Если вы не хотите попасть в тюрьму, отдыхая в Малайзии, Индии или Индонезии, не берите с собой «Сатанинских стихов». Если вы хотите заработать $3,3 млн, найдите и убейте автора этого романа Салмана Рушди. Именно такая награда назначена за голову рыцаря ее величества, британца индийского происхождения, заочно приговоренного к смерти аятоллой Хомейни. Из-за него Британия в свое время расторгла дипломатические отношения с Ираном. Его книга — кошмар всех книгоиздателей и владельцев книжных бутиков, многие из которых преследовались лишь за то, что «Стихи» появлялись на витрине. Критика ислама дорого обошлась лауреату Букеровской премии, вынужденному из-за нее десятилетиями вести полуподпольный образ жизни.

В сущности, книга, если опустить религиозный аспект, повествует о заложенных в природу человека кодах, о невозможности полной ассимиляции в непривычной культурной среде, эмиграции и одиночестве. О том, как люди становятся чужими среди своих под действием исторических катаклизмов, пытаются меняться, приспосабливаться и взрываются изнутри. Эта книга, помести ее в другое время и пространство, почти о сегодняшней Украине.

Долгое время мы жили иллюзией того, что вопрос разных культурных кодов людей в диаметрально противоположных частях страны никогда не выльется в раскол государства. Просто потому, что был президент, была милиция, были ЖЭКи, и жизнь шла своим чередом. Но когда признаков государства не стало, не стало и самого государства. Ткань тела Украины оказалась сотканной слишком тонкими нитками, и эта ткань сейчас трещит по швам. Да — внешнее влияние, да — тяжелое похмелье Майдана, да — нокаутирующий экономический кризис. Но ни по одному, ни все вместе эти факторы не смогли бы запустить процесс раскола страны, не будь к тому серьезных предпосылок.

В конце 1990-х, когда мои школьные годы подходили к концу, большинство олимпиад по украинскому языку выигрывали ребята из восточных и южных областей. Многие из них затем уехали учиться в Киев, устроились на хорошую работу, продвинулись по карьерной лестнице. Некоторые из них,
с детства русскоговорящие, добровольно переходили на украинский в быту. Эмигранты внутри собственной страны, они оседали в столице, где владение украинским языком все больше становилось атрибутом престижа и необходимым условием карьерного роста. Высокие цены на металл и удобрения в нулевые подстегивали рост зарплат. Казалось, что молодая европейская страна обречена на успех, а идея сильного национального государства способна объединить всех граждан от Мукачево до Мариуполя.

Сейчас эти ребята — ярые приверженцы единства Украины, непримиримые борцы на всех фронтах, от кухни и Facebook до улицы и кабинетов, — против сепаратизма. В единой Украине они стали успешными, успех сопутствовал изменению их мироощущения и мутации кодов. Но таких мало, точнее — недостаточно. Успешное государство не строилось. Цены на металл упали, а кризис показал, что никаких внутренних резервов противостоять ему у страны нет. Майдан 2004 года принес много эйфории и еще больше разочарований. Интеграция юга и востока в остальную Украину застопорилась.

Жители этих регионов были разочарованы в Майдане даже больше, чем львовяне, тернопольцы и ровенцы. Ведь для них лидеры победившего Майдана не были своими, но могли ими стать, используй они предоставленный кредит доверия во благо. Но люди обманулись в своих ожиданиях. А обман доверившегося с точки зрения монголов, чей генетический материал изобилует в наших телах, есть тяжелейший грех, которому нет прощения. Именно поэтому слоган с плакатов одного из фаворитов нынешней президентской гонки «Жить по-новому», вновь апеллирующий к доверию, вызывает у многих раздражение. Хватит, наелись, не с вами!

Наивно думать, что построить успешное государство легко: достаточно пригласить дорогих иностранных консультантов, принять пакет необходимых законов — и вуаля! Строительство государства — не бумажная работа и даже не сложная математическая задача. Это изменение сознания, успех
и преодоление разочарования. Украине нужен еще один шанс как никогда раньше.