За два последних месяца мало кому известные фанатики из «Исламского государства Ирака и Леванта» стали ключевыми игроками на Ближнем Востоке. Армия исламистов давно контролировала северные провинции Сирии, а в последние месяцы захватила треть территории Ирака и объявила о создании собственного государства. «Репортер» разбирался, что представляет собой организация, от которой открещивается даже «Аль-Каида»

Откуда они взялись?

Отряды «Исламского государства Ирака и Леванта» (ISIS) изначально были составной и малозаметной частью подрастерявшей былое «величие» «Аль-Каиды». Будущий лидер ISIS Абу Бакр аль-Багдади американское вторжение в Ирак встретил, работая имамом в одной из багдадских мечетей. Он присоединился к повстанческому движению, дорос до должности главы иракской ячейки «Аль-Каиды». Но, так и не свершив ни одного подвига, был схвачен американцами. Четыре года в американской тюрьме он провел с пользой — пережил уничтожение всего руководящего звена «Аль-Каиды» на Ближнем Востоке.

Американцы легкомысленно отпустили аль-Багдади как раз в момент начала гражданской войны в Сирии. Тот использовал свой шанс на все сто: сколотил небольшую армию в несколько тысяч штыков, откололся от «Аль-Каиды» и поехал воевать с Башаром Асадом. Ему сопутствовал успех — он взял под контроль несколько северных провинций Сирии. Удача позволила ему мечтать о большем.

Чего они хотят?

10 июня боевики ISIS захватили второй по величине город Ирака Мосул. В пути армия аль-Багдади разрослась до 30–40 тысяч штыков за счет добровольцев, наемников и насильственной мобилизации местных жителей. Недавно, выступая в Мосуле с проповедью, аль-Багдади объявил своей главной задачей создание халифата на территории Ирака и Сирии, а впоследствии и других стран. То есть конечной целью он видит воссоздание исламского государства в границах от Португалии до Китая, но пока готов ограничиться локальными задачами.

Лидер «Исламского государства Ирака и Леванта» Абу Бакр аль-Багдади читает проповедь в одной из мечетей Мосула, захваченного боевиками

С кем они воюют?

Со всеми. И это, пожалуй, главное препятствие для достижения озвученных аль-Багдади целей. Сложно воссоздать халифат от Атлантического океана до Тибета, воюя как минимум на четыре фронта. Но так оно и есть.

Фронт первый: сирийский

Здесь «Исламское государство» борется одновременно против правительства Башара Асада и его врагов — умеренной оппозиции из Свободной сирийской армии (ССА), а также отрядов «Аль-Каиды», которая не простила ISIS предательства. Если в первые месяцы сирийского конфликта главным врагом Асада считалась именно «светская» оппозиция, представленная ССА, то потом ее место заняли исламисты.

12 июля 2013 года радикалы убили одного из командиров ССА Камаля Хамами, его брата и пообещали последовательно уничтожить всех руководителей ССА, чтобы они не претендовали на отвоеванную у правительства часть страны. Сегодня большая часть территории, неподконтрольной Асаду, — это владения ISIS. И это, понятно, не отменяет их войну с другими формированиями сирийской оппозиции.

Фронт второй: иракский

Здесь «Исламское государство» за последние месяцы добилось самых больших успехов. Захвачен практически весь север Ирака, в том числе несколько нефтяных месторождений. Правительственные войска оставляли позиции практически без боя. Но это объяснимо: здешние провинции в основном населены мусульманами-сун­ни­тами, которые, мягко говоря, не в восторге от нынешней власти, в основном представленной шиитами. Однако чем ближе к Багдаду, тем больше плотность шиитского населения, и там армия ISIS встречает куда более ожесточенное сопротивление.

Фронт третий: курдский Развивая свое наступление на северо-востоке Ирака, радикалы вторг­лись на территорию Курдистана, поголовно уничтожили в нескольких поселках курдов-езидов.

Теперь боевикам ISIS приходится иметь дело с ополчением езидов и отрядами пешмерга — армией иракского Курдистана, чье название дословно переводится как «идущие на смерть». Эту армию в свое время не смог победить сам Саддам Хусейн. Даже используя химическое оружие. Сегодня курды успешно защищают северо-восточные районы Ирака, в том числе богатый нефтью Киркук.

Фронт четвертый: иранский

Как только ISIS подошел к священным городам шиитов Кербеле и Нед­жефу, где покоится прах Али, второго человека после пророка Мухаммеда, Иран ввел на тер­риторию Ирака свои элитные подразделения — оперативные части Корпуса стражей исламской революции.

Кто их финансирует?

Изначально деньги ISIS давали частные лица, что-то подбрасывало правительство Кувейта, но потом основным источником поступлений стала монархия Катара. Чтобы понять, почему катарцы финансируют армию аль-Багдади, надо представлять сложные взаимоотношения монархий Персидского залива. Предельно упрощенно: Саудовская Аравия содержала боевиков «Аль-Каиды» в Сирии, надеясь на свержение режима Башара Асада, а Катар начал кормить боевиков, от «Аль-Каиды» отколовшихся, чтобы иметь свой рычаг влияния на ситуацию.

Однако сейчас ISIS может обходиться почти без иностранной помощи. Они освоили профессию грабителей. Так, в отделении Центрального банка Ирака в Мосуле они захватили около $2 млрд. Плюс еще около $500 млн в других банках региона. Довольно быстро боевики «Исламского государства» довели свой бюджет примерно до $7 млрд. К тому же захваченные нефтепромыслы позволяют им зарабатывать до $3 млн в день.

Этого достаточно, чтобы содержать боеспособную армию, которая в состоянии контролировать уже захваченные регионы, но может ли «Исламское государство» рассчитывать на большее?

У них получится?

ISIS почти достиг границ своего влияния. Для войны на четыре фронта у него просто не хватит сил. В Сирии атаки боевиков сдерживает армия Башара Асада. Бешеное сопротивление курдов остановило отряды ISIS на подступах к Киркуку. Чем ближе к Багдаду, тем больше территорий, заселенных шиитами, а значит, благожелательное отношение местного населения сменяется откровенно враждебным, плюс регулярная иракская армия и отряды иранского Корпуса стражей исламской революции. Распространить войну на соседнюю Иорданию не получится: даже Израиль заявил, что будет воевать на стороне Иордании, если вдруг боевики перейдут границу.

Таким образом, удел «Исламского государства» — контроль над уже захваченными территориями Сирии и Ирака, не более того. Это будет крайне нестабильное псевдогосударственное образование, паразитирующее на захваченных нефтепромыслах и раздираемое внутренними конфликтами руководства ISIS с вождями суннитских племен, у которых есть свои интересы, отличные от задач аль-Багдади.