Лучший способ разрешить конфликт — начать переговорный процесс. «Худой мир лучше доброй ссоры» — выражение избитое, но уместное. Однако стороны нарастающего с каждым днем конфликта на востоке страны, признавая приоритет политического решения, не признают друг друга. Президент Порошенко считает руководителей ДНР и ЛНР террористами, которые никого в Донбассе вообще не представляют. Разве что Кремль, ГРУ и Путина. Сепаратисты же украинских силовиков называют карателями, а Порошенко — самозванцем. Как вести переговоры? С кем? Мировой опыт показывает, что ради достижения компромисса противоборствующие стороны порой все же переступают через амбиции и клише. И «террористы» начинают говорить с «карателями»

Великобритания и Северная Ирландия

Ирландия получила независимость от британской короны лишь в первой четверти XX века. При этом Лондон сохранил контроль над северными графствами, населенными в значительной степени протестантами-англичанами. Но и католиков-ирландцев здесь хватало. Почва для конфликта самая подходящая. Ответственность же за его эскалацию британцы и ирландцы перекладывали друг на друга. Поборники независимости совершали нападения на казармы, полицейские участки и госучреждения. Британская администрация применяла силу во время мирных акций протеста. Самый известный, пожалуй, случай — это «кровавое воскресенье» 30 января 1972 года, когда солдаты в упор расстреляли безоружных демонстрантов.

Кстати, роль силы, которая будто бы стоит за сепаратистами и помогает им, играет не только Республика Ирландия, но и 30-миллионная ирландская диаспора в США.

Лондон пытался установить в мятежном крае прямое правление, но это привело к новым вспышкам насилия.

Заморозить конфликт удалось благодаря переговорам в Белфасте в 1998 году. Интересно, что переговоры вели Лондон

и Дублин и лишь позже договор подписали североирландские партии, включая «Шинн Фейн» — политическое крыло Ирландской республиканской армии. А вот крайние юнионисты, сторонники «единой Британии», сделать это отказались. Результатами соглашения стали передача на местный уровень полномочий в сфере финансов, реформа полиции, создание Североирландской ассамблеи, раздел министерских постов на паритетных началах между протестантами и католиками.

Испания и ЭТА

Леворадикальная и одновременно националистическая организация ЭТА («Страна бас­ков и свобода») первоначально боролась не только за независимость баскских провинций, но и против генералиссимуса Франко, который запретил баскский язык, отменил автономию, а сами провинции официально называл «предательскими». ЭТА практиковала индивидуальный террор и даже сумела уничтожить адмирала Луиса Карреро Бланко, преемника Франко.

В 1978 году, уже после смерти каудильо, Страна басков получила статус автономного сообщества, а местная администрация — самые широкие полномочия. Но ЭТА от вооруженной борьбы не отказалась, требуя полной независимости. Перманентное противостояние продолжалось до июля 2006 года, когда в городе Сан-Себастьян прошли переговоры между представителями правящей партии социалистов и политическим крылом ЭТА — партией «Батасуна». И хотя переговоры провалились, они открыли путь для мирного урегулирования. Через пару лет ЭТА сама отказалась от террора, правительство амнистировало бывших боевиков, а наследница «Батасуны» коалиция «Амайур» приняла участие в выборах.

Мексика и сапатисты

Чьяпас — самый беспокойный и один из самых бедных штатов Мексики. В 1994 году здесь началось вооруженное восстание, во главе которого встала Сапатистская армия национального освобождения (САНО). Ее идеология заключалась в причудливой смеси анархизма и геваризма, а главной задачей ставилась защита коренного индейского населения от сил «международного империализма», под которыми понимались обосновавшиеся в Мексике американские компании. Лицом САНО стал субкоманданте Маркос, на пуб­лике появлявшийся исключительно в маске.

Сапатистам достаточно быстро удалось взять под контроль ряд муниципалитетов в самом Чьяпасе, планировался даже поход на Мехико, но этим планам не суждено было сбыться.

Правительство применило тяжелую технику и авиацию, повстанцы отступили.

В 1996 году в небольшом городке Сан-Андрес-Ларрайнсар сапатисты заключили соглашение с президентом Мексики Эрнесто Седильо. За индейскими общи­нами было признано право на автономию и самостоятельное управление местными ресурсами. Впрочем, по мнению сапатистов, федеральное правительство договоренности игнорирует. САНО же по-прежнему контролирует ряд труднодоступных районов Чьяпаса

Шри-Ланка и «Тигры освобождения Тамил-Илама»

Тамилы на Шри-Ланке — нацменьшинство. К тому же индуисты. А большинство — син­галы, буддисты, и хотя буддизм считается чуть ли не самой миролюбивой религией, сингалы крепко притесняли тамилов. В 1981 году во время одного из погромов они сожгли их национальную святыню — библиотеку в городе Джафна, где хранились в том числе древние манускрипты на пальмовых листьях. Ответом на погромы стал террор, а позже гражданская война, в которой ключевую роль сыграло движение «Тигры освобождения Тамил-Илама».

«Тигров» признали террористами более чем в 30 странах, но это были не просто террористы, а целая армия со своим флотом и военно-воздушными силами. Перемирия удалось достичь лишь в 2002 году при посредничестве норвежского дипломата Эрика Солхейма. Был зафиксирован статус-кво — пов­станцы и правительство осуществляли власть на тех территориях, которые фактически контролировали.

В 2006 году перемирие было нарушено, дальнейшая судьба «Тигров» оказалась незавидна: за время передышки правительство сумело накопить достаточно сил и в 2010 году разбило мятежников.

Израиль и Палестина

Одна из самых горячих точек планеты. Взаимные претензии накапливались в этом регионе десятилетиями, обе стороны любили повторять, что переговоры невозможны в принципе. И тем не менее они шли. Так, первая интифада закончилась по итогам секретных

переговоров в Осло в 1993 году: тогда сто­роны просто признали право друг друга на существование. После было историческое рукопожатие Ицхака Рабина и Ясира Арафата.

К сожалению, противостояние возобновилось в 2000 году и с тех пор продолжается с разной степенью интенсивности. Очередная горячая стадия пришлась на август нынешнего года. Казалось бы, тупик. Ведь нельзя же вести переговоры с «Хамасом»! Но при посредничестве Каира непрямые переговоры состоялись. Условились смягчить блокаду сектора Газа, разрешить доставку гуманитарной помощи. Переговоры по другим вопросам, таким как возобновление работы порта, перенесены на месяц.