Олигархи воюют друг с другом всегда и везде. Еще Ленин писал, что основная причина всех империалистических войн — это соперничество крупной буржуазии за рынки сбыта. Отечественные олигархи воюют не за рынки — рынок у них общий, а за средства производства. Либо те, которые еще находятся в руках государства, либо те, которые они уже у государства изъяли. Это случалось и при прошлых режимах, но ни при одном из них олигархи не значили в жизни государства столько, сколько сейчас. В «дореволюционной» Украине войны крупного бизнеса были войнами под властью; в нынешней Украине, где президент и премьер имеют лишь по три десятка штыков в 450-местном парламенте, войны олигархов — это войны власти против власти. И ведутся они с двойным упорством, потому что это война за власть. «Репортер» выделил несколько основных линий противостояния

Коломойский vs Фирташ

У Игоря Коломойского и Дмитрия Фирташа судьбы разные, но во многом на редкость похожие. В 2010-м они объединились в поддержке Виктора Януковича, потому что все в политических кругах знали — оба обречены на уничтожение при президентстве Юлии Тимошенко. Вопрос только в том, кто под первым номером, а кто под вторым.

В 2013-м войну против олигархов начал уже Виктор Янукович, и в списке возможных жертв замаячили те же две фамилии. Потому на начальном этапе Майдана СМИ обоих олигархов (да и остальных тоже) освещали протестные акции максимально лояльно. По ходу нарастания революции им, правда, пришлось корректировать позиции в разные стороны, и это сказалось на том, что при раздаче майдановских слонов один оказался главным бенефициаром, а другой находится под домашним арестом в Вене. Но главное — оба (точнее обе финансово-промышленные группы) сохранились в политической и экономической жизни страны. А значит, оба являются влиятельной частью власти. С желанием свою долю расширить.

Коломойский во власти оказался с первых дней победы Майдана. И главным здесь было не назначение днепропетровским губернатором, а неожиданный союз с Арсением Яценюком — в начале марта этот тандем подмял под себя практически все. Для атаки на конкурентов у Коломойского появились все возможности.

Первым выстрелом в войне групп Коломойского и Фирташа считается битва за аэропорт «Борисполь». При прежней власти контроль за главными воздушными воротами страны приписывали одесской группе Кауфмана — Грановского, которую зачисляли в сферу влияния тогдашнего главы администрации президента Сергея Левочкина (одного из самых близких соратников Фирташа). И уже в 20-х числах февраля на волне революции Майдан потребовал убрать «коррупционную власть» из аэропорта. Новый гендиректор оказался креатурой министра инфраструктуры Максима Бурбака, который в свою очередь является креатурой Яценюка, союзника Коломойского.

Впрочем, в первые постреволюционные недели желающих уничтожить Фирташа было немало. К примеру, арест близкого к его группе главы «Нафтогаза» Евгения Бакулина проводили люди, близкие к Юлии Тимошенко. Что, кстати, и подтолкнуло Фирташа к союзу с Петром Порошенко, а Виталия Кличко — к снятию с президентской гонки. Но в дальнейшем «зонтик» Порошенко прикрыл Фирташа от всех конкурентов, кроме одного, имеющего не меньшую долю во власти, чем нынешний глава государства. И к тому же тоже сделавшего ставку на Порошенко.

Помимо пересекающихся интересов в газовой сфере начались битвы и на других фронтах. Яценюк выставил компаниям Фирташа счет на 6 млрд грн и лишил контролируемый олигархом «Крымский титан» поставщиков сырья, отобрав право на аренду Иршанского ГОКа и Вольногорского ГМК.

К этому моменту война уже выплеснулась на экраны и страницы подконтрольных олигархам СМИ. Причем речь идет не только о бизнес-«сливах» (один из последних примеров — сюжет в воскресных «Подробностях» на «Интере» о хищении группой «Приват» 600 тысяч тонн нефти), но и о политических баталиях. Когда Сергей Тигипко в начале мая побил горшки с группой Фирташа — Левочкина, под него тут же «заложился» Коломойский — и «сильный украинец» вместо эфиров на «Интере» получил эфиры на «1+1». Зато в местной прессе накануне выборов стали распространяться «антитигипковские» статьи, которые якобы распространялись по сети бывшей АП. Ответные удары не менее жесткие: еще не созданную бывшим замом главы АП Сергеем Лариным политическую силу атакуют и на сайтах, и в соцсетях, причем война ведется грязная, вплоть до сливов личных телефонов.

Почему конфликт вошел в столь жесткую фазу? Источник в окружении Коломойского сказал нам, что речь идет о мести за 2010–2013 годы, когда Фирташ, пользуясь близостью к власти, пытался выжить «Приват» из газового бизнеса. По словам источника, вечером в субботу, на инаугурационном приеме в «Мыстецком Арсенале» Коломойский сказал, что единственный человек, с которым он никогда не пойдет на мировую, — это Фирташ.

Но олигархи слишком прагматичные люди, чтобы воевать за прошлое. У них речь может идти только о будущем. На данный момент Коломойский и Фирташ находятся на одинаковом расстоянии от Порошенко — оба входят в «большой пул» и оба хотят быть ближе. Вес Коломойского в нынешней власти выше, однако в вопросе отношений с президентом это минус, а не плюс. Фирташ сегодня полностью зависим от Порошенко, в то время как Коломойский связан с Яценюком, который для президента, конечно, союзник, но только до первого поворота. К тому же «Беня» стал играть уже настолько большую собственную роль в политике, что это не может не беспокоить главу государства, который, безусловно, хочет быть действительным главой государства, а не британской королевой. А потому не стоит удивляться, если через пару месяцев «1+1» начнет бороться за прекращение АТО и федерализацию страны.

Впрочем, отношения президента (тоже, кстати, не последнего олигарха) и днепропетровского губернатора — это отдельная тема. Пока же она нужна лишь для того, чтобы сделать предположение о том, кто окажется ближе к Порошенко, когда последнему придется делать выбор. А однажды этот выбор сделать придется, поскольку и Коломойский, и Фирташ, похоже, вознамерились в этом году отхватить главный приз — Одесский припортовый завод. Этот приз однажды уплыл из рук «Бени» по прихоти Тимошенко и сделал их врагами. И вполне возможно, что он выскользнет из тех же рук еще раз. Премьер, безусловно, сделает все, чтобы этого не случилось. Но окончательный выбор за президентом.

Виктор Янукович и Дмитрий Фирташ

Теперь у Коломойского говорят, что мстят Фирташу за времена Януковича, хотя те времена были для Фирташа далеко не всегда хорошими

Коломойский vs Ахметов

На субботнем приеме по случаю инаугурации Петра Порошенко, согласно дресс-коду, все были в темных костюмах. И только Игорь Коломойский — в белом. Главный олигарх нынешней власти весь вечер был окружен соратниками, лизоблюдами и просто поклонниками. В то время как главный олигарх прошлой власти — Ринат Ахметов — нередко оказывался в одиночестве.

В окружении Коломойского утверждают, что никакой войны с Ахметовым у них нет и у нынешнего хозяина Днепропетровска нет никаких планов топтаться по чужим полям, особенно по донецким. Но так ли это?

Напомним, что первая резкая реакция Ахметова на события в Донбассе пришлась на начало мая, когда батальон «Азов» оказался в центре противостояния в Мариуполе, в ходе которого погибли мирные граждане. В городе, где у Ахметова находятся два крупных металлургических предприятия. Днепропетровская ОГА от финансирования «Азова» открестилась. Позже батальон «Донбасс» начал захват западных районов Донецкой области, там же произошел скандал в Красноармейске, когда люди, которых идентифицировали как батальон «Днепр», застрелили двух человек. Люди Коломойского тут же открестились от финансирования «Донбасса» (хотя ранее официально заявляли, что он формируется Днепропетровской ОГА) и объявили, что «Днепр» за пределами Днепропетровской области не действует. Далее был референдум о присоединении Донецкой и Луганской областей к Днепропетровской и постоянные намеки из Днепра в адрес Ахметова: пока он там без толку гудит, мы делом занимаемся, батальон формируем, с террористами с оружием в руках боремся.

Но если в Донецкой области в основном речь идет пока об имиджевом, а не экономическом конфликте (да и нет смысла воевать за предприятия, находящиеся на де-факто неподконтрольной Киеву территории), то в Днепропетровской все гораздо сложнее. Там проводится зачистка силовых структур от людей Александра Вилкула — бывшего губернатора области и неформального хозяина Кривого Рога, опорного пункта ахметовской империи внутри владений Коломойского. В Кривом Роге находится также и одна из основ холдинга СКМ — железорудные ГОКи. Пока попытки отжать их не предпринимаются. Не исключено, что по политическим причинам — опасаются разбудить там свою «народную республику» (настроения в городе скорее напоминают мариупольские, чем днепропетровские). Однако в случае если самопровозглашенные республики Донбасса будут зачищены украинскими войсками, вопрос о собственности ГОКов может встать ребром.

Впрочем, Ахметов это понимает, а потому делает то, что и Фирташ, — укрепляет свои позиции в новой власти. Причем, как и в случае с Фирташем, отношения в паре Порошенко — Ахметов вполне могут сложиться. Они нужны друг другу: одному — для решения проблемы Донбасса, другому — для решения бизнес-проблем.

Коломойский vs Пинчук

Самый долгоиграющий конфликт и единственный существующий в открытую, поскольку рассматривается в Лондонском суде. Его корни уходят еще в 2004 год, когда «Приват» через фирму Alcross приобрел Криворожский железорудный комбинат, как утверждает Виктор Пинчук, за его деньги и в его интересах. У Коломойского претензии «Интерпайпа» отрицают, а $143 млн, переведенные Пинчуком за Alcross, называют возвращением долга за другое предприятие — Никопольский завод ферросплавов.

По сообщениям СМИ, иск Пинчука к Коломойскому и его партнеру по «Привату» Боголюбову тянет на $1–2 млрд, и поскольку речь идет о таких суммах, говорить о возможности примирения олигархов не приходится. Более того, с момента назначения Коломойского днепропетровским губернатором он лишь усилился. По крайней мере, Коломойский не упускает момента осадить своего конкурента. Любопытно, что единственный депутат, проголосовавший против лишения Олега Царева неприкосновенности (один из главных инициаторов этого — Игорь Коломойский), — это Яков Безбах, ближайший помощник Пинчука.

Коломойский и другие

Еще одним конфликтом, выплывшим наружу, была борьба Игоря Коломойского с Игорем Еремеевым за государственную нефть. Выиграл ее с помощью Яценюка «Приват», но результатом стала полная дезорганизация коалиции, из которой еремеевская «Суверенная европейская Украина» фактически вышла. Правда, в субботу в «Мыстецком Арсенале» Коломойский и Еремеев показательно фотографировались вместе, но является ли это примирением, неизвестно.

А тем временем Коломойский создал еще одну трещину в провластном большинстве, заблокировав Константину Жеваго возможность строить Белановский ГОК в Полтавской области. Формально «Приват» тут ни при чем — иск подавал какой-то простой гражданин, а решение принимали полтавские власти. Но после победы Майдана влияние Коломойского — фактически хозяина «Укрнафты» — в Полтавской области стало настолько сильным, что полтавчанин Жеваго вынужден оспаривать иск в Харькове…

Несмотря на обилие скандалов вокруг его имени, позиции Коломойского по-прежнему сильны. Он контролирует ключевой с точки зрения стабильности на юго-востоке регион и с этой точки зрения имеет большие возможности не только воевать с конкурентами сразу на нескольких фронтах, но и планомерно увеличивать свое влияние. Для дальнейшего хода событий решающее значение будут иметь взаимоотношения Коломойского и президента Порошенко. Насколько они сумеют сохранить нынешний уровень этих отношений и не сойдутся ли в решающей схватке за власть?