Главное, чем жили последние две недели Украина и Донбасс, — ожидание. И те, кто голосовал на президентских выборах, и те, кто их игнорировал, ждали от принявшего присягу быстрых изменений на востоке. И прежде всего мира. Каждый видел его по-своему: кто-то — в результате быстрой победоносной войны, кто-то — через перемирие и переговоры. Обещания Петра Порошенко оставляли надежду и тем, и другим

ОТЧАЯНИЕ СТРЕЛКА

Но ни мира, ни перемирия нет до сих пор. Основная тенденция последних недель — попытка сил АТО взять под контроль границу с Россией, в которой образовалась впечатляющая дыра, и максимально уменьшить территории непризнанных ДНР и ЛНР. С границей, несмотря на то что она была названа приоритетом, пока не сложилось. Со сжатием территории получилось лучше: украинские войска подошли вплотную к Луганску, взяли Красный Лиман и Мариуполь. Правда, все эти победы были достигнуты без серьезных боев, но тем не менее вызвали уныние у некоторых лидеров повстанцев. Даже «главнокомандующий» ДНР Игорь Стрелков (Гиркин), подразделения которого держат под контролем Славянск и Краматорск, признал, что без «срочных мер» со стороны России самопровозглашенные республики обречены на исчезновение: «Пройдет неделя, две, три, может быть, месяц — самые боеспособные части ополчения будут обескровлены и рано или поздно разбиты и уничтожены».

Что интересно, схожий прогноз высказал на одном из закрытых совещаний президент: в ближайшие две недели в Донбассе будет или мир, или российское вторжение. Но этот прогноз был высказан неделю назад — то есть половина срока уже прошла, но нет ни мира, ни вторжения.

Ошибка обоих прогнозов исходит из чисто военного восприятия ситуации. Тот же Гиркин давал оценки, основываясь на значительном перевесе украинской армии в технике, да и Порошенко наверняка опирался на анализ от силовиков. Однако гражданская война проходит по своим правилам.

ФАКТОР НАСЕЛЕНИЯ

Еще Сталин в 1919-м спорил с Троцким по поводу наступления на Ростов-на-Дону, настаивая на том, что его надо проводить через дружественный красным Донбасс, а не через враждебную Область Войска Донского. Фактор настроений народа является ключевым, поскольку любое наступление во враждебной среде вынуждено помимо активного сопротивления противника преодолевать и пассивное сопротивление местного населения.

Несмотря на то, что Гиркин оценил проведенную 13 июня операцию украинских войск по взятию Мариуполя как образцовую, ситуация в городе оставалась напряженной всю неделю: стрельба периодически была слышна в разных районах города. И это в ситуации, когда боевые подразделения АТО еще находятся в Мариуполе. Население Донбасса в основной массе устало от войны, однако винит в ней не столько ДНР с ЛНР, сколько Украину (либо обе стороны в равной мере). Потому большой вопрос — долго ли в Мариуполе продержится украинская власть, если войска выведут для проведения операций в других местах. И сколько она продержится в других городах, которые удастся взять под контроль.

Однако и вопрос взятия под контроль тоже не имеет четкого ответа. Не стоит забывать, что ни в Мариуполе, ни в Красном Лимане больших подразделений повстанцев не было. Они есть в Славянске — и там украинская армия стоит на одном месте уже больше месяца. Они есть в Донецке и Луганске — и сложно представить, сколько времени понадобится силам АТО, если они попытаются провести наступательные операции в облцентрах.

ПОСЛЕДНИЙ ШАГ

Ко всему этому остается добавить фактор России. Хотя ее вторжения не исключает президент и украинские СМИ опять заявляют о концентрации ее армии на границе, вероятность прямого вмешательства продолжает оставаться невысокой. Но это не значит, что Путин готов согласиться на зачистку Донбасса украинскими войсками, которая станет его личным поражением и даст минус рейтинга больший, чем он приплюсовал покорением Крыма.

Скорее всего, помощь мятежным «республикам» будет прямо пропорциональна степени активизации АТО. Несколько танков уже перешли российско-украинскую границу и оказались в руках повстанцев — это не привело ни к ужесточению санкций, ни даже к какому-то серьезному демаршу со стороны Запада. А поскольку пробный шар попал в лузу, вряд ли что-то может помешать армиям ДНР и ЛНР обзавестись десятками или даже сотнями танков, артиллерией и авиацией. Пока на территории Украины не появятся дивизии с российскими погонами и шевронами, Евросоюз не сделает ни шагу.

Однако опять-таки не стоит все сводить к военному фактору. Население Донбасса вряд ли когда-то станет проукраинским в основной массе, но может стать враждебным и по отношению к властям самопровозглашенных республик — если те не предпримут мер для организации хотя бы минимально возможного в условиях военных действий хозяйственного процесса. По нашей информации, в ближайшие недели Москва может инициировать значительное кадровое обновление руководства «республик» спецами, которые могут организовать, условно говоря, «жизнь тыла» (финансы, экономика, транспорт). Не исключен также постепенный перевод всех расчетов в ДНР и ЛНР на рубли. И это для украинской власти будет, возможно, даже более опасным этапом, чем отсутствие областных и районных администраций на мятежных территориях, поскольку «республики» не являются реально независимыми от центральной власти до тех пор, пока деньги для них печатаются в Киеве.

Остановить этот процесс еще можно, но явно не военными методами. В последние дни появился целый ряд заявлений о желании президента пойти на переговоры с сепаратистами и достичь какого-то компромисса. Правда, подобные заявления звучали лишь от украинских «ястребов», которые начинают намекать на предательство со стороны Петра Порошенко. Но что на самом деле является предательством — вопрос спорный: продолжение войны, с ее жертвами, похоронками и совершенно непредсказуемым результатом (в том числе и возможностью окончательно потерять Донбасс), или же нахождение компромисса (при условии сохранения востока в составе Украины) и переход к мирной жизни.