На прошлой неделе МВФ выдал Украине ожидаемый транш в размере $1,6 млрд. Вместе с тем Нацбанк принял пакет решений по ограничению спроса на валюту и увеличению ее предложения. Гривна укрепилась, но ненамного и, возможно, ненадолго. О том, почему так происходит, о причинах паники и способах борьбы с ней «Репортеру» рассказал банкир, бывший член правления Совета Нацбанка Василий Горбаль

1. В последнее время НБУ предпринял ряд действий, направленных на стабилизацию курса гривны. Какие из этих решений были ошибочными, какие — правильными?

Я бы по-другому сказал. Насколько эти решения оказались своевременными, ведь многие из них были затянуты по времени. Одна из главных украинских проблем в госвласти — затягивание с принятием решения, как, например, это было с рефинансированием. Маленькую дырочку можно залепить жевательной резинкой, а можно оставить как есть. То же касается и решений по любому проблемному банку. Как только банк начал «чихать», нужно моментально создавать рабочую группу, штудировать тот или иной банк, определять проблему и решать ее незамедлительно, а не растягивать удовольствие на несколько месяцев, пока банк не лопнет.

2. Нацбанк принял постановление №540 о мерах по стабилизации денежно-кредитного и валютного рынков, которым, кроме прочего, ввел запрет на денежные переводы в валюте. Стабилизирует ли это решение курс гривны?

Речь идет о немалых деньгах. Объем частных денежных переводов из-за границы в 2013 году составил $4,9 млрд. Был период, когда украинская экономика получала денежные переводы из Европы, потом был период, когда больше денег приходило из России. Все-таки эти переводы были составляющей платежного баланса. Цифры сопоставимы с поступлениями от экспорта металлов. Эта норма затронет заробитчан, их родственников в Украине. Еще неясно, какой она будет в действии, но многие из тех, кто работает за пределами Украины, вдруг перестанут перечислять родственникам деньги.

3. Почему перестанут?

В мирное время можно было бы грамотно провести рекламную кампанию о денежных переводах. Сейчас же на фоне общих новостей о том, что все закрывается, запрещается и ужимается, этот запрет смотрится угрожающе. Человек, который плохо понимает, что за документ принял Нацбанк, звонит из европейской страны родственнику и говорит: «НБУ принял постановление, я тебе временно не смогу перевести деньги». Надо привыкнуть к тому, что выплаты по перечислениям все равно будут, только не в долларах, а в гривне. У нас в целом население слабо осведомлено о том, что происходит. Как только начинают не проходить платежи, происходит любая задержка с банковской операцией — бизнес и население начинают паниковать. Коммерческие банки, в свою очередь, дают очень мало разъяснений, что плохо. Невыразительна и информационная политика НБУ.

4. Глава НБУ регулярно дает интервью и разъяснения. Какой должна быть информационная политика Нацбанка, чтобы курс стабилизировался?

Дело не только в НБУ. Глава Нацбанка всегда общается с председателями правлений банков. Но все забывают, что предправления возвращается в свой банк, рассказывает членам правления, что было на совещании, и на этом все заканчивается. До директоров отделений, простых продавцов и кассиров, которые непосредственно контак-

тируют с клиентами, очень часто вся нужная информация не доходит. Люди, для которых банкир — это сотрудник банка, сидящий в отделении, иногда слышат от него такую чушь! Кто-то из мелких менеджеров иногда откровенно полушепотом может сказать клиенту: «Вы знаете, у нас в кассе уже неделю не было долларов». Реакция клиента предсказуема.

5. С вашей точки зрения, какими должны быть чрезвычайные меры НБУ по стабилизации курса гривны?

Форматирование информационного пространства.

6. О чем идет речь?

В военное время этому необходимо уделять максимум внимания, причем как тем, кто занимается военными операциями на востоке, так и центральной власти. Информпространство в Украине формирует кто угодно, от случайного эксперта в соцсетях до европейского политика, но только не украинская власть — это извечная проблема.

7. И все же как это изменить?

Нужно создать некую институцию, структуру, которая будет системно заниматься формированием информационной политики. Возможно — общегосударственную, возможно — при администрации президента. Я говорю не о темниках, а о механизме подготовки правильных, позитивных месседжей, снижающих градус паники в обществе. Нацбанку нужно поработать над разъяснениями, а коммерческим учреждениям — нанять в отделения финансовых психотерапевтов. Я говорю вполне серьезно.