После победы Майдана в Украине установилось двоевластие. Официальные структуры и правоохранительные органы переподчинились новому правительству. Одновременно продолжали действовать формирования Майдана, отряды Самообороны, «Правый сектор» и прочие группы, которые активно оспаривали и оспаривают до сих пор право на власть и на решение о применении силы. Чем-то это напоминает ситуацию после Февральской революции 1917 года, когда существовало двоевластие между временным правительством и Советами. Новый президент Петр Порошенко буквально с первых дней взял курс на окончание этого состояния и возвращение государства.

От того, насколько у него это получится, зависит эффективность его правления — в не меньшей степени, чем от успеха АТО на востоке страны. По сути, это связанные процессы: трудно восстановить украинскую власть на востоке, когда по Киеву бегают непонятно кому подчиняющиеся вооруженные люди. Да и общественный запрос на наведение порядка в стране и окончание постреволюционного хаоса, безусловно, присутствует

«НАЧИНАЙТЕ НАВОДИТЬ ПОРЯДОК!»

Вскоре после своего вступления в должность генпрокурора Виталий Ярема сделал программное заявление: «Много людей, прикрывающихся Майданом, совершают сегодня противоправные действия на территории столицы. Это унижает авторитет власти, унижает авторитет правоохранительных органов. И нам с вами нужно отработать соответствующий алгоритм действий — каким образом нам навести порядок в столице. Патриоты, готовые воевать за Украину, сегодня находятся на востоке. А те, кто сегодня с оружием в руках бегает по офисам и выбивает деньги у гражданских людей, — это подозреваемые, и их нужно привлекать к уголовной ответственности. Потому это ваше первое задание! Начинайте наводить порядок в столице!»

Буквально сразу после этого заявления в Киеве произошел погром гостиницы «Турист»: в разборки вокруг руководства Федерации профсоюзов (съезд которых проходил в гостинице) вмешались радикальные организации. Кадры разгромленного здания облетели весь интернет и, по данным «Репортера», стали причиной очень серьезного разговора внутри киевской милиции и прокуратуры.

И уже на следующую потенциальную опасность погрома — акцию против газеты «Вести» — милиция отреагировала во всеоружии: под редакцию приехало сразу несколько автобусов со спецназом. Милиция, а также части Самообороны, пришедшие на помощь газете, предотвратили погром, обезвредив наиболее буйных провокаторов в масках с камнями и коктейлями Молотова.

«Власть должна быть властью, и в стране должен быть порядок», — сказал нам один из руководителей столичной милиции, который приехал на место событий.

Смена тренда ощущается и в регионах.

Противостояния майдановских и псевдомайдановских структур становятся неконтролируемыми

Не так давно в Харькове милиция пресекла майдановское шествие, которое направлялось «разобраться» с митингом Антимайдана. В Одессе тогда же жертвой милиции стала акция возле российского консульства, которую явно пытались скопировать с аналогичной киевской.

А в Кировограде уже не первый день идет противостояние «свободовского» губернатора Александра Петика с «Правым сектором», захватившим местную нефтяную базу как предприятие, якобы спонсирующее сепаратизм. Позже у днепропетровских «правосеков», проводивших акцию, силовики изъяли 1,5 млн грн, ранее находившихся в сейфе предприятия, и дело стало похоже на обыкновенную уголовщину.

Наконец, в Киеве пришедший к власти Виталий Кличко дозированно, но неуклонно сокращает территорию главного Майдана страны, из-за чего новый мэр уже стал для его жителей большим врагом, чем Виктор Янукович. Кировоградскому губернатору «Правый сектор», кстати, тоже объявил вендетту, хотя лидерам ПС наверняка известно, что за акцией силовиков против них в Кировограде стоял новый генпрокурор Виталий Ярема.

ОСОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

За последние месяцы группы Майдана в Киеве и других городах центра и запада страны превратились в альтернативную власть. Они крышуют бизнес, выполняют заказы по рейдерским атакам, их вызывают на разборки, как в старые добрые 1990-е «братву», им платят дань.

Во многом это объясняется тем, что с конца февраля милиция демонстративно отстранялась от вмешательства во всякие дела, где были замешаны майдановцы. И любой предприниматель в Киеве знает: случись что — МВД не защитит, нужно договариваться с Самообороной или ПС.

К настоящему моменту усталости от этого в обществе накопилось уже достаточно. Устал бизнес, устали киевляне. Устали и многие видные самообороновцы, которые взяли курс на сотрудничество с властями. «Сейчас на Майдане в основном стоят те, кого в декабре–феврале там никто не видел, — сказал «Репортеру» один из видных командиров Самообороны. — Нужно наводить порядок».

В деле наведения порядка в стране у Порошенко нет выбора. Призрак новой Октябрьской революции к июню стал близок как никогда. «Вандея» на востоке, внутренняя анархия с революционными отрядами и мимикрирующими под них частными рейдерскими группами, недовольство обнищанием и безработицей — и на фоне этого лозунг «За что стояли на Майдане?», объединяющий всех недовольных итогами революции.

Разгромленная гостиница «Турист» — итог «работы» наемников от «Правого сектора»

Борьба с махновщиной, из которой и может родиться новый бунт, сегодня для власти не менее важна, чем борьба с «Вандеей». Она должна показать, что власть в стране есть и государство возвращается. Без этого двигаться вперед страна не может.

И уже очевидно, что, опираясь на попутчиков, главную роль в восстановлении порядка Порошенко отводит члену своей команды Яреме: став «всего лишь» генпрокурором и будучи профессиональным милиционером, он, по сути, получил статус куратора всех силовых структур, причем куратора более реального, чем был тот же Ярема в статусе первого вице-премьера.

Задача, стоящая перед генпрокурором, проста: государство должно вернуть к себе уважение, показать что оно и есть единственная власть. Грубо говоря, все должно быть строго по закону вне зависимости от того, под каким флагом закон нарушается. В СИЗО должны оказываться потенциальные зачинщики потасовки вне зависимости от того, из какого лагеря они были. Захватчики предприятий идут под суд вне зависимости от того, что они провозглашали. Все это, кстати, декларировалось и временной властью времен Яценюка — Турчинова, но для власти постоянной это уже не декларация, а осознанная необходимость.