Миссия Организации по безопасности и сотрудничеству продлится в Украине еще как минимум полгода. Работается в нашей стране иностранным наблюдателям непросто. На днях миссия заявила о сокращении числа патрулей из-за угрозы жизни сотрудников ОБСЕ. Частично людей заменят машины: в Украину из Австрии уже прибыли два из четырех беспилотников, которые должны сделать наблюдение более эффективным и безопасным

1. Каков ваш прогноз в отношении того, как быстро миссии ОБСЕ удастся выполнить задачу по делимитации границ буферной зоны, разделяющей стороны противостояния в Донбассе?

Делимитация не является нашей прямой обязанностью. Мы работаем как наблюдатели на этой территории, фиксируем данные о соблюдении режима прекращения огня. В процесс определения границ «линии контакта» и буферной зоны мы непосредственно не вовлечены.

2. Каков механизм проведения демилитаризации?

Об этом лучше спросить у украинской стороны. Механизм пока неизвестен, но есть Минские договоренности, где зафиксированы принципы и условия прекращения огня. В частности, речь идет об отводе тяжелой военной техники от линии противостояния. И мы все еще надеемся, что принципы этих соглашений станут базисом для соблюдения перемирия.

3. Обе стороны конфликта — Украина и самопровозглашенные республики ДНР и ЛНР — заявляют о нарушении перемирия. Какова ситуация по версии ОБСЕ?

Мы докладывали на днях о существенном ухудшении ситуации. Это ухудшение подтверждено, в частности, тяжелыми бомбардировками окрестностей Мариуполя. Зафиксировано множество фактов обстрелов и взрывов в Донецкой и Луганской областях.

4. ОБСЕ заявила, что вынуждена сократить число патрулей из-за обстрелов. Будут ли заниматься охраной сотрудников миссии вооруженные французский и немецкий спецназы?

Вам лучше спросить об этом компетентные немецкие и французские службы. Действительно, мы сократили число патрулей из соображений обеспечения безопасности наших сотрудников. Но наше присутствие в регионе продолжается. Сейчас в Донецкой и Луганской областях, в Мариуполе число наших наблюдателей достигает 200 человек.

5. Наблюдатели ОБСЕ безоружны. Могут ли они эффективно и без риска для жизни выполнять свою работу в районе боевых действий?

Мы остаемся невооруженной гражданской миссией. Я не знаю деталей предложения немецкой и французской сторон, но наблюдатели ОБСЕ в любом случае останутся безоружными. Это одно из главных условий работы нашей миссии.

6. Можно ли добиться перемирия в условиях, когда у боевиков в Донбассе нет единого центра принятия решений, а различные группировки противостоят не только украинским военным, но и друг другу?

Я не могу спекулировать на этой теме. Все, что мы делаем, — это передаем информацию о том, что видим своими глазами.

7. Губернатор Луганской области Геннадий Москаль недавно обвинил ОБСЕ в самоустранении от наблюдения за ситуацией в этом регионе. Справедливы ли эти обвинения?

Я не слышал этого заявления и не могу его комментировать. Все, что могу сказать: мы никогда не уходили, наша миссия продолжается.