Сбитый в небе Донбасса малайзийский авиалайнер «Боинг-777» может стать точкой перелома истории и спровоцировать мировую войну. Корреспондент «Репортера» побывал на месте падения самолета под деревней Пелагеевка в первые же часы после трагедии и убедился в том, что мировая история ускоряется без фанфар — уныло, буднично и кроваво

— Сбитый самолет? Та это там, по-над посадкой, через поле. Там уже много наших побывало. Любого спросите — покажет! Там уже много машин проехало за сегодня, увидите, колея накатана. А цигаркой не угостите? — буднично говорит мне пожилой пенсионер из деревни Грабово.

Дедуля — само равнодушие к упавшему самолету. Его сегодня спрашивают дорогу явно не первый и не последний раз — на место падения устремились все журналисты, аккредитованные в Донецке.

То, что мне там довелось увидеть… Тела погибших напоминают какие-то нелепые манекены. Большинство лежат в неестественных позах: тела переломаны, перекручены смертельным взрывом и падением с многокилометровой высоты. Трудно поверить, что эта жуть — не фильм ужасов, а реальность. Лица некоторых погибших искажены предсмертным ужасом, рты раскрыты в беззвучном крике.

Большая часть предметов перемешаны с фрагментами тел, некоторые вещи целы. Много детских игрушек и сувениров — маек с надписями I love Amsterdam с красным сердечком. Видны детские коляски. В поле натыкаюсь на тело совсем маленького мальчика, оно вытянуто и перекручено на 180 градусов. Рядом лежит тело женщины, в судорожно сжатой руке подлокотник кресла самолета.

Неприятно, но факт: для многих жителей сел, возле которых произошла трагедия, падение самолета — что-то вроде цирка. Молодежь с удовольствием делится впечатлениями с журналистами и вовсю соревнуется в выкладывании в социальные сети и YouTube видеороликов, запечатлевших шлейф дыма во время падения лайнера, и шокирующих кадров растерзанных тел на полях.

— А что, плакать, что ли? Упал и упал самолет. Пусть плачет тот, кто его сбил. Мы ж не виноваты в катастрофе! — сплевывает парень возле универсама в Торезе.

— Все, кто мог, сразу рванули туда, к месту падения. Ну и пофоткались немного на обломках. Так, на память. Если бы могли спасти кого, спасли бы, мы ж не звери. Но спасать там было некого. Люди уже мертвыми падали с неба, — оправдывается, хоть я его и не обвинял, приятель парня, отхлебывая пиво из двухлитровой пластиковой «соски»-бутыли.

Между тем многим даже не пришлось ехать к месту трагедии — тела, вещи и обломки самолета упали прямо во дворы, на крыши домов и огороды.

— Я на огороде работал, когда этот самолет упал. Разогнулся над грядкой, и тут вот оно прилетело прямо с неба и шлепнулось, — указывает ладонью на место падения человеческой ноги Валентин из деревни Пелагеевка. На крышу его дома тоже упала часть тела — обрывок человеческой кисти.

— Жена перепугалась, начала кричать. Я ее понимаю, конечно же, не каждый день такие «подарочки» с неба падают. Прикрыл простынкой, потом спасатели пришли, забрали все, что упало, — добавляет пенсионер.

Жуткие обломки, вещи и части тел пассажиров «Боинга» упали во многие дворы окрестных сел. Сейчас спасатели находят фрагменты тел и даже целые трупы на расстоянии нескольких километров от места падения фюзеляжа — в поле у дороги между Пелагеевкой и Грабово. В эпицентре сразу после падения фюзеляжа, части хвостового оперения и багажного отделения даже возник пожар, который лишь спустя несколько часов удалось потушить спасателям.

— Я стоял на улице с друзьями. Вдруг что-то бабахнуло, но очень далеко. Был странный звук, как будто гром перед грозой, — рассказывает житель деревни Рассыпное Вячеслав. — Один из моих друзей даже сказал, что дождь скоро пойдет. А потом мы увидели дымный шлейф, как в кино, когда самолеты падают. На огород соседа минут через пять грохнулся здоровенный чемодан. А на огород рядом — часть тела!

На месте основного падения дымится каша из обломков, фрагментов тел и личных вещей пассажиров. Через дорогу — часть фюзеляжа, кусок крыла и фрагмент хвостового оперения лайнера. Даже при беглом осмотре на крыле заметны странные повреждения, как будто кто-то проткнул его насквозь длинными спицами. Пробоины от этих «спиц» овальные. Также видны продольные круглые царапины. Они похожи на следы от касательных попаданий дроби или картечи, которые я с друзьями видел на досках после пристрелки новеньких охотничьих ружей.

В зоне крушения самолета уже работают спасатели МЧС. Их основная задача — собрать человеческие останки и сохранить их для экспертизы и выдачи родственникам. Задача не из легких. В день трагедии здесь стояла температура выше 30 градусов. А телами и их фрагментами буквально усеяна территоря в несколько десятков гектаров. Спасатели и волонтеры цепочкой идут по полю и отмечают вешками с белыми тряпками места обнаружения трупов.

Странное заявление «главнокомандующего армией ДНР» Игоря Гиркина о том, что тела пассажиров были несвежими и от них исходил сильный трупный запах, — нелепость, его я не почувствовал. Тела еще не успел тронуть тлен. Над местом падения висел совсем другой запах — запах свежей гари, горелого человеческого тела, крови, развороченных внутренностей. Это запах смерти, которая произошла совсем недавно.

На груде вещей валяются чудом уцелевшие бутылки виски из дьюти-фри. Чуть поодаль лежит смешная тряпичная мохнатая обезьянка. Рядом с ней — раскрытая тетрадка с рукописным текстом на голландском языке. Фотографирую, позже в редакции переведут текст. Окажется, что это путевой дневник неизвестной девушки, датированный 2013 годом, в нем погибшая пассажирка описывала свои впечатления от турпоездки в Италию.

Нервы некоторых волонтеров не выдерживают страшного зрелища. Их оперативно откачивают в палатках МЧС, где предусмотрительно приготовлены успокоительные. У других, напротив, нервы крепче стальных канатов. Один из волонтеров, поглядывая на стоящих рядом журналистов, во всеуслышание начинает проводить «политинформацию», мол, во всем виноваты «укры и бандерлоги, сбившие самолет».

Неприятно об этом говорить, но некоторые местные жители не удержались от соблазна заняться мародерством. Сейчас место падения оцеплено постами ДНР, однако в первые часы после катастрофы несколько человек успели завладеть вещами погибших. Факты мародерства, происходившего сразу же после авиакатастрофы, донецкие СМИ предпочитают не афишировать. Местные жители тоже сейчас стараются не упоминать о том, что происходило до приезда ополченцев ДНР и спасателей.

О том, что с места крушения пришлось отгонять мародеров, мне рассказали охранявшие зону трагедии ополченцы:

— Несколько человек из местных приехали сюда на мопедах первыми. Начали фотографироваться на мобильники на фоне обломков. Были и такие, что приехали мародерствовать: подбирали мобильные телефоны, рылись в вещах погибших. Когда мы сюда прибыли, некоторые шли с оттопырившимися карманами. Остановили уродов, изъяли вещи. Поначалу даже хотели задержать и кинуть в подвал — мародеры сильно возмущались, когда у них забирали добычу. А одного урода даже поймали, когда он пытался стащить золотое кольцо с трупа. Арестовывать не стали. Ограничились тем, что хорошенько набили морду и изъяли вещи, потом отдали их спасателям. Также пришлось проехать по поселкам и выставить охрану возле частей самолета — потихоньку начинали тащить металл по домам. Но мы быстро все это пресекли, уже через час все было под охраной.

Между тем, несмотря на заявления ополченцев, что все под контролем, даже на следующий день после трагедии охрана места крушения была «дырявой» — всего несколько постов на дорогах. А по полям к обломкам самолета можно было пройти совершенно свободно. Лишь через сутки зона падения была почти полностью заблокирована ополченцами ДНР. К месту катастрофы пустили наблюдателей ОБСЕ, однако «черные ящики» и некоторые части фюзеляжа перевезли в Донецк.

Безусловно, после трагедии было высказано множество версий катастрофы, однако есть среди них и несколько ясных, объективных наблюдений. По мнению пилота гражданской авиации Алексея Розбаша, о том, что авиалайнер был сбит, говорит тот факт, что тела людей падали с неба отдельно от обломков корпуса самолета.

— Самолет разрушился на большой высоте, пассажиры буквально вываливались из обломков лайнера. По информации авиадиспетчеров, самолет пропал на высоте около 10 600 метров. Конструкция «Боинга-777» была когда-то спроектирована так, что лайнер может планировать даже после того, как отказали двигатели, и пытаться совершить аварийную посадку. Но если в крылья попадает посторонний предмет, то из-за огромной скорости несущие плоскости начинает «лохматить» — возникают аэродинамические повреждения. С этого момента до полного разрушения корпуса проходят секунды, — утверждает летчик.

Характер поражения обломков ясно указывает на то, что самолет был сбит ракетой, возможно, из установки типа «Бук». Более того, установку «Бук» у ополченцев видели местные жители, не исключено, что ту самую. По словам жителя Тореза, бывшего прапорщика войск ПВО СССР, за сутки до трагедии он видел, как ополченцы ДНР везли ракетную установку и заряды к ней.

— По дороге со стороны Донецка шла колонна техники, в том числе и зенитная установка «Бук». Сверху она была накрыта брезентом, но я могу опознать эту технику даже по очертаниям. Зачем и куда везли, не знаю. Но странным образом все это потом «совпало» с крушением, — признался по секрету бывший военнослужащий.

Косвенных свидетельств очень много. Среди них и те, вокруг которых в интернете идет страшная ругань. Большинство мировых лидеров прямо или косвенно обвиняют ополченцев. Но, как бы нам ни хотелось получить ответ сейчас, на момент сдачи этого номера в печать полной ясности еще не было. Ведь только обнародованные данные объективного контроля и итоги международного расследования дадут окончательный ответ на вопрос, кто именно виноват в страшной трагедии.

Стоящие рядом со мной на месте катастрофы вооруженные дээнэровцы негромко переговариваются: «Сначала я думал, что это манекены. Много чего видел. Как наши пацаны умирают, видел. Но такого ужаса не видел еще никогда!»