Перемирие закончилось, версия А мирного плана Петра Порошенко оказалась несостоятельной. А значит, в действие вступает план Б — активизация антитеррористической операции с применением тяжелой военной техники и авиации. Возможно введение военного положения в Донбассе. Проблема заключается в том, что боевые действия ведутся на территории, где сосредоточен основной промышленный потенциал страны. Война уже спровоцировала масштабные экономические потери — прямые и косвенные

Барометр войны

Если в начале марта, еще до вторжения России в Крым, Международный валютный фонд прогнозировал снижение ВВП Украины на 3% в 2014 году, то в мае это было уже 5-процентное падение. А в конце июня Европейский банк реконструкции и развития дал еще более пессимистический прогноз в 7% снижения, что уже можно смело называть обвалом. Разница в 4% утраченного национального богатства и есть предварительная стоимость войны по состоянию на «здесь и сейчас». И это за неполные четыре месяца противостояния в Донецкой и Луганской областях. Очень грубо, конечно, но получается, что страна теряла по 1% ВВП в месяц. Содержат ли эти 4% все риски дальнейшей эскалации конфликта или динамика ухудшения прогнозов продолжится, не может сказать никто.

Сейчас правительство совместно с МВФ пересматривает макроэкономический прогноз для Украины, и не исключено, что оценки ЕБРР будут взяты за основу. «Ситуация в стране изменилась по сравнению с тем временем, когда был откорректирован бюджет», — заявил замминистра экономразвития Анатолий Максюта. Чем дольше длится война на востоке, тем короче горизонт прогнозирования. Уже по 2015 году прогнозы экспертных организаций существенно расходятся: кто-то предсказывает стагнацию, кто-то — рост, а кто-то — продолжение спада.

До сих пор военное положение в Донбассе не вводилось главным образом из-за опасений остановки промышленных предприятий. Масштабные боевые действия в сочетании с комендантским часом станут ударом по заводам, работающим 24 часа в сутки. Удивительно, но за несколько месяцев военного противостояния ни одно крупное предприятие не было остановлено. Прекращение работы крупных заводов — та грань, которую пока не переходила ни одна из сторон конфликта. И украинская власть, и руководство самопровозглашенных «народных республик» понимают, чем чревато высвобождение десятков тысяч оставшихся без работы шахтеров, металлургов и машиностроителей. Они точно не пополнят ряды резервистов и едва ли станут на сторону ДНР и ЛНР. Эти люди пойдут добывать деньги. Любыми способами.

Но пока заводы работают. Наиболее яркий пример — Новокраматорский машиностроительный завод, предприятие, производящее вагоны для перевозки металлургического сырья и проката. НКМЗ работает и с трудом, но отгружает продукцию в городе, который фактически находится в состоянии непрекращающейся осады.

Град осажденный

И все-таки даже в этих условиях производство идет на спад. Блокпосты на дорогах и потеря портов Крыма уже привели к снижению объемов выплавки стали и проката — основы экономики Донбасса и всей Украины. В I квартале экспорт длинномерного проката упал на 23%. Российский рынок, на который приходится 12% стального экспорта, съежился, поставки резко сократились в обоих направлениях. В то же время значительно вырос экспорт железорудного сырья (на 46%). Причина — карьеры по добыче руды находятся в преимущественно спокойных Днепропетровской и Запорожской областях. Продажа сырья вместо продукции более высоких переделов уже спровоцировала падение доходов от реализации. Согласно прогнозам ГП «Госвнешинформ», в 2014 году экспорт металлургической продукции сократится почти на $1,5 млрд. И это несмотря на глубокую девальвацию гривны.

Активные боевые действия, призыв шахтеров в боевой резерв и попытки сепаратистов привлечь на свою сторону работников шахт уже привели к тому, что добыча в них сократилась на 10%. В условиях отключения Россией газа уголь — единственный альтернативный источник топлива, да и тот почти полностью сосредоточен в Донбассе. Накопление запасов угля актуально уже сейчас — угроза новой газовой войны с наступлением первых холодов вполне реальна.

Экспорт — основа украинской экономики, в отсутствие сильного внутреннего рынка внешняя торговля является для нас безальтернативной. Потери экспортных рынков стран СНГ должны быть компенсированы ростом продаж на других направлениях. По данным Всемирного банка, 51% ВВП Украины составляет экспорт товаров и услуг. То есть контрольный пакет ООО «Украина» находится в руках иностранных покупателей. И если они перестанут (отчасти уже перестали) покупать, стакан благосостояния украинца будет скорее наполовину пуст, чем полон.

Разворачивание войны в городских условиях может положить конец сосуществованию власти ДНР и ЛНР с институтами украинской государственности на территории восточных областей. Речь прежде всего идет о сборе налогов. К примеру, в полностью контролируемом ДНР Донецке спокойно работают налоговые службы Украины. Они исправно присылают уведомления предпринимателям и получают платежи. Взамен из госказны так же исправно поступают социальные выплаты: зарплаты бюджетникам, пенсии и социальные отчисления. Это снова-таки вынужденный симбиоз государства Украина, которое не контролирует эту территорию, но обладает необходимыми институтами контроля социально-экономической жизни региона, и непризнанных «республик», которым территория формально подчинена, но признаков экономического суверенитета не содержит.

Не доставайся никому

Провал плана мирного урегулирования конфликта может породить эффект «Москвы, спаленной пожаром». На территориях, с которых будут выбиты боевики, будет умышленно разрушаться промпотенциал — чтоб врагу не достался. Это самый худший сценарий из возможных. В этом случае речь идет о разрушении инфраструктуры. Подрывы железнодорожных мостов в Запорожской и Харьковской областях могут оказаться лишь первыми ласточками.

По такому сценарию пошла Сирия, которая за три года войны потеряла две трети ВВП. Доклад об экономической ситуации в этой арабской стране, составленный Ближневосточным агентством ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ UNRWA в конце прошлого года, гласит: сирийская экономика фактически перестала существовать и была вытеснена черным рынком. А на ее восстановление, при условии, что война прекратится немедленно, понадобится не менее 30 лет, или почти два поколения сирийцев.

Затяжная война может повести украинскую экономику по сирийскому пути. К затяжной войне в условиях городов готовится и украинское военное командование. По данным Минобороны, украинская армия будет полностью экипирована бронежилетами лишь к середине августа. Так что даже активная фаза АТО может растянуться на месяцы, если не на годы.

Подорванное доверие

Прямыми затратами являются зарплаты и расходы на обмундирование и содержание бойцов Нацгвардии и армейских частей. Ежедневно на эти нужды тратятся миллионы долларов. Тысячи призывников вместо создания материальных ценностей и предоставления услуг отправлены на войну.

Неоправданно высокий обменный курс, растущее в геометрической прогрессии число обманутых вкладчиков банков наряду с инфляцией, спровоцированной резким ростом тарифов на газ, воду и электричество, до предела снизит покупательную способность украинцев. А это прежде всего ударит по мелкому и среднему бизнесу. Даже в спокойном Киеве быстро пустеют арендные площади. А значит, война уже затронула не только Донецкую и Луганскую области, но и «мирные» регионы, которые меньше производят, меньше потребляют и платят меньше налогов.

Предприниматели сворачивают активность, так как запас прочности у мелкого и среднего бизнеса намного меньше, чем у крупного, длительные кризисы они не переживают. Объем прямых иностранных инвестиций лишь за I квартал текущего года сократился на $6 млрд. И капиталы продолжают уходить: война — плохой фон для ведения бизнеса. Разве только бизнеса спекулятивного.

Но денег на текущие расходы (включая военные) Украине хватит. В крайнем случае одолжит Запад. А вот вернуть доверие, а вместе с ним и инвестиции в украинскую экономику, судя по всему, быстро не удастся. Вопрос не в том, хватит ли Украине денег на войну, а в том, сможет ли экономика кормить украинцев с наступлением мира.