Если в Польше вы слышите слово «генерал» без уточнений, скорее всего, это о нем. Войцех Ярузельский был единственным из руководителей соцстран, кто сумел договориться с антикоммунистической оппозицией (1989 год) и обеспечил выполнение договоренностей. При этом с его именем связаны введение в стране военного положения в декабре 1981 года и сопровождавшийся человеческими жертвами разгром многомиллионного движения «Солидарность». Он был коммунистическим военным диктатором. И первым президентом демократической Польской Республики

Жизненный путь Войцеха Ярузельского был столь же сложным, как и судьба его страны. Он родился в 1923 году в старой дворянской семье с прочными антироссийскими традициями. Дед, в честь которого его назвали, был участником польского восстания 1863–1864 годов и десять лет провел в сибирской ссылке. Отец добровольцем пошел на советско-польскую войну 1920 года.

В жизни генерала Ярузельского было все: от благополучного детства до ссылки в Сибирь, от лесоповала на Алтае до участия во Второй мировой войне в рядах Войска Польского и блестящей военной и политической карьеры в Народной Польше.

Самый молодой генерал (33 года) польской армии, слушатель военных академий в Варшаве и Москве, начальник Главного политического управления Войска Польского, начальник Генерального штаба (1966), министр обороны (1968). Жизненный опыт сделал генерала верным союзником СССР, в котором он (как и большинство людей его поколения) видел гаранта существования независимой Польши и единственный противовес Германии.

На политическую арену его выдвинули кризис 1980–1981 годов и возникшее движение «Солидарность». В 1981 году Ярузельский концентрирует в своих руках высшую власть, становится главой правительства и первым секретарем ЦК ПОРП, сохраняя при этом пост министра обо­роны. СССР требовал активного подавления «Солидарности».

Ярузельский искренне считал, что Польше угрожала советская интервенция, и полагал, что введением военного положения он спасает страну от «братской помощи». А что такое «братская помощь», ему было известно не понаслышке. Он был бригадным генералом, когда СССР оказывал ее восставшей в 1956 году Венгрии, и министром обороны во время чехословацкого кризиса 1968 года.

Он ошибался. Советское руководство в последний момент отказалось от планов интервенции. Это выяснится много позже — после распада СССР и открытия архивов.

Но и руководство СССР просчиталось. То, что сделал польский генерал, мало походило на борьбу с антисоциалистической оппозицией. Лучше всего его стремление к компромиссу с обществом отразил характер интернирования активистов «Солидарности»: Лех Валенса был размещен на правительственной вилле, другие арестованные лидеры движения — в домах отдыха и пансионатах МВД. Единственный случай применения оружия произошел на шахте «Вуек», где в результате конфликта погибли девять шахтеров.

Убедившись в невозможности выхода из политического и экономического кризиса иным путем, Ярузельский заставил коммунистическое руководство страны пойти на переговоры с оппозицией. Речь шла о том, чтобы постепенно, в течение нескольких лет, включить умеренное ее крыло в систему политической власти. Но уже первые основанные на этой договоренности выборы в июне 1989 года коммунисты проиграли. И генерал не позволил их аннулировать. Избранный 19 июля Национальным собранием президентом, он согласился на формирование первого правительства «Солидарности» и поддержал его начинания. Год спустя генерал добровольно оставил свой пост.

А затем началась цепь многолетних унижений. Каждый год под окнами его дома демонстранты зажигали свечи в память о жертвах военного положения и требовали наказать бывшего главу страны. Против Ярузельского было два судебных преследования по делам о жертвах событий декабря 1970-го и 1981 года. Но на защиту генерала встали практически все авторитетные лица страны, включая его бывших политических противников во главе с Лехом Валенсой.

Иоанн Павел II сказал о нем президенту Рейгану (в телефонном разговоре): «Он хотя и коммунист, но польский патриот».