Петр Порошенко приступил к формированию своей команды. На прошлой пленарной неделе президент инициировал, а Верховная Рада поддержала три кадровые пересменки.

Генеральным прокурором вместо Олега Махницкого стал Виталий Ярема. 

  • Председателем Национального банка вместо Степана Кубива назначена Валерия Гонтарева.
  • Андрей Дещица уступил свое кресло главы Министерства иностранных дел Павлу Климкину.

Позже отдельным указом Порошенко ввел новоназначенных чиновников в состав Совета нацбезопасности и обороны Украины, определив их влиятельными фигурами в урегулировании военного конфликта. «Репортер» выяснял, кто эти люди и какие задачи стоят перед ними

Помните эпизод из культового американского фильма «Терминатор», когда мальчик учил улыбаться человекоподобного робота, которого сыграл Арнольд Шварценеггер? У героя вышла какая-то полуулыбка. Точно так же не привык улыбаться серьезный до мозга костей новый генпрокурор Виталий Ярема. Что бы ни случилось, на его лице нельзя прочитать ни одной эмоции, мышцы всегда остаются неподвижными, словно он тоже сделан из металла. Однажды в ответ на просьбу журналиста во время интервью улыбнуться для фото Виталий Григорьевич так же, как герой Шварценеггера, попытался растянуть губы в полуулыбке и смущенно сказал: «Вообще-то я могу, но редко улыбаюсь на людях — сказывается профессиональная деформация».

Сделал в Киеве ЦУНАМИ

Новый 51-летний генпрокурор родился в селе Строкова Переяслав-Хмельницкого района на Киевщине. Как сам пишет в автобиографии, после школы работал в Переяслав-Хмельницком зверохозяйстве.

В милицию пришел после службы в армии, как делали в те годы немало его сверстников. Трудовой путь Виталия Яремы образцово-показательный. Начав работать участковым в Днепровском районе Киева, он прошел все ступени милицейской иерархии — от рядового до генерал-лейтенанта и начальника ГУ МВД Киева. В процессе работы получил профильное образование — закончил сначала Калининградскую школу милиции, затем заочно Академию внутренних дел в Киеве.

Яреме пришлось работать в столичной милиции в самый разгар бандитских разборок 1990-х, поэтому он, как Глеб Жеглов, без картотеки до сих пор может назвать по памяти всех бывших и нынешних воров в законе и «бригадиров». А все потому, что основная часть трудового пути прошла в подразделениях уголовного розыска и борьбы с организованной преступностью.

Надо сказать, что и криминалитет Ярему боялся и уважал, потому что на сделку с бандитами он никогда не шел, а у блатных считается большой заслугой, когда милиционер цельный, а не двурушник на зарплате у «авторитетов».

На должность главного милиционера Киева Виталий Ярема пришел из Центрального аппарата МВД кучмовского периода, где работал первым замом начальника Департамента уголовного розыска. Выбор пал на него исключительно потому, что он знал свое дело и политикой не интересовался.

В числе одной из заслуг Яремы на посту главы ГУ МВД Киева можно назвать внедрение системы ЦУНАМИ (централизованное управление нарядами милиции), когда на каждой патрульной машине был установлен GPS-маячок. Диспетчер в главке мог видеть на интерактивной карте перемещения патрулей и направить к месту преступления самый ближайший.

После увольнения — в политику

— Когда я работал начальником милиции Киева, Ярема был моим замом, затем возглавил милицию столицы, — рассказывает генерал-полковник Михаил Корниенко. — Работа для него была и есть смыслом жизни, поэтому он очень тяжело переживал увольнение в 2007 году, когда главой МВД поставили Василия Цушко. Я пытался отстоять перед министром Ярему, характеризовал его как исключительно профессионального руководителя, однако не Цушко решал там кадровые вопросы. «Регионалы» хотели видеть на посту начальника столичной милиции только свою фигуру.

По словам Корниенко, вероятно, первый кадровый излом, случившийся в безупречной трудовой биографии будущего генпрокурора, и послужил толчком для похода в политику. Ведь до этого Ярема политической жизнью практически не интересовался — наоборот, старался от нее держаться подальше.

— Вероятно, он понял, что кадры распределяют не по профессиональному, а по партийному принципу, и даже с хорошим послужным списком можно оказаться за бортом, если за твоей спиной не стоит партия или политики, — продолжает генерал-полковник. — Сначала пошел в Киевсовет депутатом первой пятерки от «Нашей Украины», где курировал свою тему — комиссию по правоохранительной деятельности, начал обрастать политическими связями. Затем была работа в Раде. Он очень амбициозный, жесткий, любит власть и иногда может быть излишне прямолинеен — у него человек либо хороший, либо плохой, третьего не дано.

Стиль работы Виталия Яремы пришелся по вкусу главе МВД Юрию Луценко. И когда его снова вернули на главный пост в силовое ведомство в 2009 году, Ярема опять занял кабинет начальника милиции Киева на Владимирской, 15.

Стоит отдать должное бытовому аскетизму Яремы. В его кабинете не было ничего лишнего, никаких бесполезных вещей, которыми любят насыщать свои рабочие квадраты чиновники. Только длинный стол для совещаний, придвинутый к рабочему. На рабочей поверхности — необходимое: компьютер, бумаги, канцелярские принадлежности, ряд телефонов и рация, настроенная на милицейскую волну. Будучи начальником милиции Киева, он непрерывно слушал радиообмен своих подчиненных весь день.

После пришествия команды Виктора Януковича в 2010 году Ярема снова остался без работы и на некоторое время выпал из обоймы. Сменил номер мобильного, не принимал участие в политпроектах. На расспросы о связях с политиками отвечал сухо: «Я ни с кем не общаюсь, нахожусь на пенсии, занимаюсь семьей». Только перед парламентскими выборами 2012 года Ярема снова вернулся на полит-арену, уже как кандидат в парламент по Дарницкому району от «Батькивщины», где уверенно обошел своих оппонентов — адвоката Татьяну Монтян и владельца сети «Фуршет» Игоря Баленко.

Победил скинхедов

Еще одна заслуга, которую приписывают знатоки Виталию Яреме во время работы в МВД, — это полное уничтожение группировок скинхедов в Киеве. По словам депутата Геннадия Москаля, работавшего тогда замом министра, в постпомаранчевый период в столице расплодилось немало сообществ радикального толка, к примеру, «Движение против нелегальной миграции» и тому подобное. Участились случаи нападения на темнокожих студентов, торговцев, учеников еврейской школы Ешива.

Генерал Москаль рассказывает, что именно благодаря профессиональному руководству Яремы удалось вычислить все активные группировки скинхедов, поставить их на милицейские учеты, задержать участников, замешанных в преступлениях и разбить радикалов наголову.

— Ярема жесткий руководитель, договорится с которым о каком-то междусобойчике невозможно, — считает генерал Москаль. — Даже при министре внутренних дел Юрии Луценко он мог встать на коллегии и открыто высказать мнение, кардинально противоположное тому, что говорил Луценко. И нужно сказать, что министр прислушивался к нему. До этого я не помню такой крамолы в МВД, даже заместителям не хватало духу сказать слово поперек того, что заявил руководитель ведомства.

Москаль говорит, что должность первого вице-премьера явно не устраивала Ярему, потому что под ней не было реальных полномочий.

— Ну, посудите сами, что есть у первого вице-премьера — начальник аппарата, водитель и секретарь, команды нет, полномочия сугубо декларативные, — считает генерал. — Что он может — собирать, анализировать, обобщать, заслушивать, а реальной власти нет.

Геннадий Москаль рассказывает, что нынешний генпрокурор всерьез готовился возглавить МВД, даже была дана команда паковать вещи для отправки на Богомольца, 10, однако в последний момент вмешалась партийная конъюнктура. Руководство «Батькивщины» решило, что главой МВД еще некоторое время побудет «бютовец» Арсен Аваков. Хотя многие депутаты говорят, что его кандидатурой недовольны. И за него никто бы в жизни не проголосовал, как за будущего главного милиционера, если бы премьер Арсений Яценюк не сделал хитрый финт — не протолкнул Кабмин пакетным списком.

Когда Юрий Луценко был министром внутренних дел, он всегда прислушивался к мнению своего подчиненного Виталия Яремы

В результате торгов Яреме отошел пост генпрокурора, который дал ему сейчас в руки практически неограниченную власть казнить и миловать любого в этой стране. Эксперты даже выдвигают версии, что после подготовки и прохождения в парламенте закона об импичменте, генпрокурор может получить власть и над президентом.

Достоинства в недостатках

Во время праймериз на должность главы Генпрокуратуры обсуждалось немало кандидатур. Среди наиболее вероятных претендентов называли заместителей главы ГПУ Николая Голомшу и Алексея Баганца. Сам президент Петр Порошенко сознался во время представления в парламенте Виталия Яремы, что рассматривал различные кандидатуры: был судья (вероятно, имеется в виду член КС Станислав Шевчук, ранее работавший в Европейском суде), адвокат (скорее всего, речь идет о нынешнем заме генпрокурора и адвокате Виталии Касько, который плотно сотрудничает с международными правозащитными организациями), но принял решение остановиться на правоохранителе. Порошенко считает преимуществом, а не недостатком отсутствие в трудовой книжке Яремы записи «работник прокуратуры».

В то же время в прокурорских кругах назначения милицейского генерала генпрокурором вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Ведь до этого всесильным ведомством управляли только прокурорские работники, за исключением Святослава Пискуна, который пришел в прокуратуру из налоговой, и Олега Махницкого, больше адвоката, чем прокурора. Основные опасения сотрудники связывают с тем, что новый генеральный начнет перетягивать на Резницкую своих товарищей из МВД. Это чревато разрывом шаблона: из главного надзорного ведомства прокуратура может превратиться в подконтрольную милиции сферу. Стоит отметить, что к милиции в прокуратуре все время было весьма поверхностное отношение — как к подчиненным. Не бывало еще такого, чтобы прокурорами рулили милиционеры, которые ходят в прокуратуру на поклон, простаивают покорно в коридорах, ожидая подписей и согласований.

Сам Ярема начал свои первые шаги идеологически выверено — показал семикомнатные апартаменты Пшонки со спа-салонами и парикмахерской, которые не афишировал даже постреволюционный Олег Махницкий. Темой №1 назвал расследование убийств на Майдане, встретился с родными «Небесной сотни», назначил людей в ГПУ, которые будут отвечать за защиту прав украинских граждан на оккупированной территории в Крыму.

За что ругают

Налета скандальности на Яреме не так много, но все же поводы для критики есть. Люди, работавшие с ним не один год, говорят, что шеф бывает излишне резок, может завестись с полу-оборота, довольно злопамятен, часто амбиции перерастают в тщеславие. Говорят, что Виталий Яема очень любит власть и терпеть не может неповиновения. Вспомнить хотя бы инцидент с гаишником в декабре 2013-го в разгар Майдана, когда разгневанный депутат ударил в лицо бывшего подчиненного, хотя тот не нападал. Так Ярема просто провозил дрова для обогрева митингующих.

В его бытность депутатом по Дарницкому округу, жители получали листовки за его подписью: будто благодаря вмешательству Яремы для кортежа Януковича перестали перекрывать дороги. Хотя это было далеко не так. Депутат Ярема признал, что обращался с депутатскими запросами в Депаратамент ГАИ с просьбой оптимизировать движение во время проезда кортежем первых лиц, но от хвастливих листовок открестился.

Солидную порцию критики уже после назначения генпрокурором Виталий Ярема заработал, когда в одном из первых интервью заявил, что в прокурорских кадрах не будет рубить с леча, то есть никаких повальных увольнений не будет. С первых дней работы новый генпрокурор, как и следовало ожидать, начал трудоустраивать своих прежних соратников, не все из которых считаются профессионалами в своей сфере. К примеру, нового зама главы ГПУ — Анатолия Даниленко — общественность прекрасно помнит по должности заместителя Яремы на посту начальника милиции Киева. Точнее, помнят, что Даниленко получал регалии благодаря хорошим отношениям с Виталием Яремой. Конечно, факт трудоустройства своей команды — это не нарушение, так делают многие. Но все же ожидалось, что подбор кадров в таком важном ведомстве происходил не по дружбе, а по профессиональным качествам.

Недвижимость и связи жены

За прошлый год Ярема заработал 361 тысячу 943 грн, из которых 244 тысячи 617 грн — зарплата, еще 117 тысяч 326 грн помечены как «другие виды доходов». Это весьма скромная прибыль, если сравнить даже с декларациями его теперешних замов. Среди материалов, которые условно можно назвать компрометирующими, — лишь то, что вся недвижимость записана на жену Маргариту. Это квартира — 262 м² (по некоторым данным, в клубном доме на ул. Ветрова — Botanic Paradise), дом на 267 м² и гараж. Из машин у генпрокурора — джип «Фольксваген Туарег» 2012 года выпуска и за-
чем-то два грузовика «ГАЗ». У семьи три авто: «Жигули»-девятка, джип «Рав-4» 2008 года и «Мерседес» 2010-го.

Злые языки болтают, что Ярема не внес в декларацию машину 25-летнего сына. Якобы он ездит на «БМВ». Но если парень проживает не под одной крышей с отцом, то и включать его в декларацию не обязательно.

Еще один «боян», который постоянно приписывают Яреме, — это связь с езидами (курдская этническая группа). Будто бы жена Яремы приходится родственницей одному из лидеров езидской общины Шабабу Алояну — владельцу мебельного мегамаркета «4room» на Окружной в Киеве, застреленному киллером в 2009 году. Однако сам Ярема эти слухи неоднократно опровергал хотя бы тем, что его супруга в девичестве Пилипкова и по определению не может быть в родстве с езидами. Брат Яремы, Александр, был депутатом Переяслав-Хмельницкого местного совета, занимается аграрным бизнесом.

У нового генпрокурора трое детей. 25-летний сын Валерий закончил факультет гражданского права КНУ им. Шевченко, учился в НПУ им. Драгоманова в Институте переподготовки и повышения квалификации. Есть еще две дочери — 22-летня студентка КНУ им. Шевченко Илона и щестилетняя Роксолана. Сын на своей страничке в соцсетях пишет, что он «общественный деятель». По словам самого Виталия Яремы, его жена занимается детьми, однако в декларации указано, что доходы семьи «от предпринимательской деятельности» — 252 тысячи грн.