Сотня «регионалов», в феврале переметнувшихся из лагеря Виктора Януковича в лагерь победившей революции, сегодня ощущает себя «кинутой». Полгода назад в обмен на голосования за возвращение парламентско-президентской республики и отстранение еще не сбежавшего в Россию президента им обещали неприкосновенность нынешнего парламента до октября 2017 года. На этой неделе последние надежды перебежчиков сданы в утиль: Петр Порошенко назначил досрочные выборы. Тоже на октябрь, но 2014-го.

У нынешнего президента моральных обязательств за февральские обещания не было: их давали Александр Турчинов и Арсений Яценюк, в то время как Порошенко еще находился во втором ряду топ-политиков. Однако решение далось ему тоже нелегко, поскольку со стороны все той же «болотной сотни» ему постоянно шли посулы и клятвы в верности в обмен на сохранение мандатов при одновременных угрозах скрытого и открытого саботажа. Потому гарант и поспешил с указом — чтобы не дать себя уговорить. И чтобы не давать больше времени на создание новой коалиции, способной предотвратить смерть Верховной Рады седьмого созыва

В утиль

Анатолий Кинах, Владимир Литвин и десятки других политиков того же плана считали себя звездами, способными светить на любом небосклоне. Но оказалось, что все они были лишь спутниками в звездной системе Януковича. Их использовали для слома старой системы, но для системы новой они не нужны. Кто-то из них, конечно, сумеет выжить, окучив округа на юге и в центре либо купив места в списке Олега Ляшко или Анатолия Гриценко, но их влияние будет мизерным.

Игорь Еремеев, создававший свою «Суверенную европейскую Украину» при содействии Андрея Клюева, а в результате создавший ее в новую эпоху, рассчитывал с помощью группы, входящей в коалицию, защищать свой бизнес. Такие же расчеты были у Тариэла Васадзе и Леонида Климова. Через три месяца сколоченные ими недешевые проекты будут сданы в утиль, и в новом парламенте у них не будет своих групп влияния. А это означает огромную угрозу для их бизнеса. Именно поэтому многие из этих товарищей, скорее всего, пойдут по мажоритарным округам, но в парламент, очевидно, попадут не все.

Мандат от Партии регионов, еще недавно являвшийся пропуском во власть, сегодня стал клеймом, с которым им заказан вход в любую партию победившего Майдана. С ним можно только вернуться в Партию регионов, но и там их видеть не хотят. Настало время пожалеть о том, с какой легкостью ради тактической выгоды спутники системы Януковича согласились участвовать в ее уничтожении. И задуматься о билете в один конец из страны, в которой им не будет места.

Выбор президента

Перед Порошенко был сложный выбор. Бывшие и многие нынешние «регионалы» продавались оптом и в розницу, и соблазн возглавить двухсотголосую фракцию, безусловно, был.

В этом случае — свое большинство, никаких выборов, затрат на них и рисков получить вовсе не тот парламент, который хочешь. Тем более что «регионалы» вели переговоры не только с президентом, но и с Юлией Тимошенко, которой достаточно было сделать шаг — и заветное премьерство (которое сейчас не менее важно, чем президентство) было бы в ее руках.

Но ПР не была куплена ни им, ни ею. Юля, как убеждены в ее фракции, решила сыграть в долгую: она понимает, что не сорвет куш на выборах 26 октября, но уверена, что стратегическая линия нынешней власти заведет последнюю в тупик уже к концу зимы и весной появится спасительница — как всегда, вся в белом. А потому незачем сейчас марать эти одежды объятиями с неприкасаемыми, с точки зрения Майдана, «регионалами».

У Порошенко были свои резоны. Двухсотголосая ПР никогда не была послушным оружием даже в руках Януковича. Она представляла собой акционерное общество с клубом олигархов во главе. Эти олигархи предлагали президенту заменить Януковича во главе АО с условием неприкосновенности их собственности. Однако сохраненная в их руках собственность после короткого конфетно-букетного периода вновь вылилась бы в претензии на долю во власти. И с ними пришлось бы считаться.

Поэтому Порошенко выбрал выборы сейчас. Сейчас — потому что рейтинг еще высок, несмотря на многочисленные жертвы войны и стремительное ухудшение социально-экономического положения. Сейчас — потому что победитель получает не только власть, он получает право первой ночи при переделе активов олигархов первого и второго разряда, оставшихся без политического прикрытия. Да, два месяца предвыборной кампании означают два месяца отсрочки решения проблемы Донбасса и восстановления отношений с Россией. Но что означают два месяца войны, если на кону ставка, которая даже больше, чем власть?!

Апология войны

Война будет главным трендом предвыборной кампании. Президента уже сейчас основные конкуренты бьют исключительно справа: «Батькивщина» и «Свобода» требуют военного положения, Анатолий Гриценко — полного разрыва контактов с Россией, Олег Ляшко просто выступает в роли (если цитировать Бориса Филатова с Игорем Безлером) «боевого п…са».

Все это не может не вынудить Порошенко ужесточить ход антитеррористической операции и отказаться на два месяца от поиска путей мирного урегулирования конфликта в Донбассе, потому что любая уступка России будет трактоваться конкурентами как предательство.

Впрочем, два месяца до выборов, как уже сейчас понятно, не приведут к военной победе. Владимир Путин из соображений политического престижа не может сдать непризнанные республики, и это означает, что поддержка ДНР/ЛНР будет увеличена до максимума, что война в Донбассе в ближайшие два месяца достигнет своего апогея со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами в виде сотен и тысяч новых жертв, разрушенных городов, экономического обвала. Это издержки предвыборной кампании — 2014, которых избежать не удастся.

АО «Власть»

Другая издержка кампании состоит в том, что президенту для победы на выборах необходимо создать новое акционерное общество. Он уже призвал к объединению все «демократические силы», хотя прекрасно понимает, что такие «демократы», как Тимошенко, Ляшко

и Гриценко, объединяться не собираются. Призыв изначально адресовался тем «демократам», которым не с руки строить кампанию на критике «мягкого» курса президента (и, по сути, критике себя): Виталию Кличко, Арсению Яценюку, Александру Турчинову. Они уже ведут переговоры об объединении, но каждый играет в свою игру: Кличко на дух не переносит Турчинова, а Яценюк получает авансы от Тимошенко в виде сохранения за ним премьерского кресла. Причем авансы искренние: Юля действительно готова отдать Яценюку его горящее кресло, так как ее план — невхождение во власть этой осенью. Пусть себя сжигают другие.

Но все же авансы Тимошенко слабы по сравнению с обещаниями Порошенко. Президент — это власть. Власть, в условиях войны и лояльности Запада, практически неограниченная. Власть, позволяющая компенсировать электоральные потери процентами, дорисованными в протоколах. Важно только, чтобы Порошенко продемонстрировал реальную готовность сохранить за Яценюком и Турчиновым объемы власти, полученные в результате победы Майдана. Потому что в этом у них большие сомнения.

Проблема в том, что уступки Яценюку и Турчинову будут означать разрыв с Кличко, который еще с весны рассчитывает на дележ властного пирога по принципу 50/50. Между этими противоречиями президенту нужно найти выход. Думаю, он его найдет, пообещав всем все. В конце концов, после выборов уже все будет по-другому. Да, у Порошенко будет АО. Но не такое, как у Януковича, не олигархическое, а политическое. А любого политика, не являющегося олигархом и не имеющего олигарха за спиной, можно купить.

Лодка с пробоиной

Тимошенко сегодня не является препятствием для планов Порошенко. Максимум, что она может сделать, — создать проблемы при утверждении протоколов с нужными цифрами. Не являются препятствием даже поразительно высокие цифры Радикальной партии Ляшко. В худшем варианте они будут означать необходимость делиться властью с акционерами РПЛ, которыми на данный момент считаются Сергей Левочкин и Ринат Ахметов, а в лучшем — коалиция будет создана без них, за счет мажоритарщиков, которые «тушками» будут вливаться в президентскую партию.

Главное препятствие — ниша, в которой оказалась президентская партия. В мае победа Порошенко оказалась сокрушительной, потому что он обещал быстрый мир. Одни это воспринимали как быструю победу, другие — как перемирие благодаря переговорам, и это сочетание взаимоисключающих линий принесло успех.

Сегодня майская ниша закрыта. Президентская партия оказалась в одной лодке с «Батькивщиной», Радикальной партией, УДАРом, «Гражданской позицией», «Свободой», «Правым сектором» и прочими апологетами войны. Но эта лодка не так вместительна, как кажется из Киева. Социология показывает, что сторонники и противники продолжения АТО делятся в пропорции почти 50/50. При этом поддержка войны всегда ослабевает по мере увеличения количества ее жертв и усиления ее тягот. Вопрос только в том, сумеет ли кто-то использовать антивоенный потенциал в политических целях.

Старые кони юго-востока

Один из парадоксов нынешнего момента в том, что при достаточно сильных антивоенных настроениях в обществе суммарный рейтинг партий, которые можно назвать антивоенными, меньше 5%. Объяснений этому много: и разочарование в Партии регионов, и апатия вообще (многие противники нынешней власти принципиально настроены бойкотировать выборы, выражая тем самым свой протест), и отсутствие возможности у антивоенных партий для мобилизации собственного электората.

Партия регионов. Единственный шанс на спасение ее осколков — в объединении

В этом отношении исключением сейчас можно назвать лишь Компартию. Многократно скомпрометированная сотрудничеством с олигархами, потерявшая динамизм при престарелом вожде, КПУ все-таки оказалась единственной политсилой, открыто и последовательно выступавшей против войны. Кроме коммунистов лишь несколько регионалов — Елена Бондаренко и Николай Левченко — решились пойти по тому же пути.

В Партии регионов (сейчас контролируется Ринатом Ахметовым) и ее осколках (крупнейшие из которых — партия Сергея Тигипко и Партия развития Украины Сергея Левочкина) ситуация сложная. Из-за разочарования избирателей, отсутствия ярких вождей, невнятной идеологической позиции и раскола на кланово-партийные группировки она растеряла доверие своих некогда 30% избирателей, а новых не приобрела.

Единственный шанс на спасение всего политического класса из среды старой ПР — забыть обиды, нанесенные друг другу во времена пребывания в акционерном обществе Януковича, объединиться широким фронтом (от Ахметова, Тигипко и Левочкина до Кинаха и Васадзе), обеспечивающим максимальную ресурсную поддержку, и выдвинуть на первый план политиков с жесткой антивоенной и антивластной позицией. Только такой проект — при условии широкой поддержки ведущих телеканалов — способен вернуть «регионалам» хотя бы часть их избирателей.

Если же ПР превратится в центристский блок без «одиозных» (для Майдана) личностей, как советуют различные консультанты, то, скорее всего, от юго-востока в парламент при сохранении нынешнего проходного барьера вообще никто не попадет. А большинство нынешних и бывших «регионалов» будут вынуждены уйти из большой политики и, возможно, из большого бизнеса.

Мертворожденный восьмой

Главный парадокс нынешней кампании в том, что абсолютно никто не верит в долгую жизнь Верховной Рады восьмого созыва. Так считает не только Тимошенко, отводящая ей полгода, об этом же говорят и в провластных партиях, считая срок в полтора года слишком оптимистичным. Избранный в условиях войны и фактически без большинства избирателей Донбасса накануне гигантских социальных потрясений парламент перестанет соответствовать настроениям общества еще быстрее, чем его предшественник. Вопрос лишь в том, будут ли настроения достаточно умеренными для того, чтобы все закончилось перевыборами, или станут настолько радикальными, что депутатов восьмого созыва просто вынесут на вилах. Вилы Ляшко обеспечит.

ЗАЧИСТКА ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛЯ

Выборы 26 октября будут проходить по смешанной системе, когда половину мест получают мажоритарщики. Эта система была придумана и успешно использовалась при Леониде Кучме для того, чтобы сделать парламент максимально пропрезидентским. И хотя сейчас на дворе парламентско-президентская республика, нет оснований полагать, что в этой системе координат большинство мажоритарщиков будет действовать иначе.

Петр Порошенко может рассчитывать, что около 200 мест в новом парламенте получат представители его партии и партий-союзниц (если они пойдут отдельно), а также примкнувшие к ним победители с одномандатных округов. Именно они должны составить основу новой коалиции.

Партия Юлии Тимошенко, которая может рассчитывать на 60–70 мест в парламенте, уже заявила о готовности пополнить «демократическую проевропейскую» коалицию, но, скорее всего, ее там просто не захотят видеть. Или как минимум не захотят выполнять те условия, которые поставит Тимошенко.

Условия Олега Ляшко (или якобы стоящих за ним Ахметова и Левочкина) будут более приемлемыми, да и сотрудничество с ним более безопасно. А поскольку Радикальная партия может рассчитывать на полсотни мест в парламенте, то союза с ней будет достаточно для создания пропрезидентского большинства.

Особняком стоят «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко и, в случае попадания в парламент, «Свобода». Потолок для обеих партий — 25–30 мест в парламенте.

А это не тот ресурс, с которым будут считаться основные игроки. Гриценко и Тягнибок могут примкнуть к коалиции или уйти в принципиальную оппозицию — в любом случае свою долю во власти они не получат. Но их будут держать в поле зрения на случай трений внутри большинства.

Как будет представлен в парламенте юго-восток, прогнозировать сложно. Представлен-то он будет в любом варианте — большинство восточных и южных мажоритарных округов кандидатам «от Майдана» не отдадут. Другое дело, что взамен их могут отдать аполитичным бизнесменам, которые или пойдут в президентскую фракцию, или создадут свою. Тоже пропрезидентскую.

По большому счету, ключевое значение для будущего парламента будет иметь ответ на вопрос: смогут ли силы, представляющие «политический» юго-восток (бывшие и нынешние «регионалы»), объединиться и провести энергичную кампанию, построенную на антивоенных и жестко оппозиционных лозунгах, мобилизовав антимайданного избирателя, который проигнорировал последние президентские выборы? Если да, то у такой силы есть все шансы взять по спискам 10–15%, а если хорошо постараться, то и 20%. Если же нет, то мы получим полностью «зачищенный» парламент, в котором впервые за всю историю независимой Украины не будет сильной системной оппозиции. Зато он будет напоминать сверхлояльную президенту Государственную думу России образца последних 10 лет. Конечно, нельзя исключать раскола внутри властной команды между Порошенко и Яценюком (при деятельном участии Юлии Тимошенко). Но это, во-первых, дело будущего, а во-вторых, идеологически эти политики друг от друга мало отличаются, а потому их борьба будет носить скорее межличностный характер, мало сказываясь на ситуации в государстве.

В то же время отсутствие сильной оппозиции в парламенте, притом что значительная часть населения крайне недовольна положением дел в стране, может стать фактором дестабилизации в обществе. Протестные настроения не будут канализироваться на выборах и в стенах Рады, а будут приобретать все более радикальный и не всегда законный характер.