Трехсторонние переговоры по газу, прошедшие в Берлине 26 сентября, пока не дали результатов в виде подписанных контрактов, но снизили градус напряжения накануне начала отопительного сезона. Похоже, ЕС готов оплатить часть долгов Украины за газ, гарантировав тем самым, что транзит не будет остановлен. Москва на такой вариант согласна, но желает сохранить ценовые механизмы давления на Киев

Возможность прекращения транзита газа сродни присутствию российской регулярной армии на восточной границе Украины. Остановка транзита способна произвести эффект разорвавшейся бомбы. К чертям полетит российский бюджет, зависимый от газовых доходов. Европа же, на 30% зависимая от поставок российского топлива, столкнется с настоящим энергетическим кризисом, противостоять которому она пока не готова.

На этой пронзительной ноте небезуспешно играет Украина. Киеву, по сути, нечего терять. Газ страна и так не получает с середины июня. Равно как и платы за транзит — эти услуги оплачены авансом еще при Викторе Януковиче. Да и сам транзит при нынешних объемах перестал быть выгодным бизнесом: затраты на работу ГТС уже сопоставимы с платой, которую получает «Укртранс-газ» за услуги транспортировки. Принципиальный вопрос для нашей страны заключается даже не в том, как пережить эту зиму, а в том, возможна ли жизнь без российского газа в долгосрочной перспективе.

Водяное перемирие

Вероятность того, что транзит газа будет прекращен, в «Нафтогазе» накануне берлинского рандеву оценивали в 70%. Столь низкие шансы провести нынешнюю зиму без эксцессов Брюсселю явно не по вкусу. А потому ЕС решил не просто выступить посредником в переговорах между Москвой и Киевом, но и взял на себя часть обязательств в рамках будущих договоренностей.

Временная схема выглядит следующим образом. «Газпром» соглашается продать «Нафтогазу» от 5 до 12 млрд кубометров газа по цене $385 за тысячу м³. Условие Москвы — погасить часть долгов за уже поставленный газ. Для этого задолженность в $5,2 млрд (по версии «Газпрома») поделили на две составляющие: очевидную ($3,1 млрд) и спорную ($2,1 млрд). Выплата первой суммы должна быть произведена Киевом до конца текущего года (гарантом оплаты, по предложению российской стороны, может выступить Всемирный банк), а судьбу спорной задолженности должен будет решить Стокгольмский арбитраж — как ожидается, не раньше, чем через год.

Главная проблема нынешних переговоров — тотальное недоверие их участников друг другу. Так, Украина может обещать погасить долги только с оглядкой на МВФ или Всемирный банк — своих денег для этого просто нет. В свою очередь Киев не доверяет Москве, которая говорит, что цена $385 за тысячу м³ получена не иначе как путем предоставления стодолларовой скидки к контрактной цене $485. В свою очередь сама эта скидка привязана к экспортной пошлине, временная отмена которой целиком и полностью зависит от решения правительства РФ. А ведь именно такой нерыночный механизм формирования цены сейчас оспаривает «Нафтогаз» в Стокгольме.

Согласившись на такой вариант ценообразования по временной схеме, госкомпания опасается ухудшения своих позиций в ходе судебного разбирательства. С другой стороны, дав добро на любую другую схему расчета цены, «Газпром» рискует подорвать легитимность действующего газового контракта.

Аргументов больше нет

И все же компромиссу, судя по всему, быть. Стороны фактически исчерпали все имеющиеся в наличии аргументы. Украина успела закачать значительные объемы газа в подземные хранилища еще до того, как поставки из России были остановлены. Плюс не до конца исчерпаны возможности реверса: Венгрия прокачку газа уже прекратила, но Польша и Словакия все еще качают. Сейчас в ПХГ находится немногим более 16 млрд кубометров газа, тогда как минимально необходимый объем — 20 млрд кубов. Вроде бы дефицит небольшой, но в случае затяжных холодов недостача может сыграть с транзитом злую шутку. Тем более что озвученная цифра запасов имеет отношение к стандартной модели функционирования газового рынка в Украине, а никак не к «военному положению», в котором сейчас находится страна.

Набор аргументов у «Газпрома» тоже радикально сузился. Поставки газа Украине уже прекращены, методично снижаются объемы продажи топлива тем странам, которые перепродают газ «Нафтогазу». Следующие возможные шаги — незаконный отбор газа из трубы и возможная остановка транзита — похоже, не радуют никого из участников процесса.

Обеспечение Украины минимально необходимым объемом газа — в интересах России. На газовых переговорах незримо присутствует «крымская повестка». В украинском Минэнерго дали понять: в случае нехватки топлива в первую очередь будет отключен Крым. Таким образом, с наступлением холодов автономная республика может оказаться не только отрезанной от внешнего мира (из-за штормов будет закрыта Керченская переправа), но и остаться без света и тепла. Отключение Крыма может спровоцировать новую эскалацию конфликта на востоке вплоть до введения российских регулярных войск для прокладки сухопутного маршрута на полу-остров. А это означает новые санкции с плохо прогнозируемыми последствиями для всех соперничающих сторон.

Что касается денег, то ни возможная разблокировка проекта «Южный поток», ни разрешение на использование «Газпромом» ветки «Северного потока» OPAL не позволит моментально компенсировать выпадающие объемы транзита через Украину. Заменить же Европу в качестве главного потребителя российского газа тоже пока некем. На прошлой неделе в «Газпроме» признали, что труба «Сила Сибири», по которой российский газ пойдет в Китай, заработает не раньше 2020 года, а не в 2018-м, как предполагалось ранее.

За зимой весна

Украина худо-бедно переживет грядущую зиму. Отопительный сезон сократят на месяц, промышленность и население получат жесткие лимиты потребления, а стоимость газа для граждан многократно вырастет. Вместе с тем газовая проблема не ограничивается зимой: запасов газа на следующий год в стране нет. Альтернативы поставкам из России тоже нет. Все проекты диверсификации, как то: строительство терминала по приему сжиженного газа на черноморском побережье, глубокое бурение на северо-востоке Украины силами западных энергокомпаний — сегодня не актуальны. А значит, уже в марте, которым, как предполагается, ограничится временная схема поставок газа в Украину, станет вопрос о том, как будет работать экономика в условиях отсутствия газа. В этом случае речь может пойти уже не о лимитах, а о полном отключении промышленности. Что чревато экономическим коллапсом больших масштабов, нежели тот, который принесла война в Донбассе.

Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Именно поэтому газовые переговоры, которые продолжатся в ближайшие дни, идут столь непросто. Основа для временного компромисса может служить отправной точкой для достижения долгосрочной договоренности.

Каковы бы ни были геополитические расклады, похоже, все стороны заинтересованы в том, чтобы газовая проблема оставалась за скобками.