На днях решил послушать прямую трансляцию заседания Верховной Рады. Делал это за завтраком — много времени не потерял. Спикер ВР Турчинов ставит на голосование законопроекты, на каждый уходит по две-три минуты: название, внимание, жми! Легче всех проходят те из них, в которых фигурируют слова «помощь военным», «отдых детей», «обеспечение гарантий». Сложнее — те, что со словами «бюро расследований» и другими, непонятными или пугающими. Такие голосуются разве что после ремарки спикера о том, что закон-де в списке «обязательных» и без него «безвизовый» Украине не светит. Тогда он ставится на переголосование и число депутатских карточек взмывает до небес. Или нет. В любом случае в суть того, за что голосуют, большинство депутатов все равно не вникают.

Сейчас новостная лента — это фронтовые сводки. Тема войны абсолютно доминирует в сознании большинства граждан. И это даже хуже, чем сама война. Потому что, пока мы следим за успехами и неудачами антитеррористической операции, за рождением и смертью новых героев, экономика продолжает загибаться. Такой сериал можно смотреть вечно. Но за революцией не последовало революционных экономических реформ. Шаг вперед, два назад.

С трибуны парламента премьер-министр Арсений Яценюк объявляет примерно следующее: курс гривны — 11,92 за доллар, но вообще-то, должен быть в два раза больше. Население в панике, очереди у обменников, по улицам снуют валютные спекулянты в широкополых пиджаках. На самом деле ничего такого.

Так могло бы быть, не живи мы в девяностых и не свыкнись с тем, что даже высшие государственные лица у нас слишком много болтают. Мы так привыкли не верить, что не верим уже не только хорошим новостям, но даже плохим. Герберт Уэллс и его «Война миров» отдыхают: ни пришельцев, ни дефолта — сидя перед телевизором и читая ленту Facebook, мы почти разучились бояться.

На днях парламент запретил банкам претендовать на залоговую недвижимость должников. До этого МВФ запретил властям принять другое популистское решение — о переводе валютных депозитов в гривну по «докризисному» курсу. Ничего, выкрутились — тяга к популизму непреодолима, как кокаиновая зависимость. Ну и пусть, что теперь об ипотечном кредитовании можно забыть надолго. Ну и пусть, что НБУ по два-три раза в неделю штампует решения о введении временной администрации в банках, а под его окнами регулярно митингуют вкладчики.

Зато есть консенсус-прогноз от Минэкономразвития, согласно которому в 2014 году экономика рухнет на 4,6%, но уже в 2015-м чудесным образом вырастет на 2,6%. С чего и почему, непонятно. Но обезболивающее действует: мы снова садимся перед телевизором смотреть свой любимый сериал — подождем, как-то оно будет.

Пора перестать жить войной и осознать, что есть и другая жизнь — там, где работа, зарплата, возросшие коммунальные платежи, дышащий на ладан собственный бизнес, коррупция и плохие дороги. И пусть те, кого война касается непосредственно, — профессиональные военные и их командиры — делают свою работу, и делают хорошо. Но пусть и другие — те, кто в ответе за экономику, — делают хорошо свою работу. Иначе Украина скорее погибнет не от минометных взрывов, гремящих на востоке, а от удушья экономической безысходности. Иначе в какой-то момент сериал под названием «Война» станет приносить доход не только его создателям, но и тем, кто просто не хочет другой Украины: чиновникам, бездельникам и решалам.

И прав Каха Бендукидзе, советующий выбирать между действием и бездействием первое, потому что времени на второе у Украины не осталось. Да, кстати, 100 дней уже прошли.