Накануне майских праздников «Репортер» отправился в Закарпатье, где уже цветут магнолии, готовится рыцарский фестиваль, дымится над огнем острый бограч, а люди умеют считать до секстиллиона

— Сами видите, у нас уже нарциссы цветут, вишни отцветают. Я такой ранней весны не припомню, — говорит официантка ресторана неподалеку от Мукачево, наливая мне утренний кофе. Конечно, юный возраст вряд ли позволяет отнести ее к категории «старожилов», на воспоминания которых обычно ссылаются, чтобы подчеркнуть редкость природных аномалий. Но невероятное для этого времени года буйство природы за окном видно невооруженным глазом. Еще вчера вечером я ехал по Галичине, там обычные серые мартовские пейзажи. Но стоило спуститься по трассе Киев — Чоп с Латирского перевала — и я вдруг обнаружил весну. Конечно, закарпатский микроклимат всегда отличался некоторой балканской мягкостью. Этим область и привлекает полчища туристов со всей страны и из ближнего зарубежья. Особенно на майские праздники, когда цветут сады. Но в этом году местный климатический сепаратизм превзошел себя.

Дорога. В Закарпатье из Киева удобнее всего добираться по чопской трассе М-06 (Е-40, Е-50) через Ровно и Львов (по окружным). Почти до самой границы Львовской области дорога не вызывает нареканий. А вот карпатские перевалы на границе Галичины и Закар-патья спустя 10 лет после полной реконструкции уже требуют нового капремонта. Ямы в основном залатаны, но потряхивает изрядно. На крутом серпантине стоит буквально соблюдать все скоростные ограничения. До Мукачево 770 км мы преодолели за 9 часов с короткими остановками на заправку и обед. Самое удобное место для передышки — в районе Ровно.

Рыцарь из администрации

Замок «Паланок», главная достопримечательность этих мест, пока пустует. Островерхие средневековые башни выглядят удивленными: «Что у вас тут случилось?! А куда подевались все люди?»

— В мае мы рассчитываем на рост туристического потока, но пока у нас процентов на 15 меньше туристов, чем обычно в это время года, — оценивает перспективы сезона директор Мукачевского исторического музея Михаил Белеканич. Ему всего 24 года, и он совершенно не похож на большого начальника. Важнейшим туристическим объектом области Михаил руководит только два года, ответственную должность занял сразу после окончания Ужгородского университета и короткой стажировки в областной администрации. Впрочем, такая головокружительная карьера хорошо гармонирует со средневековым духом здешних мест, ведь в те времена, когда строился «Паланок» и другие замки Закарпатья, юноши тоже становились рыцарями, не дожидаясь зрелых лет.

— По статистике, наш музей принимает больше всего туристов в Закарпатской области — 120 тысяч в год, — с гордостью говорит «комендант» крепости. — «Паланок» — наиболее хорошо сохранившийся средневековый обо-ронительный комплекс на территории Украины. Смотрите, сверху вниз — три линии укреплений разных эпох, начиная с XIV века, когда крепость заложил вот этот человек — подольский князь Федор Кориатович.

Михаил указывает на бронзовый памятник, у которого до блеска отполирован палец. Все памятники мира, которым не досталось высокого постамента, — жертвы неизлечимой туристической болезни под названием «дай за что-нибудь подержаться, чтобы загадать желание». Князь Федор Кориатович — не исключение.

— А в XVII веке очень много для укрепления замка сделала княгиня Илона Зрини, — продолжает директор музея. — Вот она изображена с сыном Ференцем II Ракоци. Во время войны с Габсбургами княгиня сумела так организовать оборону, что крепость в течение трех лет выдерживала осаду австрийской армии.

— А какой экспонат вы считаете самым ценным? — интересуюсь я, разглядывая образцы оружия XVII века. Простой вопрос вызывает у молодого директора заминку.

— Степан Степанович, что у нас самое ценное? — обращается он к подошедшему коллеге постарше. — Знакомьтесь, это мой заместитель Степан Варга.

Легендарная хозяйка Мукачевского замка, образованная аристократка и красавица Илона Зрини (1643–1703) во второй половине XVII века фактически руководила освободительной борьбой венгерского народа с Австро-Венгерской империей. Оба ее мужа, Ференц I Ракоци и Имре Теккели, как и сын Ференц II Ракоци, возглавляли восстания венгерской знати против абсолютной монархии Габсбургов. Организованная княгиней оборона Мукачево в 1685–1688 годы вызвала восхищение в Европе. Илона Зрини стала единственной в истории женщиной, получившей от турецкого султана почетную грамоту — атнаме.

Тюрьма — друг человека

— В нашем музее более 10 тысяч экспонатов. Вот, например, посуда династии Ракоци. Но самая большая ценность — это все же сам замок, — охотно подключается к разговору музейщик с 33-летним стажем. — Он сохранился только потому, что после поражения антигабсбургского восстания 1711 года император Карл VI решил обесславить главную резиденцию лидера повстанцев и устроил в ней тюрьму. Именно тюремные порядки, которые царили тут до 1904 года, сберегли комплекс в первозданном виде.

Неприступные крепости — ядерные боеголовки тех времен и народов. Здесь, на границе противостояния империй, это оружие сдерживания было особенно востребовано. Сдавая территорию неприятелю, замки старались разрушить, чтобы потом, собравшись с силами, легче было отвоевывать потерянные земли. Именно поэтому в Европе, изобиловавшей фортификационными сооружениями в Средние века, сегодня найти хорошо сохранившуюся крепость не так-то просто. Даже «Паланок» до конца XX века дожил с трудом. Впрочем, не из-за боевых действий, а в результате обычной советской бесхозяйственности и неудачных экспериментов львовских реставраторов. Степан Степанович помнит времена, когда приходилось стелить на землю доски и палкой раздвигать заросли лебеды, чтобы могли пройти первые экскурсанты.

— С тех пор я здесь практически живу. Каждый камешек знаю. Кажется, здесь и родился.

Сейчас Верхний замок отреставрирован полностью, а Средний и Нижний — лишь частично. На ремонт приходится зарабатывать самостоятельно, сдавая помещения в аренду под сувенирные лавки, кафе и зал дегустации закарпатских вин. В этом году планируют открыть конференц-зал и городок ремесленников. А прошлой осенью наряду с постоянной экспозицией музея здесь появилась выставка частного коллекционера Тараса Синявского, который 25 лет собирает по Закарпатью исторические артефакты. В его «Княжьей комнате» можно увидеть 55 портретов венгерских королей, уникальные средневековые весы и много других занятных вещей. Например, самую крупную в мире денежную купюру в 1 секстиллион венгерских пенго. Секстиллион — это миллиард триллионов, единица с 21 нулем! О каждом предмете Тарас может рассказать целую историю:

— Вот это кресло — отсюда, из замка. 1700 год. Очень долго пришлось вести переговоры с прежним хозяином. Его предки здесь жили еще до чехов (с 1919 по 1938 год Закарпатье входило в состав Чехословакии. — «Репортер»). Вполне возможно, что и сама Илона Зрини на нем сидела.

Замок «Паланок», XIV-XVII

48°25'50''N, 22°41'15''E

г. Мукачево, пер. Куруцев, 5

+38 (03131) 4-40-53, (03131) 4-15-79

Режим работы: 9:00–18:00, вых. — пн. Стоимость билетов: 10 грн. Экскурсия: 40 грн

Мифы замка «Паланок» давно смешались с историческими фактами. Разделить их уже почти невозможно, считает Степан Варга, автор сборника мукачевских легенд. Одна из них повествует о том, как князю Кориатовичу удалось вырыть невероятный 75-метровый колодец в скальной породе. Якобы не обошлось тут без нечистой силы. Князь пообещал черту за помощь в работе целый мешок золота. Но не уточнил, какого размера. Получив за титаническую работу всего 2 золотых в малюсеньком мешочке, рогатый с досады сиганул в колодец, да так там и сгинул.

— А привидений вы здесь не встречали? — задаю главный вопрос любого туриста.

— Сам я не встречал, но работал тут у нас один сторож, так он утверждал, что собственными глазами видел, как по стене Верхнего замка бегали тени.

С бастиона под статуей мифической птицы Турул, вестника древневенгерских богов, открывается отличный вид на горный пейзаж и весь тысячелетний город Мукачево. По легенде, Турул предсказал переселение венгерского народа с Урала за Карпаты. На этом клочке земли венгры, смешавшись со множеством соседних народов, породили удивительную культуру. Познакомимся с ней поближе.

Вкус Вавилона

Украинский, русский и венгерский — три языка, которые чаще всего слышны среди горожан и туристов, гуляющих по брусчатке площади Мира. Но на самом деле их тут гораздо больше. Мукачево — это маленький Вавилон. В пределах пешеходного квартала, где сосредоточены основные достопримечательности, мирно соседствуют католический костел Св. Мартина (покровителя города), православный собор Почаевской иконы Божьей Матери и грекокатолическая церковь Успения Пресвятой Богородицы. Неким объединительным началом служит памятник создателям славянской азбуки Кириллу и Мефодию. Один с толстой книгой в руке показывает другому кириллические письмена на свитке: «Обещаю вам, братие, что духом я всегда буду с вами». Кстати, цитата принадлежит прп. Феодосию Печерскому, жившему на два столетия позже братьев-первокнижников, да и кириллица вроде бы возникла после изобретенной ими глаголицы. Но здесь к равноапостольным особое отношение — их почитают еще и как крестителей Закарпатья. Якобы в Мукачево они побывали во время своей Моравской миссии, раньше, чем сюда пришло православие от Владимира Крестителя. Так город стал культурным пограничьем между западной и восточной цивилизациями.

— В Закарпатье проживают больше 70 национальностей: украинцы, венгры, евреи, словаки, чехи — кого тут только нет. И каждая национальность привнесла в нашу культуру что-то свое, — говорит Александр Орос, администратор колоритного этнического ресторана в самом центре городка. — Вот и у нас в меню: бограч — от венгров, човлен — от евреев, стропачки — от словаков, а фасоль с квашеной капустой — это исконно русинское блюдо. Все по-домашнему, как я еще в детстве ел.

Ресторан скрывает свои деревянные беседки от глаз прохожих во дворике центрального квартала между площадью Мира, улицами Пушкина и Федорова. Его название говорит само за себя — «Бограч».

— Это наше фирменное блюдо, ради которого сюда в основном и приходят, — нахваливает шедевр закарпатской кухни Александр. — В Закарпатье его все по-разному готовят. Свой уникальный рецепт держим в секрете. Могу сказать только, что приготовление занимает шесть часов. Ежедневно после обеда делаем бограч на следующий день. Попробуйте — не пожалеете.

Национальное блюдо подают в котелочке над огнем свечи. Густая жидкость сначала обжигает температурой, затем перечной остротой. Сытный и по-венгерски жгучий обед завершает мою мукачевскую программу. Пора выбираться по узким улочкам обратно на чопскую трассу, чтобы съездить в соседнее Чинадиево.

Наваристый бограч-гуляш пришел в Закарпатье из венгерской кухни. Его готовят из говядины и свиного сала, протушенных с овощами. Лучший бограч получается на открытом огне в специальном казанке. Собственно, «бограч» с венгерского — котелок.

Как стать привидением

Романтическая башенка над зданием железнодорожной станции «Карпаты» прямо у дороги отмечает главные въездные ворота еще одного замка — загородной усадьбы графа Эрвина Фридриха Шенборна-Бухгейма (1890–1895). Мощеная дорожка ведет через вековой парк к роскошному графскому дворцу с целым лесом башенок, дымоходов и каминных труб. Легкие наполняет запах можжевельника, который у меня всегда ассоциируется с атмосферой ЮБК. Ландшафтный английский парк действительно напоминает парки крымских курортов: самшитовые изгороди, кусты можжевельника, цветущие магнолии.

Ранняя весна здесь в полном разгаре. По зеленеющим лужайкам прыгают белки. Вокруг озера, вырезанного в земле в форме карты Австро-Венгерской империи, неспешно прогуливаются отдыхающие. Сказочный дворец Шенборна, куда раньше съезжалась на охоту и балы знать со всей империи, давно уже служит бальнеологическим санаторием. В гулких коридорах главного корпуса пусто и пахнет казармой. Приходится самостоятельно разыскивать холл библиотеки, где сохранились роскошная лестница красного дерева, старый камин и люстра из оленьих рогов с резной фигуркой хвостатой феи Мелюзины из кельт-ских легенд. Местная байка утверждает, что этот светильник — месть Фридриха Шенборна своей жене Франциске за супружескую измену.

Дворец Шенборна, 1890–1995

48°31'30''N, 22°52'29''E

пгт Чинадиево, сан. «Карпаты»

+38 (03131) 7-33-07

За основу проекта удивительного здания в стиле французских замков эпохи Людовика XIV взят астрономический год: 365 окон соответствуют числу дней в году, 52 комнаты — числу недель, а 12 входов — количеству месяцев.Вставьте описание фотографии

Романтическими легендами овеян и другой чинадиевский замок — древний «Сент-Миклош» (XV–XVII в.). Найти его непросто: через железнодорожный переезд надо проехать в центр поселка, ориентируясь на Ильинскую церковь (XIV в.).

— Я рад приветствовать вас в замке «Сент-Миклош»! Хозяев у него было много, но самая известная — княгиня Илона Зрини. В мукачевском замке вам рассказали, как храбро она воевала, а мы поведаем, как сильно она любила, — торжественно произносит седовласый мужчина с благородными чертами лица, разодетый по венгерской моде XVII века. Я встретил его прямо у главных ворот в компании такой же нарядной дамы. Решил, что готовится какая-то стилизованная свадебная церемония, но это... реальный хозяин замка! Художник Иосиф Бартош собственной персоной приглашает гостей на вечернюю факельную экскурсию.

— В этом помещении все сохранилось так, как было в XV столетии: оригинальный пол, кладка стен, тесаные ступени, каменные рамы и карнизы. А потолок нам пришлось сделать новый, — хозяин освещает факелом архитектурные детали, демонстрируя, как сугубо оборонительное сооружение постепенно превращалось сначала в аристократический замок, затем в помещичью экономию, потом в военные казармы и, наконец, в руины. Таким, с обвалившейся крышей, Иосиф Бартош обнаружил его
в 2000 году.

— Когда я это увидел, — вспоминает Бартош, — у меня от жалости чуть сердце не разорвалось. Я прожил перед этим несколько лет за границей, был известным художником, видел много архитектурных памятников. И я не понимал, как можно такое здание запустить до такого состояния! Тогда и возникла идея проводить наши международные пленэры прямо здесь. Еще грязь повсюду была, а мы уже развешивали картины по стенам, проводили выставки. В 2001 году нам удалось взять здание в аренду, чтобы создать на его базе международный художественный и туристический центр. Пришла небольшая помощь от венгерской миссии по охране культурного наследия. Кое-что от государства недавно перечислили. Но в основном финансируем реконструкцию за счет продажи наших картин. Можно смело сказать, что замок спасли художники.

Теперь в замке живет семья Бартошей. Но это только звучит пафосно. На деле и спальней, и мастерской им служит одна плохо приспособленная комнатка, удобства — во дворе. Все восстановленные залы занимают художественная галерея, музей скифской и кельтской культуры, портреты бывших владельцев. Экскурсии помогают проводить молодые волонтеры, но и сам хозяин регулярно водит гостей по крепостным комнатам и коридорам. Вот и сейчас он приглашает меня с другими экскурсантами спуститься со свечой по тайному ходу в стене, а на выходе посвящает нас в привидения, поскольку только они умеют проходить сквозь стены.

— Это лишь малая часть сложной системы секретных ходов, — продолжает пан Иосиф. — Она начиналась в церкви за 300 метров отсюда. По этим подземельям можно было проникнуть в замок, незамеченным подняться на второй этаж и подслушать, что говорят хозяева.

— Значит, секретов в этом замке не было, — констатирую я.

— К сожалению, да. Именно так австрийские власти узнали о том, что происходило в этой комнате — спальне Илоны Зрини, когда в 1682 году к ней, уже вдове, на тайные свидания стал приходить молодой граф Имре Теккели. Он был протестантом, лидером антигабсбургского движения куруцев, воевал против Австрии. Она же — католичка, присягала великой империи. Опасная любовь, возникшая в этой комнате, была очень сильной, но закончилась трагически. После капитуляции Мукачевского замка у княгини забрали детей, отняли земли, лишили дворянского титула и заточили в монастырь. Умерла она в изгнании на турецкой земле, где все же воссоединилась со своим возлюбленным. Спустя всего несколько месяцев венгерский народ восстал уже под руководством ее сына Ференца II Ракоци. И все это началось здесь.

История и романтика «Сент-Миклоша» могут ожить 22 мая. В День св. Николая Чудотворца здесь традиционно проводят рыцарский фестиваль «Серебряный татош» и празднуют день рождения Илоны Зрини. Иосиф Бартош надеется, что политические страсти новых времен не скажутся на плотности туристического потока.

— Фестиваль объявлен, мы готовимся. Хотим еще раз напомнить всем об Илоне Зрини, показавшей Европе, как можно любить и как нужно воевать. И что любить все-таки важнее.

Замок «Сент-Миклош», XV

48°29'5''N, 22°49'52''E

пгт Чинадиево, ул. Волошина, 53б

+38 (050) 175-30-87, (050) 175-17-79

Режим работы: 9:00–18:00

Благотворительный взнос приветствуется.

Рестораны

«Мункачи»

48°26'23''N, 22°43'7''E

г. Мукачево, пл. Федорова, 6

Режим работы: 11:00–23:00

Модный ресторан национальной кухни с арт-салоном, где представлены картины венгерского художника Михая Мункачи. Средний чек: 90 грн

«Бограч»

48°26'28''N, 22°43'9''E

г. Мукачево, пл. Мира, 10/12

Режим работы: 10:00–24:00

Лучший бограч в городе и другие блюда закарпатской кухни. Живая этническая музыка по вечерам, но не во время поста. Средний чек: 75 грн

«Трактир»

48°26'27''N, 22°43'3''E

г. Мукачево, Пушкина, 12

Режим работы: 10:00–23:00

Веселый салун в стиле Дикого Запада. Выпейте пива за столиком из рояля, но ужинать лучше в другом месте. Средний чек: 60 грн

Гостиницы

«Стар»****

48°26'30''N, 22°43'8''E

г. Мукачево, ул. Мира, 10–12

+38 (03131) 3-20-08, (03131) 3-10-31

Сетевой отель группы Premier Hotels, напротив ратуши. В ресторане варят собственное непастеризованное пиво. Двухместный стандарт: 590 грн

«Троянда Карпат»

48°31'12''N, 22°52'6''E

пгт Чинадиево, сан. «Карпаты»

+38 (03131) 7-31-25, (098) 131-36-00

Загородная гостиница возле замка Шенборна с подогреваемым бассейном, сауной и спа-процедурами. Двухместный стандарт: 350 грн

«Николет»

48°26'34''N, 22°43'33''E

г. Мукачево, ул. Духновича, 30/2

Уютный мини-отель рядом с центром. Интерьеры в рыцарском стиле. Кафе, бильярд и «Царская банька». Двухместный стандарт: 250 грн