Те, кто делал февральскую революцию, преследовали разные цели. Но если достижение целей, ради которых шли на баррикады простые люди, под большим сомнением, то политики и бизнесмены, направлявшие и оседлавшие революционный порыв, могут быть довольны: политико-экономическая элита заменена почти полностью. Среди тех, кто сегодня принимает решения, практически не осталось людей, слово которых было решающим еще полгода назад.

До революции Украина имела четко структурированную вертикаль, олицетворением которой стала пресловутая Семья Виктора Януковича. Сейчас во власти сформировалась хаотичная паутина со множеством пересекающихся нитей, которая вряд ли будет способна удерживать систему в рабочем состоянии длительное время. Однако на данный момент эта система действует, и мы разобрались, кто в ней является ключевыми игроками. Таковых мы насчитали 10. По традиции назовем их «семьями» — не в прямом, естественно, а в политическом смысле этого слова

1. Юлия Тимошенко

Формально она всего лишь лидер правящей партии, в которую входят и. о. президента и премьер. Не имея государственных постов, сложно находиться в центре принятия решений, связанных с кадрами и госфинансами. И все-таки номер один — она.

Правда, первый номер Тимошенко — это не лидерство Януковича. Она не принимает решения, но она способна провести их, находясь в центре паутины и координируя все процессы. Формально первые лица страны — Турчинов и Яценюк — могли бы, в принципе, принимать решения, договариваясь друг с другом. Но Тимошенко благодаря своей активности получила позицию, когда все согласовывается через нее. То же происходит и на более низких уровнях.

Плюс к этому она имеет решающее влияние на силовые структуры: глава МВД Аваков является ее личной креатурой, генпрокурор Махницкий опосредованно также ориентируется на нее, а председатель СБУ Наливайченко лавирует, стараясь ладить со всеми. В личную квоту Тимошенко во власти входит и министр топлива и энергетики Продан. Через Тимошенко проходят также назначения в естественные монополии (например, в «Укрзализныцю», где ставят кадры экс-бютовца Ковзеля, решавшего вопросы на железной дороге во время второго премьерства Юли, а также в «Нафтогазе», куда возвращаются люди Игоря Диденко — из тех же, собственно, времен).

2. Арсений Яценюк

«С виду „ботан“, а дело знает, вопросы решает», — так охарактеризовал нового премьера один из маститых украинских чиновников. Действительно, на политической карьере Яценюка в момент его назначения на пост главы правительства эксперты ставили крест — мол, слишком суровые и непопулярные задачи ему предстоит решать. Но с тех пор много воды утекло, а Арсений Петрович показал себя человеком хватким, который сумел сформировать свою, весьма мощную, группу влияния, решающую ныне самые разные вопросы во всех смыслах этого слова. Прежде всего стоит отметить, что пост премьера в условиях парламентско-президентской республики является ключевым. Глава правительства распределяет финансовые потоки внутри государства и (что особенно важно при нынешнем финансовом голоде в стране) договаривается о финансовых потоках из-за рубежа, чтобы потом опять-таки распределить их внутри страны. Все это дополняется наличием мощных кадровых рычагов, находящихся в непосредственной сфере влияния Яценюка: речь идет и о председателе Нацбанка Кубиве, и о министре финансов Шлапаке, и о главе Минюста Петренко, и о министре инфраструктуры Бурбаке (два последних вообще давние друзья Яценюка еще со времен его буковинской молодости). В пределах данной сферы влияния премьер способен решить многие вопросы без согласования с Тимошенко — в частности, об эмиссии гривны, как это произошло недавно.

При этом сам Яценюк считается фигурой, на которую оказывает серьезное влияние главный провластный олигарх Коломойский (в Раде ходит упорный слух: днепропетровский губернатор договорился с Порошенко, что и при нем премьер-министр останется прежним; есть непроверенные слухи и об аналогичной договоренности с Тимошенко). Однако премьер имеет все-таки довольно большую свободу деятельности: есть достаточно сфер, не связанных с интересами Коломойского, в которых Яценюк принимает решения без его влияния.

3. Александр Турчинов

Многолетний «человек» Юлии Тимошенко никогда не был ее полной тенью, играя во многих вопросах самостоятельную роль. Теперь его роль многократно усилена совмещением постов и. о. президента и спикера парламента со всеми вытекающими из них возможностями. Правда, в условиях парламентско-президентской республики эти возможности ограничены, в частности, тем, что посты губернаторов распределялись по квотам вошедших в коалицию партий. Но куда менее заметные и куда более многочисленные должности председателей райгосадминистраций остались в полном ведении Турчинова — и его подпись под указами ставилась отнюдь не формально. Хотя, по неофициальной информации, к решению данных вопросов и. о. президента подключался лишь на заключительном этапе, а всю черновую работу по подготовке «контрактов» к подписи проводил глава его администрации Пашинский и он же держит под непосредственным контролем местные администрации сейчас.

4. Петр Порошенко

Находясь в стороне от тройки лидеров Майдана, Порошенко официально остался в стороне и от формирования нынешней власти. Однако это не значит, что его там нет. Квота Порошенко во власти невелика, но ее нельзя назвать незначительной: это вице-премьер Виталий Ярема (выполняющий контрольные функции в силовом блоке и на принятие решений влияющий слабо) и председатель Киевской ГГА Владимир Бондаренко. Впрочем, на Порошенко сейчас серьезно работает его имидж фаворита президентских выборов, что вынуждает считаться с ним практически всю вертикаль власти (кроме личной квоты Тимошенко).

5. Игорь Коломойский

На каком этапе Коломойский установил плотный и очень тесный контакт с Яценюком и К°, точно не ясно. Еще до Нового года он демонстрировал лояльность Януковичу, но, видимо, где-то незадолго до победы Майдана контакт с нынешним премьером у олигарха уже установился и был очень плотным. Не исключено, что его установлению поспособствовал Андрей Клюев (в системе власти Януковича на последнем этапе ее существования он считался «коммуникатором» с Коломойским, а о связях Клюева с окружением Яценюка СМИ писали уже неоднократно). Наиболее очевидным примером плодотворного взаимодействия Яценюка и Коломойского можно назвать крупные порции рефинансирования, которые были выделены в последний месяц «ПриватБанку». А недавно начавшуюся нефтяную войну между Коломойским и Еремеевым депутаты объясняют просто: «Беня почувствовал себя всесильным и начал отжимать союзников». Следствием этого стало решение парламента, по которому нефтяные преференции уплыли от Еремеева к Коломойскому. Первому не помогло то, что он является лидером входящей в коалицию депутатской группы — недостающие голоса насобирал Иванчук (о нем см. ниже). Помимо влияния на Кабмин у Коломойского есть «общественная нагрузка» — Днепропетровская область, в которой он, с одной сто-роны, всеми средствами обеспечивает спокойствие, с другой — решает вопросы других по собственному разумению.

6. Николай Мартыненко

Один из главных акционеров «Батькивщины» времен Яценюка, Мартыненко никогда не исчезал из списка самых влиятельных людей страны — при этом, правда, то опускаясь, то поднимаясь в неофициальной табели о рангах. Ради поста председателя парламентского комитета по топливу и энергетике для Мартыненко «Батькивщина» в 2012-м отказалась от поста вице-спикера. Значительная часть его сферы влияния находится в энергетическом бизнесе («Энергоатом»), где интересы Мартыненко учитывались как при старой власти, так и при новой. Второй ресурс энергомагната — прямой доступ в кабинет Яценюка, причем премьер готов всегда услышать своего бывшего начальника штаба. Что делает отношения с Мартыненко ценными для многих бизнесменов.

7. Игорь Кривецкий

Обыкновенный нардеп фракции «Свободы» (известный в Западной Украине как авторитетный человек по прозвищу Пупс), Кривецкий считается распорядителем квоты этой партии во власти. Помимо многих публичных должностей (генпрокурор, министерские должности и пять губернаторов), партия Тягнибока получила ряд менее звучных, но не менее важных постов, которые (то ли ввиду кадрового голода в «Свободе», то ли по более меркантильным причинам) достались вовсе не «свободовцам». При этом Кривецкий, по нашей информации, является отнюдь не исполнителем воли лидера партии, а человеком, принимающим решения самостоятельно (естественно, не без пользы для Тягнибока). По неофициальной информации, именно через Кривецкого проходили назначения в Генпрокуратуре, а также недавнее назначение в Госкомзем экс-зама Черновецкого Рудика.

8. Андрей Иванчук

С момента создания фракции «Батькивщины» в нынешнем парламенте Иванчук, соратник Яценюка по «Фронту змин», стал зампредом фракции и, по словам депутатов, «смотрящим» в ней. Этим термином нардепы называют человека, который, с одной стороны, контролирует голосования, с другой — от имени лидера занимается решением депутатских проблем.

С момента избрания Яценюка главой правительства функции Иванчука распространились на весь парламент. По сути, он стал тем, кем был большую часть правления Януковича для Верховной Рады Клюев, обеспечивая нужные для премьера голосования и реализуя через премьера же «хотелки» депутатских групп и отдельных нардепов. В том числе и кадровые.

9. Виталий Ковальчук

Зампредседателя фракции УДАРа играет в своей партии даже более значительную роль, чем Кривецкий в «Свободе». Его называют держателем партийной казны во время парламентской кампании — 2012, он же является серым кардиналом, решающим политические вопросы за лидера. Его же считают распорядителем партийной квоты во власти, официально не фигурирующей, но тем не менее существующей и насчитывающей, кроме пяти губернаторских должностей, ряд руководящих постов в госслужбах. Правда, существует версия, что Ковальчук отвечает лишь за политическое руководство партией, в то время как «хозяйственные» вопросы решает другой член фракции — Артур Палатный.

10. Виталий Хомутынник

Организатор депутатской группы «Экономическое развитие», Хомутынник является официальным представителем группы крупных бизнесменов, покинувшей Партию регионов: Васадзе, Буряка, Климова и других, объединившихся ради выживания. Несмотря на наличие таких фигур в группе, именно Хомутынник (естественно, совещаясь с бизнесменами) решал вопросы по назначениям в квоте, которую группа получила в обмен на участие в коалиции. Причем, будучи самой маленькой частью коалиции, «Экономическое развитие» в лице Хомутынника получило координатора по распределению должностей в одной из самых лакомых сфер власти — налоговой и таможне. В кулуарах говорят, что это стало возможным благодаря обмену на полную политическую лояльность в отношении Тимошенко и полную лояльность таможни и налоговой к спонсорам «Батькивщины» и «Свободы». Всем остальным таможенно-налоговые вопросы приходится решать либо у Хомутынника, либо у Тимошенко.

ВСЕ ЕЩЕ В БОРЬБЕ ЗА МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

Ринат Ахметов

На сегодняшний день пока еще олигарх номер один, Ринат Ахметов имеет политическое влияние значительно меньшее, чем еще пару месяцев назад. Теперь он вынужден наблюдать, как растет вес конкурирующих группировок. Одновременно растет риск того, что рано или поздно эти группировки, в виду денежного голода в стране, займутся раскулачиванием его активов. Разворачиваемую ныне пиар-кампанию против Ахметова на тему «Ринат спонсирует сепаратистов, и поэтому пусть убирается в свой Донбасс» можно рассматривать как выходки экзальтированных активистов и журналистов, а можно — как программу подготовки отъема, например, «Киевэнерго» или ГОКов, расположенных в Днепропетровской области. В этих условиях Ахметов сделал ставку на возрождение Партии регионов, позиционируя ее как «проукраинскую оппозицию на юго-востоке», которая сдерживает сепаратистские настроения, направляя недовольство властью в нужное русло. Правда, довольно сомнительные перспективы кандидата от партии на выборах президента (Добкина) не предрасполагают Киев серьезно относиться к этой политической силе. В этой ситуации Ахметов пытается решить проблему системно (то есть вне зависимости от личности будущего президента) — через расширение прав регионов вплоть до федерализации. Это позволит чувствовать себя более уверенно. Тем более, что нарастающий кризис на востоке страны делает необходимым быстрое принятие хоть каких-то решений в этом направлении.

Дмитрий Фирташ, Сергей Левочкин

Говорить о персональном влиянии венского узника не приходится, правильнее говорить об определенном влиянии группы Фирташа — Левочкина на нынешнюю власть, которое сохраняется через давние связи с УДАРом, осуществляющиеся через Ковальчука и отчасти Наливайченко, а также через телеканал «Интер» и серьезные связи в других СМИ. На президентских выборах группа сделала ставку на Порошенко и Тигипко, однако вряд ли речь идет о значительных выгодах — скорее просто о сохранении ее бизнеса, поскольку в случае президентства Тимошенко группа обречена на уничтожение. Но, сохранившись в случае победы Порошенко, она безусловно станет одним из ключевых игроков новой конфигурации. Да и Тигипко, скорее всего, после выборов займется созданием собственной партии юго-востока, альтернативной ПР.

Игорь Еремеев

Депутатская группа «Суверенная европейская Украина», лидером и главным акционером которой является Еремеев, за вхождение в коалицию получила лишь одну кадровую преференцию — сохранение Николая Литвина (брата экс-спикера) во главе пограничных войск. Основным условием были преференции для бизнеса членов группы, и прежде всего для бизнеса Еремеева. Однако уже упомянутая война, начатая Коломойским против партнера по власти, положила конец февральским договоренностям. По факту Еремеев уже вывел СЕУ из коалиции, однако формально депгруппа остается в ней, пытаясь решать свои вопросы в обмен на каждое из голосований. Поэтому говорить о закате звезды Еремеева преждевременно.

ОТ РЕДАКЦИИ

Круговорот банд в природе

Почему прозрачное государство важно для единства страны

«Одна банда сменила другую», — говорят в народе, когда вспоминают о смене власти. Сказано просто, но от истины недалеко. Новые правители активно осваивают коррупционные схемы своих предшественников. Точнее, вспоминают, как они по ним работали во времена, когда сами были властью. И это один из главных факторов, играющих на развал страны

Благодаря тотальной системе коррупции уже давно главный бизнес в Украине — это власть. Перед теми людьми, которые взбираются на вершину властной вертикали, открывается грандиозный рынок, объем которого осмыслить простому смертному очень сложно. Примерно подсчитаем: $30 млрд — это госзакупки (осваивают свои люди), плюс к этому — плата за назначения на различные должности, плата за открытие и закрытие уголовных дел (силовые структуры), за то, чтобы оставили в покое бизнес или, наоборот, «закошмарили» конкурента, система конвертационных центров, оптимизационных схем по налогообложению, «крышевание» наркоторговли и проституции. Ну и, конечно же, прямые взятки за решение вопросов во всех сферах. Если все просуммировать, этот рынок может превышать $60 млрд в год. Для сравнения: это почти в два раза больше, чем Украина за год экспортирует стали и сельхозпродукции, вместе взятых.

Люди, которые при помощи акций протеста на Майдане шли к власти, прекрасно знали, за что именно они сражались с Виктором Януковичем и его Семьей. Они сражались за право деребанить эти самые $60 млрд. Они сражались за право отжимать бизнес, ставить его на счетчик (чтобы каждый месяц заносилась сумма за «спокойствие»). Теперь они пытаются реализовать свое право.

Точно так же Виктор Янукович и его Семья знали, за что они сражаются против Майдана. За право по-прежнему контролировать эти $60 млрд. Многие удивлялись: почему стороны не смогли прийти
к согласию за три месяца противостояний? Ответ прост: тут не может быть согласия. Тут или ты на вершине этой пирамиды, или ты никто.

Сейчас многие удивляются эскалации напряжения в стране: неужели нельзя сесть и договориться? При нынешней системе и мотивации политического класса — нельзя. Денег в стране нет. А семей у власти нынче не одна, а целых 10. Всем кушать надо. Надо создавать свои бизнесы, содержать телеканалы и копить деньги на иностранных счетах, чтобы, когда поменяется в очередной раз власть, было чем откупиться.

У Януковича и его ближайшего окружения каких-то материальных активов, которые можно отобрать, почти нет. Значит, грядет черед «отжима» бизнеса у тех, кто был с ним относительно близко связан.

Причем ситуация намного более серьезная, чем в 2005 или в 2010 годах. Тогда тоже был, как мы помним, передел собственности. Но при Викторе Ющенко он быстро захлебнулся (в немалой степени из-за общественного порицания этого процесса). При Януковиче он нарастал очень постепенно (в первое время вообще почти никого не трогали). Сейчас же, помимо чисто экономических факторов (всеобщее безденежье), есть еще два. Во-первых, поддержка значительной части общественности и СМИ. В конце концов любой передел можно списать на борьбу с сепаратистами, агентами Москвы и Семьей Януковича. Во-вторых, благосклонное отношение Запада (страна ведет войну за существование, многое можно простить).

Но, естественно, потенциальные жертвы раскулачивания будут cопротивляться. Всеми доступными средствами. В том числе поддерживая радикальные движения на юго-востоке. Власть попытается ответить танками — и пошло-поехало…

Пока в стране самым выгодным бизнесом будет коррупция, война групп элит на взаимоуничтожение (чтоб ни с кем не делиться) неизбежна. Любая смена власти будет превращаться в новый Майдан
с последующей угрозой раскола Украины. Это бег по проклятому кругу, который страна уже не выдерживает.

Борьба с коррупционным беспределом должна начаться с прихода во власть новых людей с новыми мозгами. Для которых власть — это не бизнес и не способ создания своего бизнеса (тем более за счет отъема чужого). Для которых власть — это работа по управлению государством, которая должна быть хорошо выполнена. Такие люди есть. Они есть в Киеве, они есть на западе, юге и востоке страны. Им только нужно научиться говорить на одном языке и перестать верить «старшим политикам», которые их используют на Майданах или для борьбы с ними.