Ушедший в отставку с поста министра обороны Валерий Гелетей занимал эту должность всего три месяца. Его предшественники Игорь Тенюх и Михаил Коваль продержались 26 дней и 3,5 месяца соответственно. Какие ошибки прежних министров должен учесть новый глава МО Степан Полторак?

1. Как вы считаете, почему Валерий Гелетей продержался на посту так недолго?

Петр Порошенко до этого главным путем выхода из ситуации видел политикодипломатический метод, но сейчас он понял, что без военного потенциала, без трансформации и укрепления сил обороны будет невозможно завершить войну. Принцип, основанный на личных связях, по которому президент назначает на должности людей, лежит в подсознании самого главнокомандующего. Но отставка Гелетея говорит о том, что он фактически признал свою ошибку.

2. Сам Гелетей считает причиной регулярные информационные атаки против него.

Было много статей в СМИ, где прямо звучали сомнения в его способностях как министра обороны. Здесь могли сыграть роль заявления и офицеров, которые были участниками боевых действий, и политиков разных уровней.

3. Формирования, задействованные в зоне АТО, фактически подчиняются двум министерствам — обороны и внутренних дел. Насколько это мешает выполнять боевые задачи?

Руководство военными действиями не было отлажено с самого начала. Конечно, у человека, который до этого служил в милицейском ведомстве, априори не может быть достаточно опыта для того, чтобы перестроить ведомство военное. Впрочем, не только это является узким местом, но и сама политическая ситуация. Верховный главнокомандующий решил называть происходящее не войной, а антитеррористической операцией. В силу этого юридически ответственность за АТО несет Антитеррористический центр. Соответственно, возник ряд проблем, связанных с двойным или даже тройным начальствованием.

Де-юре командует операцией первый заместитель главы СБУ, а де-факто — начальник Генштаба. Если бы был режим военного времени, то все военизированные формирования подчинялись бы военному командованию и никто из руководителей силовых ведомств не мог бы осуществлять руководство в ходе военной операции. Этот вопрос до начала перемирия так и оставался проблемой.

4. Был ли в компетенции министра обороны вопрос о введении военного положения?

Гелетей не имел достаточного политического веса, чтобы реализовать задачи, которые выходят за рамки компетенции министра обороны. И, в конце концов, как у человека инородного в военном ведомстве, у него не было команды, которая поддерживала бы его.

5. Какие ошибки допустил Гелетей?

Я склонен говорить о большой системной ошибке, а не о частных ошибках личности, так как комментировать частные ошибки или заслуги на фоне глобального нелогично. Но о личностных качествах могу сказать, что он человек смелый, способен на риск и предан президенту, готов был ввязаться в любого рода ситуацию, связанную с защитой интересов главы государства.

6. Тем не менее экс-министр говорит, что он справился с поставленными задачами, ведь российские войска выводятся с территории страны.

Войска отводятся от границы Украины. И это успехи самого Порошенко на внешнеполитической арене. А также стойкость и мужество всех без исключения подразделений, которые участвовали в АТО.

7. На что нужно в первую очередь обратить внимание новому министру Степану Полтораку?

Ему следует добиться, чтобы военное командование было отдано ему. Кроме того, Полтораку нужно сформировать качественные резервы и начать оперировать развернутыми бригадами, а не мобильными батальонами. То есть нужно либо создать из батальонов новые бригады, но тогда у них должна быть отлажена своя логистика, либо ввести батальоны в состав существующих бригад и переподчинить их. Еще один очень важный момент, который не был реализован, — это введение мотивационного пакета для поддержания военнослужащих.

Речь идет не только об адекватном материальном содержании. У государства нет финансов, зато есть административный ресурс. Это реализация жилищной, образовательной программ, медицинское страхование, выплата компенсаций за ранения и т. д. Нужно также окончательно решить вопрос о статусе участника боевых действий. Хотя ряд вопросов выходит за рамки компетенции министра обороны и находится в компетенции правительства.

Поход срочников к Администрации президента — пример того, как военные чиновники рассчитываются за недоработку всего правительства. Не думаю, что это провокация, но, конечно, это свидетельствует о негативных тенденциях, связанных с управлением войсками.