Много шума наделал попавший в Сеть видеомонолог Арсения Яценюка о российском вторжении. Премьер-министр был расстроен до крайности. Чуть ли не плакал. Говорил все как-то невпопад и перебивал собственную речь междометиями типа «ой-йо-йой». Соцсети его дружно осудили за отсутствие выдержки в столь ответственный для родины час. Но по сути Яценюк сформировал проблему совершенно правильно и здраво. С российской армией Украина не справится. И в случае продолжения полномасштабного военного вторжения нашу страну ждет поражение. А поэтому от западных союзников надо срочно требовать либо каких-то совершенно убийственных санкций против России, либо введения войск в нашу страну для защиты от Москвы.

Премьер-министр не озвучил третий вариант — вступить с Россией в переговоры о перемирии и достичь какого-то компромисса. Почему не озвучил — понятно. Тема примирения с сепаратистами и Кремлем является абсолютным табу для всего политического класса, который пришел к власти после победы Майдана. Мы привыкли смотреть на украинских чиновников, как на людей очень практичных и своекорыстных, а потому рассуждающих рационально (как минимум с точки зрения собственной выгоды). Однако они тоже люди, которые подвержены эмоциям, захлестнувшим сейчас страну. «Только та нация имеет право на существование, которая готова заплатить за это жизнями своих сыновей», — пафосно, но совершенно искренне сказал «Репортеру» один высокопоставленный деятель из новой власти. В среде Майдана действительно многие считают, что нынешняя война на востоке с ее тысячами жертв — именно та экзистенциальная жертва, которую должны принести украинцы, чтобы стать Нацией. Рационального объяснения этому утверждению нет и быть не может. Это из сферы метафизической. Но рано или поздно любая метафизика соприкасается с суровой реальностью, и последствия «встречи двух миров» могут быть трагическими.

Много ли, мало ли регулярных российских войск вошло в Украину в 20-х числах августа, можно спорить долго. Но бесспорно лишь то, что они действительно вошли и резко изменили ход так называемой Антитеррористической операции. Теперь уже мало кто верит, что войну удастся закончить быстро и даже вообще закончить победой. Россия показала, что не допустит военного поражения «Новороссии» (как минимум). При этом создается угроза, что ее армия перейдет в наступление и за пределы Донбасса.

И совершенно прав Яценюк, что от этого есть только два «немирных» спасения — ввод иностранных войск или же санкции такого масштаба, которые собьют РФ с ног (есть еще один вариант, о котором премьер не упомянул, — это «Майдан» в самой России; по отрывистым сведениям, которые поступают из Москвы, он действительно готовится на почве протестов вокруг гибели российских солдат в Украине, но, скорее всего, закончится полным разгромом «революционеров», что создаст хорошую телекартинку для Запада, но нам никак не поможет).

Не будем рассуждать, насколько готовы или не готовы наши западные союзники вводить войска в Украину, чтобы воевать с Россией, полностью отказаться от закупок ее нефти и газа либо заблокировать все банковские операции с РФ. Примем за аксиому, что готовы. Но скорость введения всех этих мер и, тем более, их влияния на Россию, совершенно несопоставима со скоростью движения танковых колонн через российско-украинскую границу на запад. Возможно, Кремль и Россия жестоко за все поплатятся. Но это будет потом, а сейчас будет война на территории Украины и, возможно, не только в Донбассе. Это будут тысячи, десятки тысяч, может быть, сотни тысяч погибших украинцев.

«Россия и США будут воевать между собой до последнего украинца», — эту невеселую шутку привел генерал Рубан — главный посредник в обмене пленными в войне на востоке. Рубан — один из немногих публичных людей, которые пытаются доказать невозможность решения проблемы военным путем и необходимость скорейшего примирения ради спасения государства.

Его пока не слышат. Но проблемы на фронте в конце августа, которые резко подорвали веру в быструю победу, стали первым звоночком, который заставляет прислушаться к голосу опальной «партии мира». Да и хотят ли украинцы войны? Имеется в виду украинский народ, а не обитатели фейсбука. Соцопросы, проведенные еще до Иловайска, показали, что 57% опрошенных выступают за скорое окончание АТО. Сколько таких будет сейчас — еще подсчитать не успели. На страну надвигается зима без энергоносителей, инфляция, экономический коллапс. Усиление вовлеченности России в войну грозит перенести конфликт за пределы двух мятежных областей. После всего этого, возможно, все вдруг резко заговорят о мире. Вот только условия его будут намного хуже (если вообще будут).

Сейчас украинское руководство находится на новой развилке. Так же, как и в конце июня, оно решает — война или мир. Подавить сепаратистский анклав на востоке либо прийти к компромиссу. Но если два месяца назад еще была уверенность, что проблему можно решить путем «маленькой победоносной войны», то теперь ее нет вообще. Есть только одна альтернатива миру — война без конца и края. «До последнего украинца…»

В городах Донбасса, где АТО идет уже несколько месяцев, местное население, которое еще три-четыре месяца назад воодушевленно спорило на политические темы, делилось на «ватников» и «бандерлогов», нынче как-то незаметно пришло к консенсусу: все равно, кто победит, лишь бы война закончилась. И если есть в природе план Путина по уничтожению Украины и украинской государственности, то он как раз и мог бы заключаться в бесконечной войне, в ходе которой украинцы скажут заветное: «Все равно кто победит, главное — мир». И мечта о рождении Нации сменится ее полной деморализацией, когда уже действительно всем все равно. И тогда страну можно будет брать голыми руками. Даже без танков.

Сейчас говорить о мире непопулярно. Это крайне диссонирует с милитаристским медийно-политическим мейнстримом, который подпитывается деньгами влиятельных людей, зарабатывающих на войне. Но кто-то должен это сказать первым. Ради спасения страны.