14 мая открылся 67-й Каннский кинофестиваль. Так уж вышло, что сам по себе он давно уже превратился в событие более важное, чем фильмы, которые там показывают. Тем не менее в этом году в Каннах есть что посмотреть. Плюс Украина установила количественный рекорд — в разных фестивальных программах покажут сразу восемь наших картин: пять короткометражных, полноформатный дебют Мирослава Слабошпицкого, документальную ленту о Майдане и отреставрированную украинскую киноклассику — фильм Сергея Параджанова «Цвет граната». «Репортер» выбрал несколько наиболее интригующих работ предстоящего фестиваля

«Прощай, язык», Жан-Люк Годар

Тридцать девятый фильм последнего классика XX века, прирожденного авангардиста и революционера Годара, не раз пережившего «смерть кино», «смерть политики» и, что особенно важно, «смерть политического кино». Название новой ленты в этом смысле говорит само за себя и уже служит исчерпывающим комментарием к современности, в которой язык — в широком смысле слова — заболтан до невозможности, превращен в оружие антикоммуникации (если не войны) и утоплен в информационном шуме. Несмотря на эстетический и философский радикализм, Годару всегда было присуще чувство юмора и гениальная ирония. Кажется, они есть и в новом фильме, который рассказывает о странном любовном треугольнике между женщиной, мужчиной и собакой. А снято все в 3D — данный формат режиссер уже опробовал в своей недавней короткометражке «Три катастрофы».

«Левиафан», Андрей Звягинцев

Единственный российский фильм в основном конкурсе. Звягинцев будет в Каннах третий раз: сначала он участвовал в главном конкурсе со своей второй лентой «Изгнание», получившей награду за лучшую мужскую роль, потом — с «Еленой», не оставшейся без приза в секции «Особый взгляд». Новая картина снималась в атмосфере повышенной секретности. Известно не многое: съемки проходили в холодном Мурманске, сюжет строится вокруг запутанных межличностных отношений, ну и еще в кадре должен появиться гигантский скелет кита. Звягинцев начинал как чистый символист («Возвращение», «Изгнание»), но уже в «Елене» впервые попытался соединить свой метафоричный стиль с актуальными социальными реалиями. Судя по всему, «Левиафан» станет кульминацией этого сближения.

«Майдан», Сергей Лозница

События в Украине не могли не вызвать интереса у документалистов. Сразу несколько режиссеров стали снимать происходящее изнутри, выкладывая свое видео в интернет. Лозница, учившийся и работавший в Киеве, сосредоточился на Майдане, но снял не только и не столько политическое кино. Состоящий из длинных медитативных планов и лишенный какого-либо закадрового текста, фильм сразу же выходит за границы политической повестки дня и просто хроники. Это героический эпос без формального героя. Точнее герой тут — сам народ, вышедший на площадь.

«Два дня, одна ночь», Жан-Пьер и Люк Дарденны

Новый фильм каннских завсегдатаев Дарденнов, которые уже дважды получали «Золотую пальму» (за «Розетту» и «Дитя»). История молодой женщины — представительницы рабочего класса, предлагающей коллегам отказаться от ежегодных бонусных поощрений, чтобы не потерять свои рабочие места. Это драма о ежедневном выживании, о неутихающей классовой борьбе и капитализме как новой природе, изменяющей суть человеческих отношений, а также о способности ему сопротивляться. Первое сотрудничество независимых Дарденнов с суперзвездой Марион Котийяр, идущей в их фильме поперек своего звездного имиджа.

«Принцесса Монако», Оливье Даан

Нынешний Каннский фестиваль открылся фильмом «Принцесса Монако» французского режиссера Оливье Даана. Рок-опера о Моцарте, пышная картина «Жизнь в розовом цвете» об Эдит Пиаф, одна из частей боевика «Багровые реки» по сценарию Люка Бессона — основные фильмы, которые Даан снимал до «Принцессы Монако». Французский режиссер, конечно, не Баз Лурман с его «Гэтсби», которым открывались прошлогодние Канны, но оргкомитет фестиваля держит марку: камерное кино — в основных и параллельных программах, а фильм-открытие — международный хит.

Главные роли в «Принцессе Монако» исполняют Николь Кидман и Тим Рот. Он — князь Монако Ренье III, она — Грейс Келли, его молодая жена, секс-символ 1950-х и популярная голливудская актриса. Светская история в декорациях роскошных особняков, на фоне спортивных авто, гламурных вечеринок и шикарного побережья. Короче говоря, все-таки почти «Гэтсби» этого сезона.

«Племя», Мирослав Слабошпицкий

Один из самых известных молодых украинских режиссеров Мирослав Слабошпицкий, снимавший до этого фестивальные короткометражки (попадавшие в основную программу Берлинале, получавшие «Серебряного леопарда» международного фестиваля в Локарно и т. д.), привез в Канны свой первый полноформатный фильм.

Картина «Племя» — это история, снятая в интернате для глухонемых. Профессиональных актеров в фильме нет. Все роли исполняют глухонемые или слабослышащие люди. Так что, с одной стороны, «Племя» выглядит как фильм-пантомима, с другой — как современное немое кино. Фильм не попал в основную каннскую конкурсную программу, но оказался в не менее почетной — «Золотая камера», первый приз в которой вручают за лучший дебют.

«Поиск», Мишель Хазанавичус

В середине прошлого десятилетия французский режиссер Мишель Хазанавичус прославился фильмами-пародиями «Агент 117», главным героем в которых был комичный суперагент — подражатель Джеймсу Бонду. Затем он снял «Артиста» — легкую лирическую историю о Голливуде 1920-х, получившую пять «Оскаров».

Фильм «Поиск» для Хазанавичуса — попытка снять большое серьезное кино. Это ремейк одноименного фильма конца 1940-х — драмы о первых послевоенных годах. Чешский мальчик бежит из немецкого приюта. Попадает в дом американского военного. Тот пытается наладить с ребенком доверительные отношения. Когда все начинает получаться, находится мать мальчика — еврейка, прошедшая концлагеря.

Кардинальное отличие нового «Поиска» от оригинала — место действия. Его Хазанавичус перенес из Германии в послевоенную Чечню.

«Зал Джимми», Кен Лоуч

Мэтр британского кинематографа, 77-летний режиссер Кен Лоуч, привез на нынешний Каннский фестиваль свой новый фильм «Зал Джимми». История в нем фактически документальная. Она о Джеймсе Грэлтоне — единственном депортированном ирландце за все время существования этой страны.

Грэлтон был убежденным коммунистом, в 1909 году власти выслали его из Ирландии, активист перебрался в Америку, но в начале 1930-х вернулся. Приехал с граммофоном и желанием открыть танцевальный бар. В нем, кроме, собственно, танцев и выпивки, проходили встречи соратников Грэлтона.

Тема фильма Кену Лоучу, в общем-то, близка. В Британии он равно известен и своими картинами, и общественно-политической позицией. Режиссер, как и главный герой «Зала Джимми», социалист. В свое время баллотировался в Европейский парламент, активно призывал и призывает к культурному и экономическому бойкоту Израиля. В 2009 году Лоуч написал открытое письмо Дмитрию Медведеву, бывшему в то время президентом РФ, в котором раскритиковал политику России по отношению к Чечне. Потом пытался взять на поруки осужденного Джулиана Ассанжа. Словом, о самом Лоуче можно снять картину не менее захватывающую, чем о Джеймсе Грэлтоне.

«Охотник на лис», Беннетт Миллер

Американского режиссера Беннетта Миллера стоит уважать хотя бы за фильм «Человек, который изменил все», получивший в 2011 году шесть номинаций на «Оскар». Это художественная картина о бейсбольной статистике. Увлекательнейшая и захватывающая, хотя, казалось бы, скучнее тему найти трудно.

Новый фильм Миллера «Охотник на лис» тоже о спорте. Точнее — об одной околоспортивной драме. Еще точнее — о громком убийстве в Америке позапрошлого десятилетия. Итак, середина 1990-х, наследник химической империи DuPont Джон Дюпон, построивший гигантский спортивный комплекс, в котором тренируются лучшие борцы США, убивает чемпиона Олимпийских игр Дэйва Шульца. Затем, забаррикадировавшись в своем доме, два дня ведет войну против полицейских.

Честно говоря, полицейские еще легко отделались. К моменту убийства за Дюпоном уже тянулся длинный список эксцентричных выходок: от заявлений о том, что он создаст свою частную спортивную сборную, которая будет выступать на чемпионатах мира под его личным флагом, до «дружественных» рождественских поездок к соседям на танке.

Украинские короткометражки

О том, что с украинским короткометражным кино дела обстоят куда лучше, чем с полноформатным, говорят давно. Победа Мирослава Слабошпицкого в Локарно и «Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля 2011 года Марины Вроды — тому подтверждение.

На нынешний фестиваль украинская делегация привезла уйму коротких лент. Во-первых, это еще один (кроме фильма «Майдан») кинопроект на тему революционных событий — альманах «Черная книга Майдана». Составлен он из короткометражек студентов Киевского университета театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого. Правда, в конкурсных программах альманах не участвует и демонстрируют его только в рамках Каннского кинорынка.

Зато в программе короткого метра, Short Film Corner, показывают сразу пять украинских картин. «Прості речі» Александра Ратия — 20-тиминутную историю о том, как стареющие родители, дети которых уже живут самостоятельно, принимают одиночество. Комедию «Абонент» сестер Марины и Оксаны Артеменко, рассказывающую о человеке, который разочаровался в службе поддержки своего интернет-провайдера и первый раз в жизни решил разобраться с техническими проблемами самостоятельно. «Інь, і що з ним робити» Мирославы Хорошун — о том, как селф-мейд-вумен ради спасения любимого перестает быть «мужиком в юбке». «Любовь меняет» Джейн Каприс (фильм снят украинскими и американскими кинематографистами) — о состоятельной девушке, которую не интересует ничего, кроме работы, до тех пор, пока она не встречает свою любовь. «Балажер. Корректировка реальности» Леси Кордонец — о путешествии в закарпатскую глубинку на старом советском автобусе. Главная героиня картины с трудом прощается с этим авто и вместе с ним — с собственной ностальгией по прошлому.

Все эти фильмы о разном, но, кажется, об одном: о переменах.