел четыре года назад с поста прокурора Львовской области, в последнее время занимался адвокатской практикой. Одно из главных дел в адвокатской практике Алексея Баганца — защита экс-министра МВД Юрия Луценко. Вероятно, ему отдали следствие потому, что с 2005 по 2007 год он был прокурором Донецкой области и знает многих деятелей команды Виктора Януковича. Именно Баганец расследовал подделку решений судов о снятии судимостей с бывшего президента. Не исключено, что сейчас новому заместителю генпрокурора дадут карт-бланш — курировать все уголовные производства по «бывшим». Баганец уже огласил вызов на допрос своего оппонента по «политическим судам» — бывшего заместителя генпрокурора Рената Кузьмина. Был запущен также механизм привлечения к уголовной ответственности судей Родиона Киреева, Сергея Вовка, Оксаны Царевич и других слуг Фемиды, упекших за решетку Юлию Тимошенко и ее министров.

В прокуратуру Киева пришел госисполнитель

На днях прокурором Киева назначили Николая Герасимюка, который при бывшей власти трудился заместителем руководителя Госисполнительной службы. Эксперты отмечают, что это назначение временное и выбор сделан в пользу Герасимюка, который ушел из прокуратуры почти семь лет назад, только потому, что никто из более серьезных фигур не захотел занимать должность на два месяца, до президентских выборов, и быть ответственным за Киев в сложный период бандитизма, махновщины и разгула уличной преступности. Критикуемой фигурой остается в прокуратуре Киева бессменный с 2011 года первый заместитель прокурора Дмитрий Лупеко. Ходят слухи, что карьерой он обязан тому, что вовремя женился на дочери предшественника Пшонки — генпрокурора Александра Медведько. Поговаривают, что именно благодаря сановному тестю он получил все назначения и даже генеральский чин. Кроме того, коллеги рассказывают, что Лупеко приходится кумом депутату от ПР Артему Пшонке, сыну беглого генпрокурора. Это обстоятельство и позволило ему продержаться на высоком посту во времена президентства Януковича. Сейчас все задаются вопросом: как с такой биографией Дмитрий Лупеко стал фактически вторым человеком в столичной прокуратуре? Коллеги называют все ту же причину: многие кандидаты попросту не захотели садиться в кресло до 25 мая, ведь есть серьезный риск понести в постреволюционный период большие репутационные потери.

Области отдали бывшим хозяевам

Во многих областях на должности прокуроров назначили людей, которые уже работали там и заслужили не самую хорошую репутацию. Например, прокуратуру Киевской области возглавил Владимир Бабенко, работавший там «вечным замом». Поговаривают, что при Пшонке рулил прокуратурой столичного региона именно Бабенко, а не Михаил Витязь с его скромными задатками руководителя. Ведь, по слухам, Витязь был обязан взлетом только тому, что его жена была в родстве с супругой Пшонки. За Бабенко тянется длинный шлейф скандалов еще со времен Леонида Кучмы. Вдова Гонгадзе Мирослава обвиняла его в разнообразных кознях, мешавших расследованию смерти журналиста. По ее мнению, Бабенко, тогдашний прокурор Киевской области, действовал по указке своего шефа — генпрокурора Михаила Потебенько. Кстати, после бегства Пшонки Потебенько также был уволен с поста советника генерального прокурора — должности, наделявшей его особым статусом: ему были положены служебный автомобиль и кабинет на Резницкой, он обладал правом слова на коллегиях ГПУ. Кроме того, Бабенко засветился, активно помогая своему сыну «отмазаться» от ДТП, произошедшего в Киеве в прошлом году. Благодаря искусно проведенному расследованию киевлянку обязали выплатить 180 тысяч гривен Бабенко-младшему — суд решил, что именно она виновна в аварии.

Должность прокурора Харьковской области отдана Василию Синчуку, который уже работал там в 2004 году. Критики называют его прокурором-бизнесменом. Сам же Синчук говорит, что на самом деле это его сын «занимается разноплановыми бизнесами». Прокурора обвиняли в необъективном расследовании дела о смерти одного из столпов ПР Евгения Кушнарева. Якобы Синчук получил за это солидное подношение, на которое купил скакуна, несколько автомобилей премиум-класса и дорогой охотничий карабин. В связи с новым назначением прокурора Харьковской области в кулуарах Резницкой припомнили и старую историю о том, как во время штурма здания ГПУ, которым руководил тогдашний глава МВД Василий Цушко, якобы кто-то унес в неразберихе чемодан Синчука с солидной суммой в долларовом эквиваленте.

Активно критикуют и назначение на одну из хлебных должностей — прокурора Одесской области — бывшего главного следователя одесской прокуратуры Игоря Боршуляка. Коллеги утверждают, что Боршуляк проявляет странную лояльность к местному авторитету Александру Ангерту по кличке Ангел, хлопочет в судах о решениях в его пользу.

Скептически восприняли в прокурорских кругах и назначение в Донецкую область Николая Франтовского. По словам сослуживцев, он, будучи при Викторе Ющенко прокурором Житомирской области, закрывал глаза на масштабные нарушения природоохранного законодательства. Возможно, даже имел с этого немалый гешефт. Иначе как объяснить тот факт, что леса Житомирщины при Франтовском значительно поредели, а областного прокурора бизнесмены начали называть не иначе как «лесным королем».

Взбунтовалась общественность и против назначения прокурором Львовской области Владимира Гураля. Оппоненты считают его взяточником. Даже говорят, что в «помаранчевый» период, когда он возглавлял прокуратуру этой области, за глаза его называли «десяткой», потому что якобы минимальная такса за решение воп-роса у него составляла $10 тысяч.

«Нужно разделить кадры и внутреннюю безопасность»

Учитывая странности в кадровой политике «народной прокуратуры», понятны тут же посыпавшиеся обвинения в торговле должностями. В связи с чем и. о. генпрокурора Олег Махницкий даже выступил с отдельным опровержением. По его мнению, недостоверную информацию распространяют уволенные чиновники, которые пытаются влиять на органы прокуратуры и избежать ответственности за преступные деяния. Махницкий попросил докладывать в Генпрокуратуру о всех фактах подкупа и торговли должностями, однако старые сотрудники ГПУ говорят, что таким образом коррупцию не побороть.

«При Пшонке управление кадрового обеспечения было слито со службой внутренней безопасности, чего делать было нельзя категорически, — сказал «Репортеру» на условиях анонимности один из высокопоставленных сотрудников ГПУ. — Ведь как раз кадровики и служат промежуточным звеном в торговле должностями. Управление внутренней безопасности нужно выделить в отдельную штатную структуру и подчинить непосредственно генпрокурору. Только тогда появится возможность разорвать порочный круг торговли должностями. Если, конечно, новый генпрокурор в этом заинтересован».