Предвыборная кампания подошла к финишной прямой. Всего два месяца назад мы потеряли Крым и успели забыть об этом. Сейчас теряем Донбасс, но основная тема всех политических дискуссий: кто же станет президентом? Хотя главной темой должно быть: что сделает новый президент, кто бы им ни стал, чтобы спасти страну

Речь даже не о том, что на востоке страны идут боевые действия. И не о том, что нынешняя Конституция 2004 года программирует хаос в отношениях ветвей власти и потому большой вопрос, сможет ли новый президент вообще хоть что-то сделать. Речь идет о вещах более банальных, но потенциально куда более взрывоопасных. Политика новой власти в первые сто дней существования строилась на достаточно простой логике. Пункт первый: провести непопулярные реформы, чтобы получить кредит МВФ и прочие деньги с Запада. Пункт второй: получить деньги с Запада, чтобы не допустить полного обвала экономики страны. Пункт третий: поддерживать в стране милитаристский дух, укреплять образ врага в лице России и «террористов-сепаратистов» в Донбассе, чтобы неизбежное недовольство населения и акции протеста списывать на «потакание агрессору» и «действия пятой колонны».

Эта стратегия принесла определенные дивиденды: правительство принимает все те «антинародные меры», которых старательно избегал Виктор Янукович, но Украина (по крайней мере ее центральная и западная части) все больше обсуждает «новости с фронта», а не курс доллара, рост цен или очередной рейдерский захват предприятия лицами из новой власти. Официальная оппозиция расколота и запугана до смерти. Но это же заманивает новую власть в ловушку: не ощущая сопротивления, она «потеряла края». А списывать все на войну вечно не получится. Тем более что при поддержке России у самопровозглашенных ДНР и ЛНР есть шансы отбить попытки Киева вернуть территорию под свой контроль, а если повезет, то и перенести боевые действия на соседние регионы юго-востока. И в такой ситуации может повториться история с Азербайджаном, когда, после серии военных поражений азербайджанской армии в Карабахе, в Баку произошел военный переворот и к власти пришел старый советский деятель Гейдар Алиев, прогнав «революционера-демократа» Эльчибея. Карабах он не вернул, но в стране наступило успокоение.

Или же можно провести аналогию с революцией 1917 года в России, когда после Февраля был Октябрь… Если новый президент будет продолжать прежнюю политику (затягивание поясов народу в надежде, что «война все спишет»), риск новых потрясений уже осенью будет предельно велик. Причем даже усиливающийся контроль власти над СМИ вряд ли в эпоху интернета и соцсетей позволит «убаюкать население». Итак, каковы же главные факторы риска?

1. Антисоциальные меры

Янукович изо всех сил держал курс доллара, не повышал цены на газ и понемногу повышал соц-выплаты. И как только после договоренностей с Путиным от 17 декабря 2013 года он получил возможность существенно увеличить зарплаты и пенсии, он это сделал (в бюджете 2014 года, который был секвестрирован после Майдана). Более того, отказ от ассоциации с ЕС и соглашение с Россией как раз и были мо-тивированы желанием экс-президента раздать «золотые батоны» украинскому избирателю перед выборами 2015 года. Соглашение об ассоциации с ЕС это не позволяло сделать, а договоренности с Россией — позволяли. Поэтому Янукович и выбрал последние. Теперь Януковича нет, договоренности с Путиным аннулированы, страна выполняет полный перечень требований МВФ: курс доллара отпущен в свободное плавание и подскочил с 8 до 13 гривен с копейками, а в последние недели зафиксировался на отметке «12».

Прямое следствие роста курса — цены на большинство покупаемых украинцами товаров. Бензин, часть продуктов, одежда и техника — все это уже подорожало минимум в полтора раза. А лекарства, благодаря еще и введению НДС, — в два. Потом был уже упомянутый секвестр бюджета, с апреля лишивший части социальной помощи матерей с маленькими детьми. Наконец, в июньских платежках украинцы увидят новые цены на газ, а затем и на отопление и горячую воду. Это тоже было одним из требований МВФ. Кроме того, запланирована налоговая реформа, где, вполне возможно, в числе прочих новшеств будет совершена вторая (после 2010–2011 годов) попытка ликвидировать упрощенную схему налогообложения. Тогда ее остановил Налоговый майдан. Возможно, на сей раз правительство надеется, что, если «упрощенцы» вновь выйдут на акцию протеста, телеканалы тут же назовут ее «проплаченной акцией наймитов Москвы», «бунтом мелких лавочников» и все как-то само рассосется? Не факт. Учитывая, что проблемы к тому времени будут нарастать как снежный ком: бюджетники и пенсионеры будут покупать меньше, соответственно, уменьшатся доходы тех, кто зарабатывает на торговле.

А дальше замкнутый круг: уменьшаются поступления в бюджет — у правительства нет возможности повышать социальные стандарты, которые из-за инфляции продолжают ухудшаться, — поступления в бюджет снова уменьшаются и т. д. Новому президенту, если он хочет удержать истощенную страну от социального взрыва, нужно кардинально менять социальную политику, отказавшись от жесткого следования рекомендациям МВФ. А для этого нужно будет что-то делать с отношениями с Россией. Но это уже второй пункт.

2. Россия

Сворачивание отношений с Москвой, которое было спровоцировано аннексией Крыма, уже сейчас больно бьет по украинской экономике. Понятно, что полу-остров у нас забрали против всяких норм международного права, но дальше-то как-то надо жить. Тем временем обвалился украинский экспорт в Россию, что срезонировано ускорением падения промпроизводства до 6% в марте–апреле. Далее назревает новая газовая война уже с 1 июня. С этого числа «Газпром» переводит Украину на предоплату. Естественно, при нынешней цене $485 за тысячу кубов за газ Украина платить не сможет. Правда, задекларировано желание закупать газ в Европе (большей частью тот же российский по реверсной схеме), однако при этом умалчивается, что такая схема может обеспечить не более трети необходимых для внутреннего потребления закупок за рубежом. А значит, на большей части территории страны отопительный сезон может не начаться.

До поры до времени все это можно списывать на необходимость бороться с агрессором путем разрывания всех связей с Россией любыми путями. Но в отсутствие должной компенсации со стороны Запада (вступление в силу зоны свободной торговли с ЕС с 1 ноября лишь ухудшит положение наших производителей, притом что отменой с мая всех европейских пошлин сумеют воспользоваться относительно немногие украинские производители). То есть с Россией нужно восстанавливать отношения, как бы противно и политически опасно это ни выглядело. По данным «Репортера», в штабе одного из наиболее вероятных кандидатов в президенты зреет план заключения соглашения о двойном подчинении Крыма и на основе этого заключения мира с Москвой. Получится ли? Бог весть.

Бюллетени напечатаны. Теперь важно, чтобы новый президент не начал печатать деньги

3. Коррупция

При Януковиче коррупция была ужасающей, но она была контролируемой. Виктор Федорович и его Семья реализовывали принцип «одного окна»: один раз заплатил надежному человеку — и живи дальше. Теперь все иначе. «Нынешний уровень коррупции катастрофичен, хотя при Януковиче он контролировался хоть как-то его же людьми. Коррупция была управляемой, сегодня же она беспредельна, хаотична, и до осени, я боюсь, может быть новая революция с главным посылом — против воровства. Я вам скажу, если еще недавно, например, захват предприятий проходил с помощью юристов и бухгалтеров, то сейчас полная свобода и разговор очень короткий. В компании врываются боевики и просто отнимают собственность», — говорит нардеп Анна Герман в интервью «Новой газете».

Более того, ситуация осложняется обилием военизированных формирований по всей стране, которые активно используются для рейдерских захватов и «отжимов» бизнеса. В первую очередь под удар попадают структуры, связанные с Семьей Януковича (а таких очень много: сотни предпринимателей в прошлом были вынуждены идти на такое взаимодействие). Но постепенно «охотничья зона» расширяется все больше и больше, так что объектами атаки становятся любые предприниматели, не связанные с крупными олигархическими структурами. В такой обстановке вести бизнес становится предельно опасно. Заодно девальвируется и значение антикоррупционных лозунгов Майдана и новой власти.

4. Война

Обстановка на востоке страны вряд ли имела бы нынешний накал без вмешательства Москвы, но и нынешняя власть свое веское слово сказала: в январе-феврале никому и в страшном сне не могло присниться, что Янукович будет подавлять танками и артиллерией восставшие западноукраинские области, а сейчас аналогичные события в Донбассе — уже реальность. При этом силовая тактика правительства имеет сравнительно высокую поддержку — около трети населения. Однако две трети — либо за мирное урегулирование, либо вообще за противоположную сторону. В то же время перспективы силового решения проблемы весьма спорны из-за поддержки Россией протестного движения. Поэтому власть, нагнетая милитаристскую волну, загоняет себя в ловушку: население ждет военных успехов, а в случае их отсутствия объявит руководителей страны или трусами, или предателями. Кроме того, силовая тактика привела еще к одному «покращенню» — возобновлению призыва в армию, который прошлой осенью отменил Янукович, чтобы понравиться электорату. Нынешние правители, видимо, полагают, что электорат им все простит, а потому и забирают парней в военкоматы. Причем служить ребята будут не в родной области, их, по старой советской практике, будут отправлять в другой регион. В том числе и в Донбасс.

ВЛАСТЬ: ТРИ ПУТИ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ

Нынешняя Конституция (от 2004 года) не дает президенту достаточно полномочий для осуществления своей власти. Но и говорить о том, что он будет английской королевой, также не приходится. Как говорится, есть варианты.

1. Антипрезидентская коалиция (вероятность — 20%)

Вероятна в случае победы Петра Порошенко. В этом случае костяк коалиции составят верные Юлии Тимошенко депутаты из «Батькивщины» и «регионалы» Рината Ахметова. В большинство также войдут группы Анатолия Кинаха, Игоря Еремеева и, возможно, коммунисты. Поскольку в нынешней Конституции заложены противоречия между президентом и премьером, коалиция будет стремиться реализовать конституционную реформу, урезающую полномочия президента до минимума. Вероятность того, что 300 голосов найдутся, достаточно высока, если коалиция пообещает не распускать Верховную Раду до октября 2017 года (в то время как Порошенко будет стремиться распустить неподконтрольный парламент).

2. Роспуск парламента (40%)

Вероятен в случае победы Петра Порошенко, наиболее заинтересованного в таком развитии событий. Согласно этому сценарию, уже в конце июня из коалиции выйдет УДАР, а из «Батькивщины» выделится группа Порошенко, которые (с привлечением части «регионалов») сформируют фракцию партии «Солидарность». После этого Рада окажется в подвешенном состоянии, так как соратники Тимошенко откажутся идти в коалицию с «регионалами» и коммунистами. Спустя 30 дней Порошенко объявит досрочные выборы, которые состоятся в сентябре или октябре. В новом же парламенте он попытается реализовать возврат к президентско-парламентской республике.

3. Коалиция нового президента (40%)

Есть вариант, что новый президент (кто бы им ни был) сможет переформатировать большинство под себя и не станет распускать парламент. Выборы не нужны сейчас парламенту и опасны в нынешней нестабильной ситуации для президента. Правда, в таком случае новый глава государства окажется в зависимости от депутатских фракций и групп и их аппетитов, что может ему сильно не понравиться. Поэтому он предпримет попытку вернуть себе полномочия Кучмы — Януковича. В случае же провала этого мероприятия последует либо вариант 1, либо вариант 2.