Спустя неделю после прекращения огня в Донбассе довольных ситуацией в конфликтном регионе нет. Что, впрочем, и отображает классическое определение компромисса. Случаются перестрелки и попытки силового давления боевиков на позиции украинской армии и наоборот. В отношении будущего статуса Донецкой и Луганской областей полный туман: сепаратисты бравируют планами о независимости, отдельные политики в Киеве, напротив, грозятся едва ли не обнести забором ту треть Донбасса, которую контролируют ДНР и ЛНР. Не вдаваясь в разбор ситуации в самой зоне конфликта, взглянем на позиции двух внешних участников схватки за Украину: России и Запада

В Москве в последнее время все больше осознают, что проект «Новороссии» как попытки переформатировать всю Украину в некий современный аналог Австро-Венгрии или даже Боснии и Герцеговины, в которой части конфедерации имеют возможность блокировать любые масштабные инициативы центральной власти, провалился. Вряд ли Владимир Путин когда-либо считал этот проект по-настоящему стратегически важным. Но одно время его упорно убеждали в реалистичности такого развития событий.

Отсутствие широкой поддержки сепаратизма в иных русскоязычных регионах Украины за пределами Донбасса и болезненность санкций, под принятие которых Вашингтону удалось консолидировать весь политический Запад — от Канады до Японии, — охладили пыл экспансионистов в Москве. С другой стороны, с конца августа Кремлю удалось то, что еще месяц назад казалось невозможным: российские войска прямым ограниченным вмешательством предотвратили военный разгром ДНР и ЛНР и при этом избежали втягивания в полномасштабную войну с Украиной. Иными словами, Путину удалось продолжить играть с Западом в «свершившиеся факты» без вовлечения в процесс с самыми непредсказуемыми последствиями. В качестве аналогии можно вспомнить удары западных стран по армии ливийского диктатора Муаммара Каддафи в противовес затяжной и в итоге провальной кампании в Ираке.

В итоге повестка дня Москвы стала скромнее и от того реалистичнее: добиться нейтралитета Украины, преобразовать Донбасс в автономию в ее составе, как минимум заморозить вопрос об аннексии Крыма. Далее Кремлю разумнее ставить на прохождение в парламент представителей юго-востока, которые попытаются сбалансировать внешнеполитический вектор, убрав из него резкий западный крен. Интересно, что такие силы будут объективно играть на руку и европейцам, стремящимся скорее сохранить Украину в нейтральном статусе, чем полностью брать на себя ответственность за спасение ее экономики и гарантии безопасности.

Таким образом, России сейчас выгодна постепенная деэскалация, позволяющая закрепить достигнутые успехи и не повышать ставки до слишком рискового уровня. Впереди еще долгое противостояние с Соединенными Штатами. И не только в Украине. В этой ситуации здравомыслящие сторонники великодержавного курса вроде Сергея Караганова, видимо, сумели убедить Путина в катастрофичности втягивания в «новый Афганистан», которым стала бы полномасштабная интервенция.

Запад сейчас тотально не доверяет Путину. Американцы уже стали на антироссийские рельсы, и сбить их с этого пути будет крайне сложно. Сдерживать Россию будут всеми способами: от подрыва экономики через санкции до попыток вбить клин между Москвой и Пекином. В идеале Россия нужна Соединенным Штатам как раз для сдерживания Китая. Но для согласия РФ на такую роль ее элиту сначала необходимо лишить всяческих надежд на самостоятельную роль в мире в статусе одного из его полюсов. Фактическая смерть проекта Евразийского союза, не пережившего столкновения с курсом Кремля на продвижение идеалов «русского мира», только укрепляет политиков Вашингтона в уверенности, что необходимого уровня ослабления России можно будет добиться относительно быстро.

Однако для успеха этой стратегии США важно не передавить европейцев. Те и так всеми правдами и неправдами отбиваются от участия в экономической войне с Россией. Потери ЕС велики. Важность территориальной целостности Украины для многих сомнительна. Все это означает, что Белый дом не имеет возможности добиться от Евросоюза согласия давить на Россию вплоть до возвращения к статус-кво на 1 марта 2014 года. Американцам достаточно того, что прозападный режим в Киеве в целом поддержан ЕС, а Донбасс останется в составе Украины и никакой иной вариант Германия и Франция не примут. Плюс к этому НАТО вновь обрело четкий смысл своего существования, а военно-политическое присутствие США в Старом Свете будет только возрастать. Это означает, что стабилизация Украины в ее нынешнем состоянии позволит Вашингтону серьезно укрепить свои позиции. Поддержка продолжения АТО вновь создала бы риск возникновения трещины между Соединенными Штатами и ЕС: эффект шока от уничтожения малайзийского «Боинга» в значительной степени сошел на нет.

Не стоит забывать и о кризисе в Ираке. Чудовищные преступления фанатиков из движения «Исламское государство Ирака и Леванта» по-настоящему потрясли западные общества и заставили их требовать от своих правительств силовых действий против исламистов. Это снова деньги и организационные ресурсы. И это на фоне необходимости развертывания новых баз в Восточной Европе. В такой ситуации кризис в Украине становится совсем уж неприятной обузой. Тем более что ни американцы, ни европейцы, понимая, что членство в НАТО Украине в любом случае пока не светит, не считают сохранение российского влияния в стране через Донбасс какой-то трагедией. Напротив, многие рассматривают это влияние как некий стабилизирующий фактор, который будет заставлять Москву не раскачивать Украину. Подобно тому, как Харьковские соглашения 2010 года почти на четыре года заставили Кремль отказаться от дестабилизации Крыма.

В этой ситуации Киеву не остается ничего иного, как верить, что объективная заинтересованность и России, и Запада в разрядке сделает нынешнее перемирие устойчивым. Положение дел в экономике не предлагает Петру Порошенко другого выбора, кроме как искать способы скорейшего прекращения АТО. Поскольку завершить его военной победой очевидно не даст Россия, иного варианта, кроме согласованного в Минске плана, просто нет.

Далее при условии выражения готовности к реальным реформам и борьбе с коррупцией украинский президент сможет рассчитывать на весомую материальную помощь Запада. Без этого одной демонстрацией геополитической лояльности Киев ничего не добьется. Разочарованные упущенными после Оранжевой революции возможностями, многие даже американские политики готовы помогать только готовой к оздоровлению Украине.

В противном случае вытягивать страну из болота коррупции и бедности за уши никто не будет. В западных СМИ все чаще проскакивает мнение, что защищать Польшу от гипотетической агрессии России оправдано не столько из-за ее членства в НАТО, сколько из-за ее внутренней устойчивости и доверия к элитам. У американцев уже есть коррумпированные и неэффективные правительства-клиенты в Афганистане и Ираке. Брать на баланс еще одну команду в Украине, которой не просто нужно дать денег, но и постоянно следить, что их не украдут, никто в США и тем более в ЕС не собирается. И пока новая украинская власть не сделала ничего, чтобы рассеять сомнения такого рода.