На фоне новостей о взятии штурмом госорганов в Славянске и Краматорске, обнародованной СБУ прослушки российских спецназовцев люди на киевском Майдане требуют отставки министра внутренних дел Арсена Авакова. Силовики демонстрируют беспомощность в борьбе с иностранной агентурой на собственной территории, доллар преодолевает чертову дюжину и обратно скатываться не спешит, инфляция набирает обороты. Ни силовой, ни экономический блок правительства не демонстрируют видимых прорывов. Слово «импотенция» сплелось в устойчивой связке со словом «власть».

Парламент рождает закон о временно оккупированных территориях, но фактически захваченных территорий к моменту его принятия становится еще больше. Власть не успевает за развитием ситуации в стране. Становится очевидным, что у руля оказались не опытные кризис-менеджеры и не реформаторы-визионеры, а новые номенклатурщики вперемешку с моральными авторитетами от бизнеса и профессорской среды, не делающими погоды в системе властных координат. Плюс откровенные бездари во второстепенных министерствах и ведомствах из числа ненужных.

Импотенция власти не позволяет не то что реформировать систему, но и хотя бы восстановить ее управляемость. Среднее звено исполнителей попросту игнорирует начальство. Повсеместно, от Нацбанка до Министерства внутренних дел и Службы безопасности. Отчасти проблема в новых назначениях: в таких ведомствах некомпетентность хуже вороватости, а профессионал-коррупционер лучше случайного человека в должности. А случайных людей во власти сейчас достаточно. Кредита доверия граждан к власти хватило на неполных два месяца, и это в условиях эйфории от победы Майдана, а затем — мобилизации и полувоенного положения.

Новая власть реплицирует старую клановую систему. На место монолитной Семьи приходят более мелкие и разрозненные, завязанные на новых серых кардиналах, имена которых мы только-только начинаем узнавать. Эта новая семейственность снова, как раковая опухоль, начинает разъедать страну. На ключевые должности в госсекторе назначаются непонятные люди с видимым коррупционным шлейфом. Бизнес недовольно ворчит — бизнесу кидают кость в виде нескольких назначений его представителей на второстепенные должности в различные комиссии и агентства. Коррупция обмельчала, как обмельчали и бюджеты, и сама страна. Но голова дракона продолжает жрать, а тело его не насыщается.

Философ Фрэнсис Фукуяма утверждал: экономическим благополучием одарены лишь страны с высоким уровнем общественного доверия. По Фукуяме, в странах с низким уровнем развития общественных институтов и незащищенной собственностью роль гарантий выполняют семейные ценности, кровное родство. Бизнес, переписанный на жену, совмещение роли акционера и главного управляющего, назначение на должности одноклассников и земляков — все то, что так присуще Украине, — характеризуют общество с низким показателем доверия. Все решения принимаются на уровне министра и замминистра, директора и его заместителей, отца, сына, зятя. Чиновники среднего звена, простые рабочие и все-те-кто-не-члены-семьи обделены доверием, полномочиями и деньгами.

В Украине все именно так — на уровне страны, правительства, банка или финансово-промышленной группы. Наглядный пример — разница в зарплатах руководителей и рабочих. Если в странах Западной Европы, США и Японии базовые оклады топ-менеджеров и обычных работников отличаются в 3-4 раза, то в Украине — в 9, в России — в 12, в Китае — в 14 раз. Эта негибкая и плохо управляемая система может объяснить многие наши неудачи.

От победы Майдана граждане ждали не просто смены лиц, а разрушения самовоспроизводящейся клановой системы и начала восстановления в обществе доверия. Его не заменит ничто: ни самые прогрессивные законы, ни миллиарды от МВФ. А значит, прав Майдан, требующий отставки правительства и полной перезагрузки власти. Каким бы несвоевременным ни казалось сейчас это решение, без него новую страну не построить.