В Киеве сорвали всеукраинский съезд судей. Представители «Правого сектора», Евромайдана и Люстрационного комитета заблокировали здание Верховного суда с требованием принять законы о люстрации. О том, что это за законы и кого нужно люстрировать, глава Люстрационного комитета
Егор Соболев рассказал в интервью «Репортеру»

1. 7 апреля Люстрационный комитет сорвал съезд судей, заблокировав вход в здание Верховного суда. Зачем вы это сделали?

Съезд судей проходил нелегально, его не поддержали глава Верховного суда и глава Рады судей. И все же его поспешно пытались провести, потому что 8 апреля, на следующий день после этого события, в Верховной Раде могли принять законопроект о восстановлении доверия к судебной системе Украины (Рада приняла этот закон в прошлый вторник. — «Репортер»). Законопроект предполагает проверку всех судей, которые терроризировали Майдан, на присягу, а также увольнение всего состава Высшего совета юстиции, Высшей квалификационной комиссии судей и руководителей всех судов. Естественно, судьи не хотят сидеть дома в ожидании визита из Генпрокуратуры. Поэтому на съезде они бы попытались выбрать четырех судей Конституционного суда и возобновить контроль Януковича над КС. В результате они смогли бы проголосовать за любое решение. Например, отменить выборы 25 мая и снова признать Януковича легитимным президентом. Коалиция не пыталась препятствовать съезду.

2. Сегодня разработано в общей сложности до 10 законопроектов по люстрации. Какова их дальнейшая судьба?

Первый — законопроект о восстановлении доверия к судебной системе Украины. С огромным нежеланием он был принят в первом чтении 27 марта. Второй — законопроект о люстрации лиц, причастных к грубым нарушениям прав и свобод людей в период проведения массовых акций гражданского протеста, то есть о пожизненной люстрации Януковича и чиновников, ответственных за террор на Майдане. Вот только в парламенте не нашлось ни одного депутата, который согласился бы зарегистрировать этот текст. Есть еще три законопроекта о люстрации в Украине, которые предполагают увольнение чиновников по ряду критериев.

3. Что это за критерии?

Во-первых, под люстрацию попадут все, кто привлекался к ответственности за коррупцию. Во-вторых, руководители государственных органов власти во время президентства Януковича, включая глав райгосадминистраций и судов. А в-третьих, все руководители «советско-комсомольско-гебистской» системы, включая выпускников школ КГБ.

4. Осознаете ли вы тот факт, что при таком перечне критериев под люстрацию попадут многие из представителей действующей власти, а значит провести ее будет нереально?

Под люстрацию действительно попадает много представителей действующей власти. И. о. президента Александр Турчинов в советское время был одним из руководителей Днепропетровского городского комитета комсомола, глава СБУ Валентин Наливайченко окончил Высшую школу КГБ. Попадает под люстрацию и кандидат в президенты Петр Порошенко, ведь он входил в правительство в президентскую каденцию Виктора Януковича. Я не вижу решимости у нынешней коалиции утвердить и начать люстрацию государственной машины из-за страха, что они сами станут ее жертвами. Поэтому наше задание — поэтапно провести люстрацию. Мы решили начать с судов.

5. Какие рычаги влияния на власть есть у Люстрационного комитета?

Главный из них — общественное мнение. Примеры — наши митинги 27 марта и 7 апреля.

6. Власть новая, кадры — старые, и многие из них с плохой репутацией. Есть ли сейчас у Люстрационного комитета механизмы влияния на процесс назначения людей на руководящие должности?

Украинским законодательством не предусмотрена люстрация, а Люстрационного комитета как официального органа не существует. Сейчас мы исполняем функции общественной организации и работаем за счет волонтерской помощи. Соответственно, в тех ведомствах, где изъявляют желание с нами сотрудничать, мы подключаемся к отбору. Например, по инициативе главы МВД Арсена Авакова мы помогаем организовать прозрачный кадровый конкурс по подбору новых руководителей милиции в областях.

7. В случае успешной люстрации из властных структур придется уволить большую часть чиновников. Кем вы намерены заменить этих людей?

Опыт Чехии, которая провела широкую люстрацию в 1991 году, показал, что намного эффективнее поставить принципиальных людей без опыта, чем опытных, но непринципиальных. Знания можно обрести со временем, а чиновник-коррупционер никогда не изменится.