Парламент принял пакет законов, резко расширяющих права и полномочия власти в ущерб правам и свободам граждан. Это грозит законсервировать на долгие годы коррупционно-олигархическую модель управления страной

16 января Верховная Рада приняла пакет законов об ужесточении наказания за акции протеста. Эти законы тогдашняя оппозиция назвала диктаторскими. Уже через несколько дней после этого на Грушевского начались кровавые столкновения, а к концу февраля режим Виктора Януковича пал. В середине августа Верховная Рада по инициативе правительства приняла законы, в сравнении с которыми «пакет 16 января» кажется детским лепетом.

Действительно, трудно сравнивать запрет на езду в автоколоннах, который хотел ввести напуганный Автомайданом Виктор Федорович, с правом на тотальное закрытие счетов и арест активов без решения суда, что содержится в «августовском пакете». Слабые голоса нынешней оппозиции, которая тоже называет эти законы диктаторскими, мало кто слышит. Куда мощнее звучит хор голосов в их защиту: на дворе война, и ради победы в ней все средства хороши.

Впрочем, сколько война продлится, никто не знает. Зато уже сейчас ясно, что эти законы создают принципиально иную политическую и экономическую реальность в стране. В которой нет места компаниям, политикам и СМИ, никак не связанным с правящими чиновничье-олигархическими кланами. Модель экономики «только для своих», которую с немалым трудом пытались выстроить Леонид Кучма и Виктор Янукович, сейчас получила все шансы на свою полную легитимизацию и тотальное внедрение.

Санкции против всех

Закон о санкциях — ключевой элемент новой политико-экономической конструкции. Им определяются основания, виды и порядок применения специальных экономических санкций в отношении лиц и стран, которые представляют угрозу национальным интересам Украины. Особенность этого закона в том, что санкции можно применять против всех: против иностранных государств и их юридических лиц и граждан, а также против украинских граждан и предприятий. При этом санкции вводятся президентом без всякого суда и следствия, что по меньшей мере плохо согласовывается со статьей 62 Конституции, в которой определено, что лицо считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет установлена обвинительным решением суда.

Те же европейцы или американцы не вводят санкции против собственных предприятий и граждан — только против иностранных. Да и предложенный механизм внедрения санкций (по решению Совбеза санкции вводятся в действие указом президента и утверждаются постановлением Верховной Рады), мягко говоря, плохо соотносится с Основным законом — в Конституции соответствующие полномочия главы государства и парламента не предусмотрены.

В новом законе описано 28 видов санкций, начиная с лишения государственных наград и заканчивая блокированием активов, арестом счетов и пр. При доработке текста документа из него изъяли такую санкцию, как запрет на деятельность партий, движений и СМИ. Впрочем, их при желании можно «накрыть» иными инструментами, предусмотренными этим же законом. Например, заблокировав счета и арестовав активы.

Восемь правозащитных организаций, в том числе Украинский Хельсинский союз по правам человека и Amnesty International, подписали петицию с просьбой не допустить принятия закона о санкциях. По их мнению, закон противоречит Конституции страны, действующему законодательству и международным обязательствам Украины. По словам правозащитников, основания для введения санкций слишком размыты (например, «установление фактов нарушений Общей декларации прав человека»), а сам перечень санкций не закрыт — Совбез может вводить и «иные санкции, если они отвечают принципам, установленным этим законом».

Отметим, что такая размытость определений и всеохватность санкций создают основу для закрытия любого предприятия, уничтожения любого бизнеса, репрессий против любого неугодного власти гражданина. Если на то будет воля СНБО, президента и парламента. На практике это означает, что вести бизнес в стране теперь можно, лишь заручившись крепкой поддержкой (а то и поделившись долей) одного из правящих кланов.

В принципе, это было распространено в стране всегда. Но все-таки не тотально: во многих секторах можно было пробиться новым лицам, а власти не всегда удавалось сходу раздавить неугодный бизнес — для этого нужно было предпринимать немало сложных, но формально необходимых телодвижений: проверки, суды, допросы, санкции на арест и пр. Более того, даже в самые суровые для оппозиции времена (при позднем Кучме и при Януковиче) многие ее представители весьма успешно вели бизнес, договариваясь по ходу дела со всеми проверяющими органами. Теперь с этими остатками либерализма и демократии придется распрощаться: или вписывайся срочно в систему, или тебе конец. Кланово-олигархическая модель страны будет законсервирована надолго.

Люстрация как способ сделать чиновников ручными

Идея законопроекта о люстрации, принятого в первом чтении, более чем благая — очистить власть от чиновников прежних времен. Однако то, как эта идея сформулирована, превращает данный закон в еще один элемент конструкции тотального контроля над государственным аппаратом со стороны правящих кланов. Только если закон о санкциях касается в большей степени бизнеса, то этот — государственных чиновников. Он вводит для сотен тысяч из них фактический запрет на профессию, что позволит быстро заполнить освободившиеся должности людьми, которые входят в обойму новой власти.

В проекте предлагается установить процедуру специальной проверки — люстрации — для получения права как быть назначенным на высокий государственный пост, так и сохранить возможность дальнейшего пребывания на занимаемой должности.

Под процедуру люстрации подпадают: члены правительства, руководители ведомств, народные депутаты, армейские офицеры, судьи, милиционеры, прокуроры, дипломаты, а также все государственные служащие и служащие органов местного самоуправления — всего почти 1 млн человек.

Проект возлагает обязанность по проведению люстрации на руководителя соответствующего органа власти, кроме ряда исключений: к примеру, люстрировать кандидатов в депутаты и президенты, а также самих депутатов и президента будет ЦВК. При этом сами проверки проводятся комиссиями, созданными Национальным агентством во вопросам госслужбы.

Сама люстрация не страшна, это всего лишь проверка правдивости биографических данных и данных декларации о доходах. Эти проверки проводятся и сейчас, просто называются они по-другому: специальная, или антикоррупционная проверка.

Опасность закона в другом. Он вводит временный (на 10 лет) запрет на госслужбу и политическую деятельность для нескольких десятков категорий граждан Украины, а это сотни тысяч человек. Так, если этот закон будет принят, то о карьере чиновника или политика могут забыть:

• члены правительства, которые занимали свои должности с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014-го, в том числе Петр Порошенко, который был министром в правительстве Николая Азарова (правда, должность президента как выборная под люстрацию не подпадает);

• руководители ведомств, прокуроры, вплоть до заместителей районных прокуратур и руководителей территориальных подразделений министерств и ведомств;

• руководители всех рангов в МВД и налоговой милиции;

• сотрудники правоохранительных органов, которые запятнали себя участием в попытках разгона Евромайдана;

• агенты спецслужб иностранных государств;

• лица, которые публично поддерживали ДНР и ЛНР и призывали к сепаратизму.

И еще целый ряд других категорий граждан Украины, в том числе все граждане, которые работали на руководящих должностях в КПСС от районного уровня и выше; все бывшие руководители ВЛКСМ, в том числе и Александр Турчинов (секретарь по идеологии Днепропетровского обкома комсомола); все бывшие штатные сотрудники КГБ и выпускники школ КГБ, в том числе и Александр Наливайченко; все бывшие замполиты, а также все лица, которые имеют двойное гражданство, как Игорь Коломойский, и те, кто внесен в Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные правонарушения, не говоря уже о лицах, которые предоставили недостоверную информацию в рамках люстрационной проверки или не предоставили согласие на проведение такой проверки.

Все лица, которые не прошли люстрацию, подлежат увольнению с запретом занимать какие-либо значимые должности сроком на 10 лет. Соответствующее решение публикуется на сайте Нацагентства госслужбы.

Впрочем, ограничения закона не распространяются на участников АТО, так что у всех вражеских агентов и предателей есть прекрасный шанс сохранить свою карьеру — записаться в один из добровольческих батальонов.

По мнению правозащитника Владимира Яворского, законопроект является популистским и не может быть реализован на практике из-за размытости его положений, а именно:

• в проекте нет единого органа по проведению люстрации, в каждом ведомстве создается своя комиссия, а вся ответственность за люстрацию возлагается на руководителя соответствующего ведомства;

• слишком широкий перечень лиц, которые подвергаются люстрации: все без исключения госслужащие и служащие органов местного самоуправления, вплоть до секретарей сельсоветов, при этом закон не дает ответа на вопрос, кто придет на место уволенных;

• безусловное увольнение всех руководителей милиции приведет к фактической ликвидации МВД — служить останутся исключительно рядовые и сержанты, а на руководящие должности будут назначены люди без опыта работы;

• требование предоставить декларации всех родственников, включая правнуков и прадедов, за последние три года физически никто не сможет выполнить, а фактически это означает, что на госслужбе смогут работать только одинокие или те люди, все родственники которых последние три года подавали декларации, то есть также работали на госслужбе.

Владимир Яворский считает, что принятие закона о люстрации в предложенном виде является дискредитацией идеи очищения власти, а сам закон может применяться только выборочно, в ручном режиме, на основании субъективных, а не объективных критериев.

Отметим, однако, что в столь странной на первый взгляд «тотальности» закона есть своя логика. Уволить государственного чиновника не так просто. И по формальным причинам (трудовое законодательство на его стороне), и по неформальным (у чиновников со стажем накопились большие связи, которые нередко позволяют оставаться на должности даже вопреки воле непосредственного начальника, поставленного новой властью). Поэтому даже сейчас на волне постреволюционной эйфории и «военной необходимости» процесс идет ни шатко ни валко. Данный закон позволяет резко ускорить замену «чужих» чиновников на «своих», которые будут точно знать, в чьи карманы нести административную ренту, собираемую с вверенных отраслей и территорий.

Заочно осужденные

Еще один важный кирпичик в новой схеме управления страной — принятый в первом чтении законопроект «О неотвратимости наказания за преступления против национальной безопасности, общественного порядка и коррупционные преступления».

Он направлен против тех неблагонадежных лиц, которые, как это водится в украинской оппозиции, во все времена пытаются пережить суровый период за границей.

Закон вводит заочные суды против «террористов» и «коррупционеров» и возвращает конфискацию по целому ряду преступлений, начиная с диверсии и заканчивая созданием незаконных вооруженных формирований.

Обе части проекта — и касательно конфискации имущества, и в отношении введения заочных судов — серьезно изменят не только правовой, но и социально-экономический ландшафт страны.

Прежде всего все «полит-беженцы» должны будут по-прощаться со всякими перспективами участия во внутриукраинской политической и экономической жизни. Их осудят заочно и отберут все имущество.

Второй интересный аспект этого закона — перспектива тотального раскулачивания донецкого бизнеса и отъем имущества у жителей Донецкой и Луганской областей (а также у жителей других регионов, заподозренных в связях с террористами).

Согласно закону, все, кто поднял оружие против украинской армии в зоне АТО, — террористы, не только арестованные, но и убитые и сбежавшие в Россию. Их имущество (как правило, это квартиры и автомобили) будет конфисковано, их семьи останутся на улице. Сотни, тысячи женщин и детей в Донбассе останутся без жилья, с клеймом членов семьи изменников Родины. В случае бегства в Россию эти люди фактически лишаются возможности в будущем вернуться в Украину — статья «Терроризм» срока давности не имеет. Местной элите — депутатам, прокурорам, судьям и милиционерам, руководителям крупных предприятий и бизнесменам — придется не слаще.

Подавляющее большинство из них можно будет подвести под статью «Пособничество террористам» с теми же последствиями: конфискация имущества и активов (желающих «настучать» на них найдется немало). Итак, вскоре после окончания АТО большинство предприятий Донбасса — не только заводов, но и магазинов, кафе, СТО — может быть национализировано и впоследствии продано новым собственникам. Понятно, что эти новые собственники также, скорее всего, будут людьми отнюдь не чужими правящим кланам, которые таким образом устроят перераспределение собственности в крупнейшем регионе страны.

ЗАКОНЫ ДЛЯ АТО

Парламент принял также несколько законов, которые регулируют отношения граждан и государства в зоне АТО. Приводим положения важнейших из них

Об условиях применения силы, специальных средств и огнестрельного оружия в районе АТО

Действующее законодательство предписывает сотрудникам милиции применять оружие исключительно в виде крайней меры, после предупреждения и только в случае угрозы жизни со стороны преступника. Принятый закон позволяет милиционерам применять в зоне АТО оружие и спецсредства без предупреждения, даже если боевики своими действиями не представляют угрозы жизни милиционеров или мирных граждан. Все участники незаконных вооруженных формирований в зоне АТО автоматически приравниваются к террористам, их можно убивать, не опасаясь суда и следствия.

По мнению правозащитников, принятие этого закона приведет к легитимизации неоправданного насилия. Террористов следует уничтожать только в том случае, если их действия несут угрозу другим людям: бойцам АТО, заложникам или мирным жителям. Во всех остальных случаях милиционеры должны задерживать, а не расстреливать боевиков.

Об особом режиме досудебного расследования в зоне АТО

В зоне АТО полномочия следственного судьи переходят к прокурору. Так, прокурор, а не судья будет принимать решение об обыске, о проведении негласных следственных мероприятий в отношении лиц, подозреваемых в терроризме. По мнению экспертов Харьковской правозащитной группы, даже в зоне АТО не могут быть ограничены полномочия судов. В законе «О правовом режиме чрезвычайного положения» недвусмысленно говорится, что на территории, где введено чрезвычайное положение, правосудие отправляется исключительно судами, а введение каких-либо сокращенных или ускоренных форм правосудия прямо запрещено статьей 31 Конституции. Владимир Яворский, эксперт Хельсинской правозащитной группы, считает, что этот закон, как противоречащий Конституции, должен ветировать Петр Порошенко, поскольку данный документ нарушает базовые гарантии прав человека и возвращает Украину в советские времена, когда прокурор был вершителем судеб граждан страны.

О превентивном задержании в районе АТО лиц, подозреваемых в терроризме

По решению областного руководителя МВД или СБУ, санкционированного прокурором, допускается превентивное задержание лиц, подозреваемых в терроризме на срок до 30 суток (сейчас 72 часа). По истечении этого времени решение о продлении срока ареста принимает суд. Основная причина принятия закона — фактический развал в Донбассе судебной системы: судьи либо боятся выходить на работу, либо разбежались, либо пошли воевать (по обе стороны фронта). По мнению правозащитников, превентивное задержание сроком на 30 суток фактически является содержанием под стражей, следовательно на такого человека должны распространяться гарантии, предусмотренные статьей 29 Конституции, согласно которой содержание под стражей в течение 72 часов должно быть санкционировано судом. Если в течение трех суток с момента задержания ему не вручено мотивированное решение суда о содержании под стражей, задержанный должен быть немедленно освобожден. При этом статья 64 Конституции устанавливает, что такое право гарантируется даже после введения военного положения.