В последнее время в стране начался бум всевозможных митингов, погромов и рейдерских атак, связанных с переделом бизнеса. Это существенно оживило рынок услуг по проведению публичных акций протеста. Этот бизнес сейчас переживает настоящий расцвет. «Репортер» решил выяснить, как дорого стоит организовать пикет в кратчайшие сроки, и пошел с митингом под Верховную Раду

— А давайте-ка я позвоню Васе Коту! — шутливо предлагает милиционер в глаженой рубашке и с рацией в руках. — Когда митинг ваш начался, он сразу убежал. Вы же кричите «Stop cats!», а он английский знает, учил для Евро-2012.

— А зачем Коту звонить? Поиздеваться? — спрашиваем у правоохранителя.

— Увидите! — насмешливо отвечает он, подносит рацию ко рту и вызывает милиционера Василия Кота. — 603-й! Кыс-кыс-кыс-с-с!

Компания из пяти его коллег в характерных синих рубашках взрывается хохотом.

— Да хватит уже! Весь день испортили эти коты под Верховной Радой! Что за фигня вообще? Когда они свалят? Кто все эти накуренные люди с плакатами?! — кричит в рацию сержант Кот, злой как собака.

Собравшиеся напротив центрального входа в Верховную Раду — вовсе не наркоманы, а студенты, безработные и парни в камуфляжной форме. Всех их объединяет то, что они — жертвы эксперимента журнала «Репортер». Любопытства ради мы захотели понять, как устроен бизнес на протестах и сложно ли сейчас организовать митинг за деньги.

Котомания в сетях

— Вася, если бы в Киеве закончились проплаченные акции, мы бы с тобой без работы остались! — смеется в рацию его коллега-шутник.

Милиционер раздражен и раздосадован, он отключается от связи. Василий Кот стоит на другом конце площади перед Верховной Радой, переговариваясь с коллегами исключительно по рации.

— Шо вы воды не подвезли людям? Жарко же! Хотя понимаю, для бешеных котов вода — не корм, — «волнуется» о митингующих худощавый мужчина невысокого роста в штатском с прозрачным наушником в правом ухе. — Зато плакаты вы им сделали яркие! А подарите мне тот, на котором написано «Не будь сКотом»! Я своему коту передарю, — загорелся мужчина.

— И мне тогда подарите! Мне тот, на котором коты в хлебе, — подключился его коллега в форме.

— Ну и мне уж тогда! — подошел третий милиционер из-за моей спины.

Всего у здания вместе с митингующими собралось несколько десятков милиционеров. Корреспондент «Репортера» как один из организаторов митинга коротает время вместе с ними.

Мирная акция протеста «Время котов прошло» проходит с 9:00 до 11:00 в будний день. Легенда митинга абсурдна, как и его название: светлая сила Партия Джедаев возмущена пропагандистcкой политикой, которая ведется в социальных сетях. Многие пользователи, равнодушные к событиям в стране, засоряют соцсети лишней информацией, отвлекают от важного происходящего — деятельности власти, борьбы с коррупцией, эффективной люстрации, побед на юго-востоке. Чаще всего «пачкают» соцсети посты и фотографии котиков, кошаков, котят и всяких пушистых.

— Партия Джедаев собрала светлую силу с двумя требованиями, — выкрикивает ведущая митинга в белой кепке и дешевом спортивном костюме. — Первое, адресованное депутатам Верховной Рады, — принять закон, устанавливающий госрегулирование в соцсетях. В том числе с целью запретить постить котиков в военное время. Второе требование — к Нацсовету по телевидению и радиовещанию. Мы просим прекратить трансляцию клипов и песен музыкальной группы «Эбонитовый колотун», идеолог которой Василий Ложкин является подвижником котомании в соцсетях.

— Граждане должны осознать, что котики — это опасный мыслевирус, и прогнать их из своего сознания, — выкрикивает второй ведущий митинга, полноватый мужчина невысокого роста, по манере вести себя напоминающий не адепта ордена рыцарей-миротворцев, а тамаду сельского клуба.

— Stop cats! Читайте серьезные новости! Думайте о серьезном! Не отвлекайтесь на кошачью пропаганду! — бесперебойно кричат митингующие. За их спинами равнодушные к происходящему, с отсутствующим выражением лиц стояли парни в камуфляжной форме, называющие себя представителями Самообороны.

Митинг «под ключ»

Как выяснилось, организовать «идейный» митинг в Киеве проще простого. Сделать это можно под любым госучреждением столицы, под любой бюджет, вкус и, как ни удивительно, на любую заданную тему. Пусть даже речь идет о запрете котов в соцсетях.

— Лозунги если готовы — пришлите. Но у нас есть люди, которые могут их написать, если нужно. И плакаты А3 подойдут? Просто изготовление больших транспарантов занимает время, за пару дней мы не успеем их напечатать. Думаю, в вашем случае достаточно бумажных, — сообщает нам один из трех потенциальных исполнителей будущего протеста, с которым мы пытаемся договориться о цене.

Параллельно ведем телефонные переговоры с двумя альтернативными компаниями, в одной из которых предупреждают сразу: политические заказы стараются не брать, поскольку партнеров фирмы уже «неоднократно кидали на бабки».

— Было много случаев, когда мы провели митинг, а денег не получили. Крупно попадали как на полиграфии, так и на массовках. Сейчас за политические заказы беремся не всегда и только по предоплате.

Подобные ситуации не редкость, так как эти услуги нелегальны и судиться с заказчиком невозможно.

В итоге вторая альтернативная компания по организации протестов все же согласилась организовать митинг, но заломила цену — 120 грн за одного «арендованного» на два часа митингующего. По среднерыночным ценам это дорого. Руководитель еще одной компании Сергей легко взялся за организацию митинга в три дня и цену не заломил.

— Итак, митинг у нас на 35 человек по 80 грн каждому за два часа, — говорит Сергей.

— Каков возраст митингующих? Поймите, люди за 40 лет будут странно смотреться с транспарантами о соцсетях, — уточняем мы.

— От 18 и до 30 лет.

— Есть разница в цене в зависимости от возрастной категории?

— Цена одинаковая. Людей в возрасте стоит приглашать, когда есть риск, что нагрянет милиция. Стариков жалеют. С другой стороны, пожилые люди менее выносливые и инициативные. А в каком месте вы хотите провести митинг? — задает встречный вопрос Сергей.

— Вот думаем, где лучше: под Кабмином, администрацией президента или Верховной Радой? Посоветуйте!

— Под АП вы будете оглашать требования президенту, а я думаю, ему не до этого, — впервые с начала наших переговоров о «кошачьем митинге» Сергей наконец-то хихикнул. Требования нужно предъявлять непосредственно под зданием парламента. Придут журналисты, зададут вопрос: «Почему акция проводится именно здесь?» Нужно продумать почему. Может, лучше в каком-то месте, связанном с социальной политикой, или даже под офисом «ВКонтакте»? Хотя нет, они подумают, что претензии к самой соцсети… — вслух размышляет Сергей.

Договариваемся, что митинг пройдет у стен Рады — и людей больше, и можно требовать законодательный запрет чего угодно.

— Вам нужен там «рупор» и спикер? — деловито уточняет Сергей.

— Э-э-э-э…

— Мы можем предложить своих, — быстро находится парень. — У нас есть несколько человек, они давно в этом бизнесе. Так что проблем не будет, просто объясните им тематику.

Сергей — истинный бизнесмен, умеющий продавать услуги своей фирмы.

— «Рупора» мы арендуем — до 250 грн в сутки. Еще 250 грн — оплата спикера. Дорого, потому что он главный заводила мероприятия. Но обязательно пришлите лозунги. Мы их на плакаты поместим. Докупим 10 ватманов и краску — это 100 грн, и еще около 300 грн нужно заплатить двоим людям, которые будут рисовать.

По его словам, работа эта сложная, кропотливая и почти творческая, а потому стоит денег.

— Смотрите, еще такой момент. У вас митинг на 35 человек. Если вы заказываете 10 ватманов, держать их будет 20 человек. Незадействованных остается еще 15 — ровным счетом ничего.

— А как вы предлагаете их «задействовать»? — интересуемся у Сергея.

— Я предлагаю просто взять на 5–10 человек больше. Поставить 20 в панораме (так организаторы называют часть митингующих, которые стоят с плакатами. — «Репортер») и еще 30 — в массовке.

— Хорошо, пусть их будет 40 человек. Хотелось бы придать мероприятию некой солидности и политически обезопасить. Нынче в моде приглашать на митинги активистов Майдана. Это сложно сделать для нас? — аккуратно уточняем у Сергея.

Вопрос его не смутил.

— Да, конечно. 10 человек мы организуем. Но вы смотрите, они ребята дорогие. Стоит ли игра свеч? Участие представителей Самообороны обойдется в половину бюджета вашего митинга! — предупреждает Сергей.

— О каких ценах вообще идет речь?

— Смотрите, за все и всех получается 4 100 грн. Цена — без парней в камуфляже. Рыночные цены майдановцев — от 70 до 100 грн в час, то есть еще плюс 2 тысячи грн. Договариваюсь через некоторых сотников «по дружбе». На определенные акции они могут и так прийти, их финансовые вопросы мало интересуют, важнее идейная составляющая. Могут помочь кому-то своему, кто на Майдане был.

— То есть тема котов их может и не заинтересовать?

— Я думаю, ребята в любом случае согласятся. Нет же в этой теме ничего плохого, в принципе, — серьезным тоном отвечает Сергей. Но обещает уточнить у ребят, перезвонить и финализировать сделку.

Спустя несколько часов Сергей подтвердил заказ.

— Смотрите, с парнями все окей! Договорились. Правда, они сказали, что тема несерьезная, плюс митинг будет длиться всего два часа, поэтому они возьмут по максимуму — 100 грн в час за человека.

Общая смета нашего мероприятия составила 6 тысяч грн.

Нелегальный, но справедливый

С исполнителем заказа мы встречаемся уже на следующий день в кафе за поворотом от редакции. Наш подрядчик — милый светловолосый парень до 30 лет предприимчивого типа.

— Скажите честно, у нас очень абсурдная акция? — начинаем мы деловую встречу, главная цель которой — обсудить организационные детали предстоящего митинга (ту часть, которую нельзя обсуждать по телефону) и отдать Сергею задаток в 4 тысячи грн.

— Честно? С кем ни общался, никто не может понять, к чему коты. Как вы себе вообще видите сюжет мероприятия? Кто начинает, кто заканчивает?

— Признаться, мы новички в этом деле. Что вы нам посоветуете?

— Честно говоря, с котами я тоже первый раз имею дело. Но в целом собираемся организованно за час до митинга, в восемь утра, около станции метро «Арсенальная». Выдаем людям плакаты и небольшими группами двигаемся к зданию Рады. Толпой идти не стоит. Спикер просто должен заводить, а передний ряд митингующих выкрикивать лозунги.

— А задний ряд?

— Это массовка. Вам нужно сегодня прислать подробное описание требований, что говорить и отвечать, на случай если приедет какое-нибудь ТВ и спросит: «Почему вы здесь стоите? Какая цель, требования? Как вы попали на акцию?»

— А вдруг митинг разгонят?

— А почему должны разгонять? Вообще, смотря какой митинг. Если выйдет сейчас пророссийский митинг с русскими флагами — только пятки будут сверкать.

— Ребята из Самообороны, которых вы прикрепляете к митингу как средство от разгона, — по-честному, кто они на самом деле? Это представители Майдана или переодетые в камуфляж обычные люди?

Сергей замешкался, сначала сделал жест рукой — об этом ни слова, но, повременив несколько секунд, ответил:

— Ну, вообще, да, они представители Майдана. Просто они не любят об этом говорить… Они собираются ехать в Славянск, и у них не хватает экипировки. Нет денег, чтобы закупить бронежилеты.

— Выходит, они подрабатывают на митингах, чтобы экипироваться на войну. Неужели нет более эффективных способов найти финансовую поддержку для героев Майдана? Спонсоры, например.

— Они помогают точечно. Выделяют жилье — уже помощь. А чтобы помочь всем, финансов не хватает. Один бронежилет стоит 9 тысяч грн.

Пришло время платить аванс, и предварительный план сбросить цену провалился. После истории о бронежилетах неловко было просить у Сергея скидку в 200 грн.

Беглым почерком Сергей написал расписку без печати, показал свой паспорт, и встреча стала подходить к концу. Напоследок заговорили об особенностях его бизнеса.

— Сергей, вам не страшно работать на этом рынке?

— Я не один такой. По Киеву этим бизнесом «правильно» занимается до 10 человек. Чаще они работают сами на себя, некоторые — под рекламным агентством.

— В 2012 году Руслана Б., известного организатора киевских митингов, выбросили с 16-го этажа, после того как он на камеры рассказал, что депутат от Партии регионов Олег Калашников собрал двухтысячный митинг и никому не заплатил.

— Если серьезный человек готов дорого платить за митинг, а ты вызываешь все камеры и подставляешь его, рассказывая гадости СМИ, то естественно, что тебя захотят наказать. Кроме того, этот Б. был аферистом и сам задолжал большую сумму денег. А я не боюсь, потому что не вывожу на митинги титушек, не устраиваю погромы. Бояться должны те, кто занимается рейдерством и громит офисы.

— Часто погромы проходят при участии людей в камуфляжной форме. Кто они?

— Говорю честно, как есть. Громит не Самооборона. А что, сложно одеть людей в камуфляж? У исполнителей погромов есть много знакомств, они нанимают спортивные клубы, охранные фирмы. При этом абсолютно все равно, что бомбить. Вы дадите деньги разбомбить «Арену», — Сергей указывает в сторону «Арены Сити», — и они даже не спросят зачем. Главное — вот, — наш собеседник трет большим пальцем об указательный, изображая деньги.

— Дорого ли организовать погром или рейдерский захват?

— Ребята, которые занимались подобным, за два дня покупали себе в Киеве квартиру. Выходит, за такую акцию с криминалом — там, где есть погром, коктейли Молотова, — расценки колеблются от $35 до 50 тысяч за акцию. Сейчас вот идет рейдерский захват на Нивках, бомбят предприятия на Святошино. Вообще передел бизнеса сейчас проходит очень активно, поэтому все оживились.

Сергей на минуту замолкает.

— Если вам интересно, я могу познакомить с людьми, которые этим занимаются. Мне с ними пересекаться неприятно. Есть разные люди в этом бизнесе. Есть гниды, которые берут деньги от заказчика, садятся в машину и уезжают. Иногда на митинг приходят люди без копейки в кармане, стоят в результате у метро — денег на жетон нет. А заказчик свалил. И таких по Киеву тоже с десяток. И к ним все еще обращаются люди и даже целые организации. Вот устроить бы митинг против таких аферистов и потребовать от государства защиты прав обманутых людей.

— А как государство может на них повлиять, если бизнес у вас нелегальный? Вы же не платите налоги и отчисления в соцфонды за этих людей.

— Это понятно. Но мы работаем справедливо.

На этой ноте встреча закончилась, каждый отправился по своим делам: мы — дописывать лозунги и текстовки для спикеров митинга, Сергей — собирать людей.

Время котов пришло

Последней каплей в котле абсурда «кошачьего митинга» стал тот факт, что Верховная Рада отменила свое заседание. Главными зрителями собравшихся на площади у центрального входа в парламент девушек и парней были милиционеры. Это никого не смутило, все шло по предварительно намеченному плану, ребята честно отрабатывали деньги. Сергей взволнованно следил за процессом, переживая, все ли устраивает заказчика: достаточно ли громко кричат, ровно ли держат плакаты.

Митингующие крепко держали постеры и звонко выкрикивали лозунги, часто путаясь в падежах и смыслах.

— Скажите, а что это за светлая Партия Джедаев? — мы решили не только организовать митинг, но и проинтервьюировать митингующих, чтобы понять, насколько они прониклись идеей.

— Да это против котов партия, — ответил самый веселый из собравшихся рыжеволосый парень.

— Идеология заключается в том, чтобы запретить этих животных?

— Ну вот как-то так. Против эбонитовых котов, — молодой человек прыскает от смеха.

— А у вас есть кот?

— Был до того, как вступил в партию.

— А что же с ним произошло?

— Его собака съела. Нам вообще не положено котов заводить.

— А почему у вас коты на плакатах полосатые?

— К нам в партию других и не берут, — нашелся собеседник.

Каждая реплика парня сопровождалась диким смехом его ситуативных коллег. Все подшучивали сами над собой. Спустя несколько минут тот самый рыжий парень достал свой смартфон из кармана и открыл страницу в соцсети. На его аватарке красовался кот.

— Мы в поддержку армии вышли, — выкрикивает из толпы парень лет 17. — Сколько ж можно засорять новостные ленты этими котиками, когда в стране такое происходит?!

— А как же коты на армию влияют?

На этот вопрос митингующий ответить не мог. Он покраснел и прикрыл лицо плакатом.

— Ребята, а как долго вы митинг свой готовили?

— Долго. Но сколько именно, я сказать не могу. Мне, например, вчера позвонили и сказали, что нужно прийти на акцию против котов в соцсетях, — ответил кто-то из митингующих.

— А кто же вам позвонил? Руководители партии?

— Нет, не они. Я вам этого рассказать не могу. Это секрет.

— А кто тебе такой классный плакат нарисовал? — спрашиваем у высокого молчаливого парня с постером в руках.

— Это мы сами в «Пэйнте» делали. Совсем не сложно было. Честно тебе скажу, работы всего на пять минут.

Видно было, что для собравшихся «кошачий» митинг был всего лишь поводом заработать лишние 50 грн и от души посмеяться.

Прохожих и зевак тоже веселил дух протеста и «кошачья» тема митинга. Причем, к нашему большому удивлению, очень быстро нашлись искренние сторонники акции из числа случайных прохожих.

— Я считаю, что в соцсетях за этими котами скрываются бандиты и террористы! — абсолютно серьезно рассказывает пожилая женщина, примкнувшая к митингующим. — О такой партии я никогда не слышала, но уже ее поддерживаю.

Еще одна случайная прохожая вдруг начала выкрикивать «Stop cats!», размахивая руками.

— Вам тоже коты мешают?

— Мне никто не мешает. Просто я уже давно слышала, что эти коты несут какую-то ложную информацию. За страницами в соцсетях с фотографиями котов стоят люди, которые во время массовых каких-то событий обмениваются информацией. Эти коты даже якобы связаны с разведкой и СБУ. А ребят я просто так поддерживаю, считаю, что они за правое дело стоят.

В какой-то момент к митингующим подошел седовласый иностранец из ОБСЕ. Кто-то на ломаном английском попытался объяснить ему, в чем суть протеста. Он потер затылок и молча ушел.

— А вам нравится, что люди такой интерес к вам проявляют, еще и иностранцы?

— Да какая мне разница, кто он, — выкрикивает все тот же рыжий парень. — Вот если бы он мне 100 долларов дал — другое дело.

— А зачем же вам его деньги? Вы же за идею стоите.

— Идея — идеей, а 100 долларов не помешали бы.

Руки под бронежилетом

— Если вы сейчас не разойдетесь, я сам мяукать начну, — спустя два часа, когда митинг начал подходить к концу, сказал один из милиционеров.

— Так а чего вы не уходите? — спрашивает журналист «Репортера», по совместительству организатор митинга.

— Охраняем вас. Хотя у вас тема такая, что эти «копченые» трогать вас не должны, — говорит мне мужчина с наушником из компании правоохранителей.

— «Копченые»? Это вы о ком?

— Ну да, мы так называем майдановцев. Они же там подкоптились в огне. А сейчас тут сидят, а не в Донецк едут. Если бы вы были против АТО — они бы тут под ВР прям кипиш устроили. Не раз уже разнимать приходилось.

— Почему вы тут, а не в Донецке? — адресую вопрос главному от Самообороны.

Он экипирован по полной: в военной форме, бронежилете и кепке с вышитым красным гербом. Его друзья не до конца соблюли дресс-код: кто-то надел только камуфляжные штаны, а кто-то всего лишь набросил форменную рубашку на плечи. Один из них пришел в шортах-гавайках.

— Не в Донецке, потому что занимаюсь тем, что поставляю с ребятами туда необходимые вещи: носки, бронежилеты. Они нам безумно благодарны! Кроме того, я пока «держу» Майдан, — серьезным тоном отвечает лидер митингующего «отряда». Руки он прячет под бронежилетом. — Чтобы ты понимала, я бы хрен пришел на эту акцию, были бы финансы. Никакого финансирования для нас нет, ни фига вообще! А так заработали, хоть есть что покушать.

— Почему ребята сидят с таким унылым видом? Они еле на ногах держатся, — указываю на его друзей, большинство из которых устали стоять на жаре и разлеглись в тени под деревьями.

— Так а что ж ты хочешь, я еле всех поднял! Ночью патрулировали.

— Где?

— Как где? На Майдане! Его же неделю назад захватить хотели, перестрелка была.

Ровно в 11:00, ни минутой позже, наш эксперимент подошел к концу. Сергей глянул на часы и мягко и тихо скомандовал: «Расходимся. Так же незаметно, как и пришли, мелкими группами».

— Вы довольны нашей работой? — заискивающе и с надеждой посмотрел Сергей, принимая положенный за митинг остаток суммы в 2 тысячи грн.