Пестрота предвыборных списков, наблюдаемая нами в начале недели, впечатлила всех. Комбаты, журналисты, активисты Майдана и спрятавшиеся за ними представители олигархов — все это было темой, достойной обсуждения, и, собственно, ею и стало. При этом отодвинув на третий план главные вопросы, составляющие суть предвыборной кампании, ответов на которые мы не услышали. Между тем от них будущее страны зависит куда больше, чем от споров вокруг роли комбатов в структуре Верховной Рады

1. ВОЗМОЖНА ЛИ ЧИСТАЯ ПОБЕДА ПРЕЗИДЕНТА?

Тактических ошибок накануне предвыборной кампании и на ее старте Петр Порошенко не сделал. Перед ним стояла задача занять максимально обширную электоральную нишу, и он с этой задачей на данный момент справляется. Но такой ниши, которая принесла бы ему разгромную победу (как это было в мае), больше нет.

Весенние проценты Порошенко были уникальным сочетанием двух противоположных по духу ожиданий: с одной стороны, очень большая на тот момент группа избирателей, хотевшая верить в наступление мира через быструю победу на востоке, с другой — часть избирателей (тогда еще не столь большая), не хотевшая войны как таковой. Основной месседж кандидата №1 — мир — соответствовал ожиданиям обеих групп. Особенно на фоне самых громких конкурентов — Юлии Тимошенко и Олега Ляшко, откровенно делавших ставку на войну.

Осенняя электоральная картина изменилась кардинально. Июльские успехи Антитеррористической операции сменились августовским разочарованием, фактически уничтожив основную группу президентского электората — тех, кто ожидал быстрой победы. Сегодняшних избирателей условно можно поделить на четыре группы:

⦁ сторонники победы любой ценой. Эта группа состоит в основном либо из национал-патриотов, либо из тех, кто уверен, что война его никак не коснется. Весной эти избиратели голосовали за Тимошенко, Ляшко и Гриценко, но часть из них была и за Порошенко, просто теперь желание быстрой победы трансформировалось в стремление победы любой ценой;

⦁ бывшие сторонники быстрой победы, разуверившиеся в ее возможности и склоняющиеся к компромиссу. Группа, почти отсутствовавшая весной, но растущая с каждым днем войны из-за увеличения количества ее жертв;

⦁ сторонники мира любой ценой;

⦁ противники нынешней власти. Весьма значительная весной группа, демонстративно проигнорировавшая президентские выборы, к осени существенно уменьшилась из-за все тех же жертв и страха перед репрессиями. Немалая ее часть переместилась в число сторонников мира любой ценой.

Еще месяц назад, когда благодаря успехам украинских войск поражение ДНР/ЛНР казалось неминуемым, президент находился на одном фланге с Ляшко, Гриценко и Тимошенко, оспаривая пальму первенства среди сторонников войны до победного конца. Но августовское отступление вкупе с растущим количеством жертв в корне изменило пропорции между группами, и Порошенко быстро среагировал на новую ситуацию.

Сегодняшняя риторика президента в корне отличается от летней: тему неизбежной победы сменили месседжи о невозможности ее добиться сейчас и необходимости компромисса. Он отдал первую группу на откуп многочисленным партиям войны, вступив на поле, где серьезная конкуренция отсутствует: за избирателей второй группы не может побороться вообще никто, кроме Порошенко, а в борьбе за третью группу ему предстоит сойтись с осколками Партии регионов, которые за полгода так и не смогли оправиться от февральского нокаута.

Так что уверенная победа Блока Петра Порошенко на парламентских выборах выглядит практически неизбежной, и сломать данный план может только срыв перемирия войсками самопровозглашенных республик, поскольку, во-первых, это будет означать крах нынешней компромиссной линии президента, во-вторых, изменить предвыборные посылы без серьезных электоральных потерь будет невозможно.

Но поскольку Владимир Путин получает свои тактические преимущества от формального перемирия, вероятность его срыва невелика. И победа президента, повторюсь, выглядит неизбежной. Оптимальной для Порошенко является ситуация, когда по списку его блока проходит 100 депутатов (именно такую оценку дают в штабе Порошенко), к ним присоединяются 140–150 мажоритарщиков — либо уже оформившихся как представители президентской партии, либо идущие на выборы с явным намерением это сделать.

Реально ли это? Да. Будет ли это чистой победой Порошенко? Нет. Мегафракция, которую планирует создать гарант, уже сейчас обречена на заражение тем же вирусом, который подтачивал изнутри мегафракцию Партии регионов в седьмом созыве: она сама по себе окажется мини-парламентом с несколькими центрами влияния. Причем больна будет даже больше, чем фракция ПР, поскольку консорциум «регионалов» создавался в течение десятилетия, в то время как команда нынешнего президента формируется только полгода, находясь на этапе проб и ошибок.

Разнополярность грозит даже партсписку Блока Порошенко, разделенному на три части: люди президента, люди Виталия Кличко и представители других олигархических групп. Но главную опасность представляют, безусловно, мажоритарщики. Если от БПП на выборы идет Балога с братьями, шедший в 2012-м как союзник «регионалов», то есть ли основания считать, что он будет верен нынешнему президенту больше, чем предыдущему?

У Порошенко было два пути формирования списка мажоритарщиков: либо рискнуть сделать ставку на своих людей, пусть еще молодых и малоизвестных, либо поставить на региональных фаворитов, оформив тем самым союз с местными элитами. Президент выбрал второй путь, как и его предшественник два года назад. Этот путь дает краткосрочное преимущество численного благополучия, запасов которого вряд ли хватит даже на год. Но, с другой стороны, и самому этому парламенту никто больше года жизни не дает.

2. ЖДАТЬ ЛИ РАСКОЛА ДВУХ ПАРТИЙ ВЛАСТИ?

Торги между Петром Порошенко и Арсением Яценюком, являвшиеся одной из главных интриг последних недель, были не просто стремлением распределить места в блоке. Это была попытка уже сейчас нарисовать контуры нового правительства, которое будет сформировано после выборов. Каждая из сторон отстаивала свое видение этих контуров, и попытка оказалась неудачной. Стороны разошлись не друзьями и не врагами — с пониманием того, что им, скорее всего, предстоит сойтись в еще одном раунде переговоров, уже после выборов. По этой причине они постараются удерживаться от обоюдной критики в ходе предвыборной кампании. Но уже сейчас с большой долей вероятности можно говорить о том, что сделать это будет очень сложно и, скорее всего, никакого союза между ними после выборов не будет.

Союз Порошенко и Яценюка возможен только при одном раскладе: если президентская партия не получит желанных 30 и более процентов, а «Народный фронт» займет второе место с 15–20%. В этом случае для создания устойчивого большинства президент пошел бы на уступки премьеру. Но вероятность такого сценария минимальна.

И дело даже не в том, что сегодняшняя социология дает Порошенко больше 30%, а Яценюку не обещает и 10. Дело в том, что уже сейчас президент делает все, чтобы премьерская партия оказалась в парламенте на маргинесе либо вообще пролетела мимо него.

Показательной в этом плане является ситуация с губернаторами. В течение трех месяцев президент и премьер пытались договориться об общем пакете, но ни к каким договоренностям не пришли. История была та же, что и с торгами по блоку: Яценюк хотел квоту, которую Порошенко считал чрезмерной. При этом премьер не учитывал, что у президента в рукаве есть козырь, которым не раз пользовался Виктор Ющенко в борьбе с Януковичем и Тимошенко: с помощью двух букв «и. о.» Порошенко на короткое время может взять всю вертикаль власти в свои руки.

Собственно, это уже началось: назначенные весной по квотам Яценюка, Турчинова и Тимошенко губернаторы уже покидают свои места, уступая их временным назначенцам президента. Эта система власти кратко-срочна, но именно она будет действовать во время парламентских выборов. Более того, назначение и. о. является серьезным стимулом для обладателей этой приставки: если они обеспечат успех Блоку Порошенко при одновременной неудаче «Народного фронта» и «Батькивщины», приставка будет снята. Если не обеспечат — будет снят обладатель приставки.

В том, что нынешняя реформа власти направлена не только на усиление президентских позиций, но и на ослабление основных конкурентов, можно убедиться хотя бы по тому факту, что губернаторы от «Свободы» на время выборов остаются на своих местах. Потому что «Свободу» как конкурента на Банковой не рассматривают.

Результатом нынешних предвыборных маневров, скорее всего, окажется ситуация, при которой «Народный фронт» со всеми его громкими именами станет миноритарной политической силой. И после выборов Порошенко предложит им совсем не то, чего они ждут. То есть не премьерство для Яценюка и спикерство для Турчинова, а — максимум — то же самое, но с приставками «вице-». При — условно — премьере Гройсмане и спикере Луценко.

Согласятся ли «фронтовики» на такой пакет? Учитывая их амбиции, очевидно, что нет. Впрочем, предложение со стороны Банковой и делаться будет с расчетом именно на отказ Яценюка и Турчинова. В новой конфигурации парламента столь амбициозные союзники Порошенко не нужны. Его, как человека, не любящего делиться ничем (а особенно властью), устроят более уступчивые союзники. А их в Верховной Раде восьмого созыва на первом этапе существования будет достаточно.

Понимают ли эту перспективу в «Народном фронте»? По крайней мере один человек — Александр Турчинов — точно понимает. И если, несмотря на это, он все-таки пошел на создание отдельной партии вместо вхождения в президентский блок на условиях Порошенко, значит перспективу он видит.

Какую? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить политическую школу, пройденную Турчиновым. В течение полутора десятилетий он находился рядом с Тимошенко. Он не был ее учеником, в этом тандеме оба учились друг у друга. Более того, она, наверное, взяла у него даже больше, чем он у нее. Потому что стратегическая линия Тимошенко, о которой сейчас говорят в «Батькивщине», ей с ее склонностью к интуитивным шагам в принципе не свойственна.

В «Батькивщине» сейчас говорят о том, что Юля, исходя из перспектив социально-экономического коллапса, делает ставку на парламент не восьмого, а девятого созыва. Другими словами, играет в долгую. Однако эта игра вовсе не подразумевает сидение со сложенными руками в созыве восьмом.

Такой же наверняка будет и тактика «Народного фронта». Оказавшись, с высокой долей вероятности, вне власти, Яценюк и Турчинов будут обречены на создание нового союза с Тимошенко. И этот союз станет главным альтернативным центром влияния в парламенте. В его сторону будут смотреть не только фракции-сателлиты, но и условные союзники Порошенко из президентского блока. В общем, это будет альтернатива для нового «болота», держащего нос по ветру и старающегося урвать для себя что-то при каждом изменении политической погоды.

3. БУДЕТ ЛИ ПРЕДСТАВЛЕН ЮГО-ВОСТОК?

В классическом понимании — нет. Единственным идеологическим представителем юго-востока может быть Компартия, но даже ее прохождение в парламент под знаком вопроса. Причина в том, что сам электорат юго-востока в классическом понимании сейчас практически отсутствует, будучи разделенным на две приблизительно равные подгруппы.

Бывший ядерный электорат Партии регионов и коммунистов либо находится в Крыму и в границах ДНР/ЛНР, либо разочарован неспособностью старых политических сил противостоять утверждению постреволюционной власти. Эти избиратели, так же как и весной на президентских выборах, не хотят идти голосовать, потому что не верят в возможность изменить страну изнутри. Из трех идущих на выборы партий, ориентирующихся на юго-восток, только коммунисты способны взять голоса хотя бы части этих граждан, но и им нужно доказать, что они хоть на что-то способны.

Вторая часть некогда многочисленного электората ПР — пацифисты, для которых важнее всего мир. Они предпочли бы проголосовать за политические силы, отстаивающие одновременно принципы мира и юго-востока, но после краха бренда Партии регионов таких сил они не видят. Вряд ли «Сильная Украина» и «Оппозиционный блок» сумеют раскрутиться к тому времени в достаточной мере. Если в ходе предвыборной кампании две названные партии не докажут свою силу, этот электорат частично не пойдет на выборы, частично проголосует за Блок Порошенко.

Все это, повторюсь, сейчас является поводом для радости части общества, приведшей Майдан к победе. Но именно это является бомбой замедленного действия, заложенной под основы украинского государства. Значительная часть юго-восточного электората еще с февраля считает себя выброшенной из политического процесса. В случае ненахождения формулы стабильного мира и ухудшения социально-экономической ситуации к ней присоединится и пацифистская часть, что вместе составит подавляющее большинство юго-востока. В такой ситуации малейший социальный взрыв сыграет роль детонатора для бомбы, которая расколет страну надвое.

4. ЧТО УСПЕЕТ НОВЫЙ ПАРЛАМЕНТ?

Все зависит от политической воли Петра Порошенко.

На текущей неделе парламент принял закон об особом статусе Донбасса. Этот закон не устроит сам Донбасс, но Конституция, в которой были бы заложены права, предлагаемые сегодня Донбассу, могла бы навсегда примирить Харьков, Одессу и Запорожье с перспективой существования в постмайданной Украине.

Способен ли новый парламент принять такую Конституцию? Сам по себе — нет. Но у Порошенко будет как минимум полгода, когда в его полном распоряжении окажутся более 300 голосов для решения подобного вопроса. Его политическая воля в комплексе с давлением Евросоюза способны сделать невозможное возможным.

Что касается экономических реформ и борьбы с коррупцией, то здесь у нас будет все как всегда. Три десятка гражданских активистов если и не продадутся, то просто утонут в «бизнес-болоте», давно научившемся прятать под сукно любые законопроекты, способные лишить его привычных схем зарабатывания денег. И подпиши мы хоть 10 ассоциаций с Евросоюзом, Украина останется все той же Украиной, которую вслепую, но намертво слепил в 1990-х Леонид Кучма.