В Киеве проходит международный фестиваль Linoleum. Это, пожалуй, единственное масштабное событие в нашей стране, посвященное анимации. Среди работ, участвующих в конкурсной программе, есть и произведения украинских авторов. «Репортер» побывал на фестивале и выяснил, где показывают отечественные 3D-мультфильмы, чем зарабатывают анимационные студии и как миллионы гривен превращаются в секундные рисованные ролики

Фестиваль меняет прописку

Утром в понедельник в огромном зале столичной галереи «Лавра» включаются мониторы. На каждом — разное видео: от психоделической абстрактной компьютерной графики до юмористических короткометражных мультфильмов. Еще одно видео проецируется на большой экран: там свирепого вида персонаж мчится в ночи на машине, пока за кадром звучит пафосный философский текст на английском языке. В зале всего два человека. Похоже, что увидеть достижения мировой анимации киевляне не особо спешат.

— Обычно к нам больше людей приходит. Просто фестиваль длится почти месяц, а сегодня, наверное, самый ненасыщенный за всю программу день, — оправдывается девушка у входа в галерею. По происхождению Linoleum — фестиваль российский. С 2006 года он ежегодно проходил в Москве, однако в этом году решил поменять прописку на киевскую. Основатель фестиваля Михаил Царев последние годы живет в Киеве, но о том, чтобы перенести фестиваль в Украину, раньше не задумывался.

— Серьезная мысль о смене локации появилась только в феврале этого года — на меня очень повлиял Майдан. Хотя причина переезда не столько политическая, сколько эмоциональная. Я чувствую, что для Киева он станет более знаковым событием, чем для Москвы. Его здесь лучше воспринимают, им больше интересуются, — объясняет Михаил Царев.

В этом году в конкурсной программе фестиваля участвуют работы из Польши, Франции, Германии, Канады, Китая и Японии. Из новичков — Иран, Ирак, Швейцария, Колумбия, Аргентина и Новая Зеландия. Всего в конкурсной программе 125 работ. Из них 27 — от 18 украинских участников. В основном авторские короткометражки в разных жанрах. О каких-то ярких неожиданных открытиях речь не идет: до уровня советских мэтров анимации молодые украинские режиссеры явно не дотягивают.

20 лет без новых достижений

— В Советском Союзе украинская школа анимации была мощным явлением. Много отличных фильмов создавалось студиями Москвы и Киева. Но ленты «Союзмультфильма», скажем, часто страдали отсутствием уникальности, как, например, «Ну, погоди!» — крайне неудачная калька с американского «Тома и Джерри». Анимация же, которую делали на «Киевнаучфильме», была более самобытной, колоритной, — считает киевский режиссер Дмитрий Лисенбарт.

Кадр из мультфильма «Казаки», режиссер Владимир Дахно

Первый мультфильм на киевской студии был выпущен в 1960 году по мотивам сюжетов сатирического журнала «Перець». Ежегодно студия выпускала более 400 различных фильмов, значительную часть которых составляла анимация. Здесь же были созданы картины, которые принесли мировую известность украинской школе: сериал «Как козаки…» Владимира Дахно, «Приключения капитана Врунгеля» и «Остров сокровищ» Давида Черкасского, «Петрик П'яточкин» и «Капитошка» Натальи Гузеевой. К 1993 году «Киевнаучфильм» прекратил свое существование, превратившись в студию «Укранимафильм». Часть режиссеров и художников эмигрировали. Остальные пытались выживать в суровых экономических условиях 1990-х. Школа украинской анимации перешла в режим анабиоза.

— За все годы независимости практически ничего выдающегося и не было снято. Единственный крупный успех имел фильм «Шел трамвай девятый номер» Степана Коваля, который получил «Серебряного медведя» Берлинского кинофестиваля. Последнее, что привлекло внимание, — замечательный проект Александра Бубнова «Шерлок Холмс и черные человечки». А так каких-то прорывов не было, — говорит Лисенбарт.

Впрочем, как выясняется, именно на Linoleum «Укранимафильм» пытается реабилитироваться за пару десятилетий простоя. На фестивале студия представляет свой новый и первый за долгое время крупный анимационный проект.

Анимация как бизнес

— У вас какие-то персонажи на американских слишком похожи! — возмущенно кричит девушка из зрительного зала.

— Да вы просто не целевая аудитория нашего мультфильма, — парирует генеральный продюсер «Укранимафильма» Эдуард Ахрамович.

Мультипликатор представляет на фестивале сериал «Приключения Котигорошка и его друзей». Идея создать мультфильм про команду украинских суперменов, объясняет Ахрамович, родилась под влиянием «Великолепной четверки» студии Marvel и японского сериала «Наруто». Три героя, каждый из которых представляет силу какой-то стихии, под предводительством отважного Котигорошка путешествуют по миру, переживая удивительные приключения.

— Изначально это был не сериал, а очередной авторский проект с явным привкусом шароварщины. Пришлось в срочном порядке все перекраивать. Делать персонажей этакими национальными стронгменами, которыми гордятся украинские мальчики, — объясняет Ахрамович.

— И как успехи? — спрашиваю.

— Ну как… В День независимости мультфильм был показан по центральным украинским каналам. Судя по высоким рейтингам, зрителю новые герои пришлись по душе, а значит мы на правильном пути, — уверяет Ахрамович.

Кадр из мультфильма «Приключения Котигорошка и его друзей», режиссер Ярослава Руденко-Шведова

Два года назад, оказавшись в кресле директора и генерального продюсера главной государственной анимационной компании, Эдуард Ахрамович решил на ее базе делать коммерчески успешные анимационные проекты.

— Во всем мире анимация делится на авторскую и коммерческую. Авторская — это не всегда понятные массовому зрителю фильмы, которые могут участвовать в фестивалях и работать на престиж студии и страны. Коммерческая анимация — это, во-первых, полнометражные фильмы для проката в кинотеатрах. У нас есть такой фильм, который в ближайшее время будет показан в Украине. Простая и понятная сказка под названием «Бабай», к озвучиванию которой мы привлекли звезд: Остапа Ступку, Ирму Витовскую, Владимира Данилца, Владимира Моисеенко и Мирослава Кувалдина. Второй вариант — это сериалы вроде «Котигорошка», которые могут закупать и показывать телеканалы. Оба проекта имеют шансы стать коммерчески успешными, — обещает Эдуард Ахрамович.

3D в единственном экземпляре

Впрочем, владельцы частных анимационных студий не разделяют энтузиазма генерального продюсера «Укранимафильма». Говорят, проблем достаточно. Начиная с финансирования и заканчивая кадрами.

— У нас нигде не учат современным технологиям, а они уже далеко шагнули вперед со времен легендарных «Острова сокровищ» и «Врунгеля», — говорит Елена Голубева, продюсер студии «Червоний собака». — И я с чуть большим скептицизмом отношусь к скорому появлению массы полнометражных анимационных проектов украинского производства. Многие наши режиссеры — профессионалы только в рамках короткого метра. У них совершенно нет опыта работы на крупных проектах. Бюджеты полнометражных мультфильмов слишком велики, чтобы любой мог себя в них попробовать.

Студия Елены Голубевой недавно закончила работу над уникальным для Украины проектом — «Девочка с рыбьим хвостом», первым отечественным мультфильмом в формате 3D.

— Минута экранного времени нам обходилась в 93 тысячи грн — это государственные расценки, — объясняет Голубева. — Всего же мы получили от Госкино 1 млн 584 тысячи грн.

— Дорогое удовольствие, — киваю я.

— Поверьте, это не много. Например, в Европе расценки составляют от 2 тысяч евро всего за секунду фильма, — объясняет продюсер студии «Червоний собака».

Кадр из 3D-мультфильма «Девочка с рыбьим хвостом», режиссер Сергей Мельниченко

Чтобы увидеть эту картину, после очередного дня фестиваля Linoleum мне приходится долго добираться до Центра детского творчества, расположенного где-то в глубине Святошинского района. Там находится студия «Червоний собака», руководители которой параллельно ведут курсы анимации для местных детишек.

Режиссер фильма Сергей Мельниченко вручает мне стереоочки, ставит перед видеопроектором какую-то хитрую линзу и запускает видео, которое транслируется на специальном экране с серебристым покрытием.

Вместе со мной перед экраном на несколько минут застывают в детском восторге сами создатели «Девочки с рыбьим хвостом», рассматривая объемный мир фильма.

— Идею снимать стерео подкинул Олег Скрипка (в фильме он озвучивает одного из главных персонажей — мудрого волка-фило-софа). Мы решили рискнуть, — вспоминает Сергей Мельниченко. — Первые пробы стартовали еще в 2011 году. Мы только начинали осваивать технологию, и чтобы посмотреть отснятый материал, ходили в магазины техники, где продавались телевизоры с возможностью 3D-просмотра. Все это казалось тогда каким-то волшебством.

— Где зрители могут увидеть ваш мультфильм, кроме как в студии? — интересуюсь.

— Да честно говоря… Изредка его показывают на фестивалях, — вздыхает Голубева. — Вот на Linoleum демонстрировали. Правда, в формате 2D — у них не оказалось нужной аппаратуры.

Быстро и легко не получится

В программе фестиваля Linoleum одним из немногих событий, посвященных украинским фильмам, стал вечер отечественной анимации, организованный руководителем Донецкой студии «Тунгуру» Владимиром Лыковым.

Один из проектов, показанных в рамках этой программы, — ролик Departure Дмитрия Лисенбарта. Экспериментальное видео снято в непривычной для анимации манере. Его герои — неодушевленные предметы: лампочки, счетчики, хирургические инструменты. С помощью них авторы рассказали трогательную и драматичную историю об умирающем военном летчике и его возлюбленной.

— Месяц шла подготовка, потом вместе с режиссером Максимом Ксендой мы сняли все за один день. Ну и плюс нам помогала уйма людей на волонтерских началах, — объясняет Лисенбарт.

— Во сколько вам обошелся ролик? — интересуюсь.

— Примерно в $800–900, — признается режиссер.

Departure — одна из немногих художественных работ, которые Лисенбарту удалось снять за последнее время. На творческие проекты обычно не хватает времени.

— Украинский аниматор имеет только два варианта заработка: реклама или игровая индустрия, — говорит Лисенбарт.

В базе фестиваля Linoleum находится около 50 украинских анимационных студий. Это практически весь пул отечественных компаний, занимающихся такого рода деятельностью. Причем тех, которые регулярно выпускают мультфильмы, среди них единицы. Большинство же делают коммерческую компьютерную анимацию или подрабатывают рекламой.

Кадр из мультфильма Departure, режиссер Дмитрий Лисенбарт

Самый крупный заказ студии Лисенбарта — 30-секундный рекламный ролик одного из популярных брендов, производящих квас. Режиссер признается, что за эту работу ему удалось получить 180 тысяч грн. Сумма выглядит солидной, но Лисенбарт уверяет — астрономической, как для полуминутного ролика, она только кажется.

— Секунда рекламной анимации стоит около $500. Можно подумать: вот как хорошо — за секунду получили столько денег. Но в эту секунду входит разработка сценария, персонажа и стиля мультфильма, работа режиссера, раскадровка, работа аниматоров, людей, которые делают монтаж, добавляют эффекты. Если раскидать эти $500 на всех, получается не так уж и много, — объясняет режиссер.

Читая титры этих мультфильмов, замечаю, что чуть ли не половина из них снята при поддержке Государственного агентства Украины по вопросам кино. Аниматоры объясняют: активное финансирование их отрасли на государственном уровне началось в 2011 году. Деньги вроде бы выделялись по честной прозрачной схеме, но в основном Киеву. В регионы они практически не доходили.

В 2011 году государство потратило на кинематограф в общем 95,9 млн грн, часть из которых пошла на создание восьми серий 26-серийного мультипликационного сериала «Моя країна — Україна» студии «Новаторфильм». В 2012-м при общем финансировании 137,4 млн грн удалось снять 37 серий различных мультсериалов. В 2013-м киношники получили 131,9 млн грн, что позволило профинансировать 19 анимационных проектов.

С 30 сентября Госкино объявляет очередной конкурс проектов, которые будут профинансированы в 2015–2016 годах. Что касается анимации, максимальные размеры финансирования составят 10 млн грн на создание полнометражного фильма, сделанного в технологии 3D, и по 5 млн грн на полный метр 2D пластилиновой или кукольной анимации. На фильмы длительностью до 10 минут расценки следующие: 1,2 млн грн — 3D, 600 тысяч грн — классические рисованные, пластилиновые или кукольные короткометражки.

Стратегически важные мультфильмы

Пример рождения полноценной коммерческой анимации можно последние несколько лет наблюдать в России. Одним из таких фильмов стал сериал «Смешарики». После его успеха на рынке появились «Лунтик», «Фиксики», «Барбоскины». Большие инвестиции были привлечены к созданию полнометражных фильмов про Ивана Царевича, Алешу Поповича, Илью Муромца.

— Важно то, что со времен распада СССР финансирование анимации в России только наращивалось. Понимание того, насколько важна эта отрасль культуры, нам очень необходимо. Мультфильм — это показатель культуры. Нет мультфильмов — нет культуры. Нет культуры — мы получаем массу социальных проблем, которые сейчас особенно явно проявляются в стране, — утверждает донецкий аниматор Владимир Лыков.

Полезен для Украины и опыт Франции, которая под давлением англоязычного мира целенаправленно развивает моду на все французское, создавая огромное количество конкурентоспособной анимационной продукции. Правда, там развитие культуры возведено в ранг главных национальных ценностей. В Украине же, по мнению Дмитрия Лисенбарта, несмотря на пользу, которую приносит деятельность агентства по вопросам кино, в нынешнем варианте государственное финансирование — всего лишь заплатка, не решающая основной проблемы. Чтобы возродить сильную украинскую школу, необходимо развивать анимацию комплексно. Начиная с создания элементарных образовательных мультиков для самых маленьких и учебных фильмов для школьников, заканчивая формированием крупного госзаказа на качественные развлекательные фильмы, утверждающие национальные идеи.

— У нас не работает система воспитания аниматоров. Да, есть в институте Карпенко-Карого мастерская очень талантливого Евгения Сивоконя. Но это не работает, потому что выпускникам некуда дальше идти. Надо создавать новые платформы, где аниматоры смогут работать после того, как получат образование, — говорит Лыков.

Рассчитывать на внедрение такой глобальной государственной программы в ближайшие годы не приходится. Тем не менее важность развития национальной культуры для нормальной работы информационной и идеологической составляющих жизни страны становится все более очевидной. Что же касается анимации, утверждает Владимир Лыков, для ее развития каждый может принести минимальную пользу хотя бы тем, что будет помнить о существовании такого вида искусства и проявлять интерес к новым проектам, которые хоть и редко, но все же появляются в Украине. Когда чувствуешь себя хоть немного востребованным, говорит режиссер, намного легче сеять разумное, доброе, вечное, создавая фильмы для детей и взрослых.