Экс-депутат Виктор Лозинский договорился об освобождении со средним звеном руководства правоохранительной системы — в обход высшего. А за границу не сбежал по банальной причине: у заключенных нет загранпаспортов

История с сорвавшимся освобождением экс-депутата Виктора Лозинского, виновного в смерти безобидного сельского «блаженного» Валерия Олийныка из села Грушка, — яркая иллюстрация того, что, пока наверху идет передел кресел, полностью коррумпированное среднее звено управления всю полноту власти перетянуло на себя. Понятное дело, что во времена Виктора Януковича такого рода решения могли приниматься только с личного одобрения куратора судебной системы Андрея Портнова, а то и самого президента. Нынче же, как показало наше расследование, вопрос «порешали» на уровне среднего звена правоохранителей, явно продемонстрировав отличия старой коррупционной системы (завязанной на верхушке вертикали власти) от новой (с ее условной махновщиной).

Пик спецоперации по освобождению Лозинского пришелся на февраль-март 2014 года, когда исполнительную, правоохранительную и судебную системы лихорадило, шли бесконечные новые назначения, а судьи сидели на чемоданах в ожидании люстрационного закона. Ориентировочно в конце февраля было подготовлено ходатайство в Главное бюро судмедэкспертиз МОЗ, которое уже 9 марта выдало заключение о невозможности содержать «тяжело больного» экс-депутата в колонии. А 18 марта один из адвокатов Лозинского и, по некоторым данным, его дальний родственник Виктор Грицюк уже подал ходатайство в Бориспольский суд об освобождении своего клиента.

Расчет, вероятно, был на то, что никто не заметит выхода на свободу Лозинского, пока идут президентская гонка, АТО и прочие неурядицы в стране. Рассмотрим подробнее комбинацию, которую провернули для депутата-богача его соратники через разветвленную систему коррупционных связей и «подмазов».

Самый гуманный в мире

В том, что экс-депутат Виктор Лозинский выйдет на свободу, не сомневался практически никто из тех, кто сталкивался с его всесильностью. Ведь, несмотря на арест, у него осталось множество недвижимости: порядка десяти квартир в Киеве (ул. Анри Барбюса, Саперно-Слободская, бул. Леси Украинки), дом и агробизнес в Голованевске. И только ему одному известно, сколько на счетах в банках. Всем имуществом распоряжалась его жена, которая через доверенных лиц, вероятно, без труда могла организовать круглую сумму для любого, кто вытащит мужа. Давались разные прогнозы по поводу срока освобождения, и, нужно отдать должное хитроумности бывшего парламентария, он превзошел все ожидания. Лозинский сумел «перебить» обвинение с убийства на тяжкие телесные и выйти на свободу всего через неполных четыре года.

Путь на свободу «тяжело больной» Лозинский начал пробивать себе с первых дней заключения. Он не переставал надрывно кашлять на каждом судебном заседании, а адвокат бомбардировал суд ходатайствами о смене меры пресечения из-за болезни. Эту тактику использовал экс-депутат и после оглашения приговора. Вместо отбывания срока в колонии и исправления трудом, он постоянно лежал в медсанчасти Бучанской колонии, требовал бесконечных медосвидетельствований. И, между делом, потихоньку скостил себе срок заключения.

Приговором Днепровского райсуда 20 апреля 2011 года Лозинский был осужден на 15 лет за групповое умышленное убийство и незаконное обращение с оружием. Но благодаря усердию адвокатов, которые сумели расположить судей к подсудимому, постановлением Высшего специализированного суда от 1 марта 2013 года приговор Днепровского суда и определение коллегии Апелляционного суда были изменены: групповое убийство стало хулиганством с нанесением тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего.

Статья «Незаконное обращение с оружием» вообще улетучилась — наказание по ней сняли по истечении срока давности. Таким образом 15 лет тюрьмы превратились в 10. На свободу он мог выйти не раньше 1 марта 2020 года в случае отбывания наказания полностью. Если же по условно-досрочному — после двух третей срока. Арестован Лозинский был 1 марта 2010 года, поэтому УДО ему светило не раньше 2017 года. Но и это было для экс-депутата слишком долго.

Карт-бланш судье от экспертов

Главным оружием осужденного бывшего депутата снова стали жалобы на плохое здоровье.

— Все время, когда я с ним встречался, Лозинский постоянно был в медсанчасти, — рассказал «Репортеру» его адвокат Ярослав Зейкан, добившийся уменьшения срока с 15 до 10 лет в ВССУ. — Так что закономерно, что собрали акты медицинского освидетельствования и обратились в Бориспольский районный суд, по месту нахождения колонии, с ходатайством о досрочном освобождении по состоянию здоровья. Причем первое обращение было еще в 2013 году, если не ошибаюсь, а не сейчас.

Адвокат Зейкан рассказывает, что в Бориспольский суд было направлено заключение медиков Госпенитенциарной службы, которые диагностировали ишемическую болезнь сердца, но подытожили, что лечение может протекать и в условиях содержания под стражей. Казалось, этого вполне хватило бы, чтобы оставить Лозинского за решеткой — с правом лежать в медсанчасти сколько душе угодно. Однако, по информации адвоката Зейкана, прокуроры потребовали назначить комплексную судмедэкспертизу состояния здоровья заключенного в Главном бюро судмедэкспертиз Минздрава, которое пользуется весьма сомнительной славой. То есть, по сути, сами открыли путь к новой экспертизе, которая могла быть выполнена уже в пользу осужденного.

В результате глава Бориспольского райсуда Сергей Вознюк получил полный карт-бланш для нужного решения, которое с точки зрения права вряд ли можно назвать неправосудным. Эксперты Главного бюро написали, что Лозинский страдает целым букетом заболеваний, а именно: тяжелым заболеванием сердечно-сосудистой системы, гипертонической болезнью III стадии, повышением артериального давления II степени, у него гипертензивное (увеличенное) сердце, пароксизмальная форма фибрилляции предсердий. Кроме того, Лозинский болен «облитерирующим атеросклерозом сосудов нижних конечностей, у него диффузные изменения в печени, хронический панкреатит, хронический пиелонефрит, киста правой почки».

В придачу к этому эксперты указали, что с такими диагнозами возможно проводить лечение только в Институте кардиологии им. академика Н. Д. Стражеско НАМН Украины или в Национальном институте сердечно-сосудистой хирургии им. Н. М. Амосова АМН Украины. Но и это еще не все козыри судьи Вознюка. В деле было ходатайство матери убитого Валерия Олийныка Любови, которая просила освободить душегуба, отправившего на тот свет ее сына, потому что претензий к нему не имеет.

Вооружившись такими железобетонными основаниями судья Сергей Вознюк вынес постановление освободить Виктора Лозинского и дал прокуратуре на обжалование семь дней.

Лозу освободило среднее звено

Явно те, кто давал добро на освобождение Лозинского, — это среднее звено правоохранительной системы. Они почувствовали, что, пока страна ушла на войну, можно неплохо подзаработать на Лозинском. Расчет экс-депутата также нетрудно вычислить: он, скорее всего, собирался покинуть страну еще до того, как поднимется шумиха. По данным «Репортера», не сделал он это только потому, что в Украине ему еще требовалось провести несколько дней, чтобы сделать загранпаспорт и навести порядок в делах. Ведь при выходе из тюрьмы дается справка, а уж потом возвращаются гражданский и заграничный паспорта. Будь у него на руках загранпаспорт, он бы, наверное, уже сидел на борту самолета, летевшего в одну из безвизовых стран.

Как рассказывает адвокат Лозинского Ярослав Зейкан, в постановлении судьи Вознюка четко написано, что прокуратура и представители пенитенциарной службы не выступали против ходатайства Лозинского, а на вопрос судьи, как они относятся к ходатайству адвоката, ответили: «На усмотрение суда».

Это еще одна странность, указывающая на то, что спецоперация по освобождению экс-депутата была подкреплена не только обработкой матери Олийныка и всеми необходимыми медицинскими документами. Были также проведены беседы с нужными людьми во властных кабинетах. Иначе как объяснить «молчание ягнят» от представителей прокуратуры и тюремщиков в суде? Разве не они должны были встать горой против выхода на свободу убийцы? Разве не они должны были категорически протестовать против удовлетворения ходатайства адвоката и матери убитого, которой явно запудрили мозги люди Лозинского?

Далее события развивались еще более странно.

— На апелляцию у прокуратуры было семь дней, однако по прошествии последнего дня обжалование в Бориспольский райсуд так и не поступило, — продолжает Зейкан. — Поэтому постановление судьи Вознюка вступило в законную силу, и на основании этого документа тюремщики на вполне законных основаниях выпустили экс-депутата.

Оказывается, прокуроры Киевской области направили апелляцию почтой, и из-за этого она в установленный срок не попала в суд. В резонанснейшем деле такая проволочка выглядит очень странно и явно требует служебного расследования в отношении отправителей апелляционной жалобы. Уж не заинтересовал ли их Лозинский чем-то, чтобы они изобразили запоздалую отправку письма, а потом все списали на медленную почту?